Новости дня

18 октября, среда








































17 октября, вторник



Скандал из-за книги Maus: война со свастикой или с историей?


Книжные магазины Москвы прячут с полок вышедший около года назад на русском языке графический роман о Холокосте «Маус».

[:same:]

Накануне Дня Победы — вернее, даже очень-очень загодя — сперва энтузиасты отправились проверять магазины на предмет игрушечных солдатиков в форме СС, а затем уже и полиция получает указание: очистить магазины от товаров с вражеской атрибутикой! И вот книжные магазины, как стало известно накануне, убирают с полок остроумнейший комикс Арта Шпигельмана «Маус», потому что это книга о Холокосте и на её обложке свастика. Нельзя.

Согласно действующему в РФ законодательству, любая демонстрация свастики — неважно в каких целях, в каком контексте, в каких условиях — приравнивается к пропаганде нацизма. Характерно, что противоречие между двумя законами, создающее такие условия, несколько недель назад обнаружили не госструктуры, а журналисты. Госструктуры как раз прозевали то, что одну из законодательных норм депутаты в рамках борьбы с переписыванием истории исправили, а другую — забыли.

[:rsame:]

У меня не то чтобы богатая библиотека о Второй мировой, но несколько книг по теме есть. Например, «Взлёт и падение Третьего рейха» Уильяма Ширера — классика из классик по этой теме. Там на обложке тоже свастики, и немало — фото, кажется, с партийного съезда в Нюрнберге. С точки зрения нового закона тоже надо запретить (теперь обязательно оберну газетой, чтобы ненароком не распропагандировать гостей).

Книга «Маус», получившая в своё время Пулитцеровскую премию, виновата только тем, что на обложке имеет свастику — с башкой кота-Гитлера на пересечении лучей. В этом романе-комиксе, если кто ещё не знает, история Холокоста рассказана от лица одного из выживших евреев и евреи изображены в виде мышей, немцы — кошек, американцы — собак, поляки — свиней, шведы — лосей и так далее.

Приступы законодательного морализма в последнее время участились настолько, что, порой кажется, недалека терминальная стадия. Только что бы стало такой терминальной стадией? Ситуация, когда уже запрещено совсем всё? Быть может. По крайней мере, побочным эффектом борьбы с «реабилитацией нацизма» вполне может стать ситуация, когда под запретом окажутся книги, фильмы и прочие материалы об истории Второй мировой и особенно истории нацистской Германии. Скажете, такого не будет? А вот уже есть.

Комментируя пропажу книги с прилавков, из Кремля поутру одёрнули перетрусивших и перебдевших: попросили не доводить борьбу с нацистской пропагандой до абсурда. Но строго говоря, одёргивать они могут кого и сколько угодно — всё равно закон есть закон. А потому проверяющие и «наезжающие» — в своём праве, а перестраховавшиеся магазины — в своём бесправии.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания