Новости дня

18 декабря, понедельник























17 декабря, воскресенье






















Уход в прошлое русских националистов и образ будущего России


Дмитрий Голубович / Russian Look

4 ноября в Москве прошли два «Русских марша» — один, в Щукине, «за Новороссию», другой, как обычно, в Люблине — и патриотически-провластные народные гуляния, собравшие 75 тысяч человек — по самым скромным оценкам, в 15–20 раз больше, чем митинги националистов.

Альтернативные «Русским маршам» мероприятия на Тверской под лозунгом «Мы едины!» должны были явить граду и миру новую концепцию национального единства — новое видение государственного национализма. Незадолго до того Владимир Путин объявил, что он — самый большой националист в стране, но в смысле не этническом, а патриотическом. Примерно так в англоязычной политической культуре «nation» означает не «нация», а «страна».

[:same:]

По всей видимости, теперь слово «националист» заменит собой изрядно потасканное звание «государственник». Хотя на протяжении всех лет правления Владимира Путина репутация президента, воплощавшего в глазах массового избирателя это понятие, оставалась и остаётся безупречной, «плохие бояре» изрядно дискредитировали образ патриотичного без фанатизма чиновника, а жалобы на казнокрадство, коррупцию и некомпетентность руководства «на местах» так и не перестали быть общим местом.

Помнится, некоторое время назад похожий маневр был предпринят Кремлем на другом политическом фланге: Путин объявил себя главным либералом. Однако ни тогда, ни когда бы то ни было позднее это заявление не возымело эффекта, сколько-нибудь сравнимого с нынешним «уводом» у правых Дня национального единства.

С одной стороны, можно связывать распад крайне правого фланга российской политики с расколом из-за событий в Крыму и на востоке Украины. На это как на главную причину впервые за несколько лет безусловного провальных для правых массовых акций 4 ноября указывают и разделение «Русского марша», и арест — конечно, номинально по экономическому обвинению — одного из лидеров правых Александра Белова (Поткина), который не спешил (тому свидетельство его интервью «Собеседнику») послушно «переключаться» с типичного для правых педалирования национальных противоречий внутри России на оголтелую поддержку «Новороссии».

[:rsame:]

С другой стороны, можно предположить, что активность ультраправых в принципе в значительной мере подконтрольна Кремлю. Собственно, год назад «Собеседник» писал как раз применительно к «Русскому маршу»: «Чтобы держать под контролем националистов, постоянно готовых к прямым действиям, спецслужбы не жалеют денег на осведомителей и провокаторов».

Думается, однако, что истина о «сливе» столь грозного когда-то националистического движения — примерно посередине. Крайне правые выглядели серьёзным политическим фактором потому, что не стеснялись применять насилие, однако очевидно было, что события типа погрома в Бирюлёве или беспорядков на Манежной площади в 2010 году без попустительства властей либо не могли бы начаться, либо кончились бы совершенно иначе. Националистическое движение в России, функционирующее как фактор политики (пусть как публичной, так и «уличной»), а не как возглавляемые маргиналами стихийные «эскадроны смерти» для антифашистов, — так вот, таковое националистическое движение в России клонится к закату. Волшебное огниво из сказки Андерсена, с которым крайне правым дали поиграться несколько лет назад, пришло время отдавать обратно.

Зачем оно вернулось, покажет только время. Как знать, вполне вероятно, что все эти годы его хозяин лишь наблюдал со стороны и постигал (безопасности ради на чужом опыте) премудрости обращения с этим огнеопасным инструментом внутренней политики. Пока, впрочем, риторика 75-тысячных гуляний «Русского марша» на Тверской под эгидой «Общероссийского народного фронта», в которых приняли участие все парламентские лидеры, была сравнительно мирной.

[:same:]

Всё лучше, чем, к примеру, вызвавшее фурор заседание «Патриотической платформы» партии «Единая Россия» под председательством депутата Ирины Яровой, где участники дискуссии предлагали «немедленно издать гигантским тиражом брошюры, где будут две речи Путина — мюнхенская и валдайская, и бесплатно раздавать их на улицах городов».

Последнее уже больше похоже на ту общественно-политическую формацию, о наступлении которой так грезилось бритоголовым завсегдатаям «Русских маршей».

 

 

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания