Новости дня

11 декабря, понедельник










































10 декабря, воскресенье



Мемориал Немцова и мост Дадаева: чем грозит война памятников


«Мост Немцова» — неофициальное название среди сторонников убитого политика. Пришло ли время его закрепить официально? // Russian Look

Убийство Немцова — ужасное событие, в глумлении над мемориалом в его память ничего хорошего — и два минуса не дают плюс.

Начать стоит, наверное, с пары вещей, о которых лучше было бы промолчать — но я не стану. Во-первых, мне кажется, всем было очевидно, что стихийный мемориал на Большом Москворецком мосту, напротив Кремля, в память об убитом на этом месте Борисе Немцове долго не продержится.

[:rsame:]

Это не значит, что я поддерживаю действия погромщиков из компании Гоши Тарасевича (подравшихся, кстати, 4 апреля на том самом мосту со сторонниками Немцова), — его легкосплавная демагогия мне так же отвратительна, как и многим другим. И это не значит, что я против мемориала в принципе. Будь моя воля, я бы просто распорядился залить имеющиеся цветы, а также портреты, свечи и плакаты каким-нибудь сберегающим реагентом, эдак слегка забальзамировать, — а затем покрыть каким-нибудь современным тонким полимером, защищающим от солнца, дождя, ветра и разложения на воздухе. Такая гора цветов и флагов под прозрачной плёнкой была бы сама по себе мемориалом, ярким и правдивым. И была бы скорее арт-объектом, нежели дежурным бронзовым памятником. Ведь до памятника, бог даст, дело ещё дойдёт — ну а коль скоро история рассудила бы иначе, этот арт-объект нетрудно было бы убрать.

Но то — моя воля. Это компромиссное решение, а когда вы последний раз видели, чтобы власть шла на компромисс там, где можно этого не делать и где формальная правда — на её стороне? Здесь формальная правда — в формулировке «не положено». Вопрос состояния моста рано или поздно наверняка подняли бы власти. Причём официально, а не тишком-нышком, как успели заподозрить, и наверняка по меньшей мере на 49% не потому что Немцов, а потому что гора цветов на мосту — непорядок. Дело даже не в «открыточном» виде — если б он кого-то волновал, мемориал бы разметали по крайней мере до «крымского» митинга.

А во-вторых, по той же причине я не верю, что в данный момент удастся добиться установки памятника или, тем паче, переименования моста в память о Немцове. Собственно, в активности сторонников Немцова сторонников вокруг всего, что связано со стихийным мемориалом, мне видится именно стремление конвертировать шок от убийства оппозиционера в какое-то зримое напоминание об этих событиях. Конвертировать как можно скорее — потому, что формальная правда опять-таки не на их стороне.

[:same:]

Потому что в шоке находилось и находится довольно много людей — и всё-таки заведомое меньшинство. Согласно многочисленным опросам, большинству на произошедшее плевать. Большинство знает Немцова только как фигуру из прошлого, давно неопасную и разоблачённую президентом, «поураганившую» в девяностых. Ещё кто знает, ехидствует над нынешней ролью Немцова — «депутат Ярославской областной думы»; знают не все. В таких условиях никакого общественного согласия по вопросу об увековечении памяти убитого ждать не приходится. Увы, не приходится.

Здесь нужно сделать ещё одну оговорку. Когда в Москве в 2008 году переименовали Большую Коммунистическую улицу в улицу Александра Солженицына, закон запрещал давать чьё бы то ни было имя географическим объектам в столице раньше чем через десять лет после смерти героя. Тогда пришлось в качестве особого обстоятельства, позволяющего обойти эту «проверку временем», вносить в закон волю Президента России. Однако за несколько лет до того ничто не помешало переименовать улицу в Южном Бутове в улицу Ахмата Кадырова.

Чтобы утверждать, что такое переименование в 2004 году — решение по крайней мере столь же противоречивое, если не более, сколь переименование Большого Москворецкого моста в мост Немцова в 2015 году, нужно быть... наверное, нужно быть членом партии «Единая Россия». Но это исключение, кстати, только подтверждает правило: в 2011 году некие умники попытались «переименовать», поместив соответствующие наклейки на табличках, улицу Кадырова — в улицу Гвардии полковника Буданова.

[:rsame:]

У гош тарасевичей, напомним, ушло 25 дней на то, чтобы добраться до мемориала Немцову на мосту. Как думаете, через сколько дней некие доброхоты «переименуют» мост Немцова, буде таковой появится в центре Москвы, например, в мост Героя России Заура Дадаева? Я сомневаюсь, что это то, чего хотели бы сторонники Немцова. Им хватает и нынешних «расхитителей гробниц». Но увы, похоже, в обозримой перспективе память о Борисе Немцове будет заключаться вот в этом: одни несут цветы (и, как повелось в последние дни, едва ли не несут около них вахту) — другие их топчут. Любой более основательный мемориал не будет ни плодом общественного мира и консенсуса, ни тем более его источником.

Возвращаясь к разговору о переименованиях — Москва странный город, на карте которого проспект Академика Сахарова соседствует с проспектом Андропова. Но едва ли появление памятника Борису Немцову в километре от места, где всё время норовят восстановить памятник Феликсу Дзержинскому, изменит хоть что-то. Общество, которое не понимает, что убивать политических оппонентов недопустимо и в котором политическое убийство «не вызывает никаких чувств», бессмысленно пытаться перевоспитать условно-принудительной установкой памятников.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания