Новости дня

14 декабря, четверг



13 декабря, среда






























12 декабря, вторник












Александр Проханов: Чтобы расплатиться с Макаревичем за суд, продаю кота


Russian Look

В противостоянии Александр Проханов — Андрей Макаревич пока первую крупную победу одержал лидер «Машины времени». Суд обязал главреда газеты «Завтра» выплатить певцу 500 тысяч рублей из своего кармана за публикацию в газете «Известия». Пока суд да дело, «Собеседник» послушал позицию проигравшего Александра Проханова.

— Александр, вы собираетесь обжаловать приговор. Чего хотите добиться — чтобы отменили решение суда совсем или снизили сумму выплаты?

— [Чтобы] отменили решение. Буду подавать апелляционную жалобу через две недели. Я считаю, если и было, то только незначительно искажение фактов, но никак не предмет судебного разбирательства на пол-«лимона».

[:same:]

— Откуда вы вообще узнали об этом концерте — из Интернета или вам кто-то позвонил?

— Я узнал об этом, когда об этом заговорил весь мир, об этом писали все сайты. Видел ролики с рукоплещущими мужчинами, выкрикивающими лозунги. Я узнал об этом из СМИ, причем одним из последних.

— И в этих сообщениях говорилось, что дело было в Славянске?

— Там было написано, что он приехал в Донбасс на территорию, занятую украинскими военными. Как мог Макаревич один приехать на военную территорию? Логично, что ему выделили охрану, СБУ [Служба безопасности Украины] дала ему пропуск.

— Вы как журналист не стали проверять информацию?

— Я ведь не журналист, я поэт, мечтатель, философ.

[:rsame:]

— Однако вы главный редактор газеты «Завтра».

— Ну и что? Главный редактор не обязан проверять свои высказывания.

— Почему вы написали эту статью для газеты «Известия», а не для своей?

— Я сотрудничаю с корпорацией «Известия», с их службой новостей, это моя среда. Никто не просил меня это писать: это был зов сердца, глубокий зов сердца. Я проснулся в ночи, и сердце мне сказало: «Пиши!» В мою газету это бы не подошло — не тот формат. Кроме того, я потом сразу уехал в Донбасс к ополченцам, которых противоположная сторона называет террористами, против которых ведется АТО. Я был в окопах с людьми, которые там замерзали.

— В какие города поехали вы?

— Был и в Донецке, и в Горловке, и в Макеевке, и в Луганске, и во многих других городах.

— В Славянске и Святогорске не были?

— Это территория, которая контролируется моими лютыми врагами.

[:same:]

— А перед тем, как писать материл, не пришло в голову позвонить Макаревичу и попросить у него комментарий?

— Нет — ни Макаревичу, ни Яценюку, ни Порошенко, ни командирам батальона «Дон». Я просто видел, как люди, близкие к Макаревичу, шли по Москве маршем и кричали: «Бендера придет, порядок придет!» Вот они и пришли, навели порядок, и суд вынес решение в пользу бендеровцев.

— То есть когда вы писали статью, вы были в уверенности, что дело было в Славянске?

— Да наплевать мне, где конкретно это было! Это одна оккупированная территория. Все это театр фашистских актеров, будь то Краснодон или Харьков.

— Вас ведь самого не было на том концерте?

— Как же не было! Я ведь служу в вооруженных силах Украины и являюсь командиром карательного батальона «Дон». Я карательных дел мастер, поэтому я привел туда Макаревича, мы рукоплескали ему, потом я повел его по всем заведениям, по всем камерам, по всем зарытым могилам. Конечно, я был там. Макаревич после концерта подарил мне саксофон, наполненный стрелянными гильзами.

— Вы верите Макаревичу, что всё было не так, как вы пишете? Вы считаете, что он в принципе не мог выступать ни перед какими мирными жителями, потому что это происходило не на территории, контролируемой руководством непризнанных республик?

— Именно так. Тот факт, что он выступал на оккупированной территории — это знак солидарности с оккупантами.

— И всё же, не жалеете, что не проверили факты?

— Вот сейчас разговариваю с вами по телефону, а сам стою босиком и посыпаю голову пеплом — какой я дурак, что унизил Макаревича. Готов пасть на колени и просить прощения. Он летит в Москву, говорите? Буду встречать у трапа самолета в разодранной на груди рубахе и петь: «Макаревич, прости меня»!

— Нет у вас чувства неловкости перед газетой «Известия» за то, что вы их в какой-то мере подставили?

— Нет, это аналитическая газета, они знают, что публикуют. Это солидное издание.

[:rsame:]

— Не говорил вам редактор: «Проханов, мы тебе доверяли, а ты нас так подставил!»?

— Да, пришли ко мне в редакцию и именно так говорят. Дело вот в чем. «Известия» тоже выступали ответчиком. Но потом кидали в меня помидорами.

— 500 тысяч должны выплатить вы лично или «Известия» вам помогут?

— Сейчас как раз распродаю свое имущество, кота своего продаю.

— Не боитесь, что в результате обжалования будет хуже? Или хуже быть не может?

— Может быть и хуже, но я не боюсь, я бесстрашный человек.

— Про Макаревича еще будете писать?

— Уже пишу, статья так и называется — «Макаревич. Макаревич».

— Коллеги поддерживают вас или отвернулись?

— Первым меня поддержал Познер. Он сам позвонил и предложил помочь деньгами, потом позвонил Барщевский — тоже мой старинный друг и обожатель моей газеты, предложил юридическую помощь, и вообще все «Эхо Москвы» выразило солидарность. И лично Венедиктов. У них самих сейчас не лучшие времена. Вот он и понимает, как нелегко приходится правдолюбам.

— На будущее все же будете проверять факты лучше, чтобы никто не мог придраться?

— Не буду. Я же не собака-ищейка.

Напомним, в публикации Александра Проханова утверждалось, что Макаревич «в Славянске, среди дымящихся руин, на которых еще не выветрилась кровь ополченцев — защитников этого славного города, дал концерт. Его музыка вдохновляла украинских артиллеристов... его музыку слышали томящиеся в подвалах пленные ополченцы, которым битами раздробили руки и ножами выкололи глаза». Макаревич доказал, что дело было не в Славянске, а в Святогорске (расстояние между городами — 20 км, и по сути Святогорск — это пригород Славянска), и пел он не перед карателями, а перед беженцами. Проханов же готовится обжаловать приговор.

 

 

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания