Новости дня

14 декабря, четверг













































Почему правду о бойне Гюмри могли показать, но не показали

Собеседник №3-2015

После трагедии в Гюмри // ТАСС

«Собеседник» узнал детали съемок скандального выпуска «Пусть говорят» о бойне в Гюмри, отменного Андреем Малаховым.

[:rsame:]

Своей жестокостью резня в Гюмри, устроенная предположительно российским солдатом-срочником Валерием Пермяковым, может сравниться разве что с Кущёвкой. Однако наше ТВ упорно делало вид, что переживать сейчас стоит только за Донбасс.

«Первый канал» молчал 5 дней!»

– На второй день после того, как в Гюмри убили всю семью Аветисян (еще 12 января), сообщения об этом прошли на RT, НТВ, каналах «Мир» и «Россия 24», – говорит Давид Джулакян. Он родился в Гюмри, учится сейчас в Москве. И внимательно следит, кто, что и как рассказывает о потрясшем Армению зверском убийстве. – Но я считаю, что лицо российских СМИ – это «Первый канал». А он 5 дней молчал! И только 17 января, когда Путин выразил соболезнования, показал первые сюжеты.

На общую молчанку, которая не могла не обидеть армян, наложилось другое «совпадение». 13 января, на следующий день после убийства семи человек, в эфир вышел выпуск «Пусть говорят» о драке с участием армян в Краснодарском крае. «Армяне, позор! Стыдно!» – неистовствовала московская студия в то время, как Армения пребывала в настоящем трауре.

Посмотреть на себя со стороны заставило Андрея Малахова открытое письмо простой жительницы Гюмри, размещенное в соцсетях. Поняв, что оплошал, ведущий вместе со съемочной группой отправился во второй по численности населения город Армении. Извинился перед жителями, встретился с мэром, сходил на кладбище, навестил в больнице еще живого 6-месячного Сережу Аветисяна. И пригласил всех заинтересованных поехать за счет «Первого канала» в Москву и принять участие в записи выпуска, посвященного спасению ребенка.

После трагедии в Гюмри / ТАСС

…Здесь надо сказать: чем бы ни закончилась эта история со съемками, Малахов показал, что он человек. «Люди, которых обсуждают, и события, о которых говорят» – примерно так позиционируют себя все наши вечерние ток-шоу. Но придерживался этого правила в данном случае один Андрей. Он хотя бы попытался (несмотря на то, что это было «невыгодно» России) заметить беду, которая задела всех за живое. Корчевников в это время зачем-то допрашивал в студии профессиональную нищенку, а Закошанский разглядывал с экспертами «девочку-осьминога».

«Смывайте грим, программы не будет»

Малахов действительно собирался снять «Пусть говорят» о трагедии в Гюмри. Все было готово: массовка, студия, гости – депутаты, адвокаты, знаменитости (родившаяся в Гюмри, по-старому Ленинакане, Светлана Светличная, Маргарита Симоньян, Тигран Кеосаян)...

– Программа называлась «Спасем Сережу!» – продолжает Давид Джулакян, замеченный Малаховым благодаря множественным комментариям трагедии в соцсетях. – В первой части должны были рассказывать про само убийство и показать репортаж Малахова из Гюмри. Потом собирались дать слово адвокату, которая была назначена защищать Пермякова, но отказалась. И в конце Малахов хотел дать реквизиты счета, чтобы собрать деньги для лечения Сережи.

/

– Мы сидели уже загримированные, как вдруг вошел Малахов и сказал, что Сережа только что умер, поэтому смысла снимать передачу нет, – рассказывает член Палаты адвокатов Армении Александр Сирунян. – Но я, честно говоря, в это объяснение не верю. Скорее всего Малахов сначала поддался эмоциям и решил сделать передачу о трагедии, а потом понял то, о чем я говорил изначально. Эту программу вообще не надо было затевать. Потому что, как я могу судить по настрою гостей, она получилась бы антироссийская. А это никому не надо – ни нам, армянам, ни тем более «Первому каналу». Получилось бы, что мы все сидим, обсуждаем и осуждаем содеянное, как мы подозреваем, российским солдатом. Диалога бы не получилось. В этой ситуации у нас просто не могло быть оппонентов.

В Армении, говорят наши собеседники, которым так и не дали слова на «Первом канале», убийство семьи Аветисян стало национальной трагедией.

– Армяне боялись, что убийце все сойдет с рук, – объясняет Джулакян. – Это же не первый случай с участием российских военных. В 1999 году двое солдат покинули воинскую часть и убили двух человек, еще 14 были ранены. Виновные отсидели у нас два года, а потом их отправили в Россию. И мы не знаем их дальнейшую судьбу... 2 года назад солдаты оставили на полигоне мины. Ограждения никакого не было, и двое детей, захотевших там играть, погибли. Никого за это не наказали. То, что в части бардак и надо в ней наводить порядок – это однозначно... Я не скажу, что после случившегося у жителей Армении пропало доверие к российским военным. Но людям нужны гарантии, что подобная трагедия больше не повторится. Необходимы какие-то шаги, чтобы армяне не думали, что Россия против них.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания