Новости дня

22 февраля, четверг





















21 февраля, среда
























Интервью Медведева: что ждали от лидера и о чём он промолчал


Телевизионная беседа премьер-министра РФ Дмитрия Медведева с журналистами 10 декабря едва ли могла кого-то разочаровать.

Всё время, сколько существует в России «правящий тандем» Владимира Путина и Дмитрия Медведева, было понятно, что эти два лидера обращаются к разной аудитории. Вернее, к разным частям одной аудитории, которая, будучи взята в целом, так или иначе поддерживает власть. Одну из этих частей вдохновляли духовные скрепы и особый путь (а в перспективе — ежовые рукавицы и образ советского прошлого), другую — то, что свобода лучше, чем несвобода. Но и те, и другие хотели гордиться и наслаждаться жизнью в России и верили при этом, что власти ведут страну в правильном направлении.

Так вот, нельзя сказать, чтобы сегодня Медведеву было не к кому обратиться. Возможно, это кого-то удивит, но даже приверженность в силу тех или иных причин идеологии вставания России и с колен и лозунгу «Крым наш!» необязательно означает отвержение западного пути развития страны. Вера в зверства украинских карателей, моральное разложение Европы и мировой заговор против России вполне может сочетаться с признанием необходимости экономической конкуренции, свободы слова и верховенства права внутри страны.

[:same:]

Но обладателю головы, в которой это уживается, гораздо труднее не смутиться в новых условиях, когда декларируемое всеобщее единство мнений почему-то выливается в смертельную схватку с инакомыслящими (их ведь должно быть пренебрежимо малое число, а между тем вой о «пятой колонне» подняли такой, как будто силы по меньшей мере равны), падение экономики становится лишним поводом для её огосударствления.

В том числе поэтому от путинского послания Федеральному Собранию многие ждали поворота по крайней мере в экономической политике. В прессе было много утечек, но в итоге не было сказано ничего из ожидавшегося. После этого логично было с надеждой обратить взоры на встречу Дмитрия Медведева с журналистами российских телеканалов. Примерно как в детстве: мама не разрешает, пойдём попросим у папы. Папа либерал, авось разрешит, а потом пускай они сами разбираются.

«Папа в доме, конечно, главный, если мамы, конечно, нет», — пелось в детской песне. Показательнее всего компания, в которой собрались участники сегодняшней беседы. Если с журналистами официозных телеканалов всё более-менее ясно, то Марианна Максимовская, напомним, уже полгода является «закадровым» руководителем на телеканале РЕН, на котором после закрытия её программы «Неделя» остались в основном новости о Диме Билане, который оказался пришельцем.

Главный же редактор телеканала «Дождь» Михаил Зыгарь, вероятно, рад был оказаться в полноценной телевизионной студии. Ибо «Дождь» с недавних пор ведёт вещание из квартир сотрудников. Застигнутый в момент условно-принудительного переезда с «Красного Октября» — в никуда (планируемое новое пристанище оказалось не по карману в свете роста курса доллара), телеканал, который и без того не может передохнуть от гонений почти год, на какое-то время остался даже без временной студии.

[:rsame:]

Чем отличается история Дмитрия Медведева — премьер-министра Российской Федерации, номинально второго человека в стране — от этих двух историй? Наверное, тем, что и Марианна Максимовская, и Михаил Зыгарь на своих местах и в своём нынешнем положении всё же продолжают что-то делать, а каково место Дмитрия Медведева в иерархии принятия решений в военное время, стало очевидно ещё в августе 2008-го во время войны с Грузией.

Сейчас ситуация ещё более напряжённая, а потому Дмитрию Медведеву остаётся только, например, констатировать, что Россия «подсела на нефтяную иглу» и что «в целом это не очень хорошо». Продолжая метафору — наркоман заметил, что «подсел», когда начал грабить больницы на предмет героина. Или — денег на дозу (смотри «реформа здравоохранения»). «Россия — это Европа, я всегда так говорил, тут даже добавить нечего», — говорит Дмитрий Анатольевич, и он опять и во всём безусловно прав. В своё время можно было даже попробовать что-нибудь в этом европейском направлении сделать. Теперь же об этом, пожалуй, нечего даже сказать.

 

 

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания