Новости дня

18 августа, воскресенье












17 августа, суббота














16 августа, пятница



















Что стало с Евгением Ройзманом за год работы мэром Екатеринбурга

02:00, 19 сентября 2014
Собеседник №36 '14

Революции от этого в Екатеринбурге не случилось. Впрочем, эволюции тоже. Политические противники упрекают Ройзмана в том, что он не сделал для города ничего глобального, сторонники боятся, что он вот-вот станет «системным». А народ его по-прежнему любит. Проведя день с мэром, «Собеседник» выяснил, за что.

Доступный заступник

У кабинета на первом этаже городской мэрии толпа людей – человек 30. В этой комнате Ройзман по пятницам ведет прием граждан – с 10 утра до последнего посетителя. Никаких секретарей в предбаннике, вот он сам, сразу за дверью, за простым столом, в черной футболке и джинсах – мэр из народа. К нему по-прежнему идут не как к чиновнику, а как к «последнему средству» – когда другие бюрократы уже отфутболили по всей форме.

– В правительстве над нами посмеялись: мол, раз у вас лишние деньги, несите нам, а не мошенникам, – жалуются мэру две девушки. – В органах сказали, что состава преступления нет. А нас 1000 человек обманутых.

Эти люди заплатили за жилье в окрестностях Екатеринбурга – квартиры должны были построить два года назад. Но из десятков объектов сданы лишь два дома без коммуникаций. Обманутыми дольщиками пострадавших не признают: застройщик подписал с ними лишь предварительные договоры, где обещал в будущем заключить основные.

– Вообще-то это областная компетенция, – говорит Ройзман, набирая чей-то номер. – Но мне нужна зацепка, вы же жители Екатеринбурга?

На звонки мэра никто не отвечает.

– У нас сегодня 95 лет финслужбе города, может, все там, – бормочет он.

– И у вас там тоже выступление через 10 минут, – напоминает одна из помощниц.

– Ну куда я пойду, столько людей в приемной.

Официозом мэр сегодня пожертвует для народа. Девушек он связывает со знакомым журналистом, «чтоб раскрутить историю в СМИ». И отправляет за соседний столик – писать заявление в прокуратуру. Юристы и помощники Ройзмана работают здесь же – помогают просителям оформлять документы, звонят по разным инстанциям.

Следующая посетительница тоже насчет квартиры, но не для себя – беспокоится о знакомой, которая оказалась с ребенком на улице и живет в столярной мастерской.

– Посмотрите, что можно сделать по официальной линии, – говорит Ройзман юристу. – Если ничего, решим, как помочь своими силами.

– У меня еще к вам вопрос, – задерживается женщина. – Почему в городе нет общественных туалетов?

Здание мэрии Екатеринбурга / Russian Look

От пользы до подлости

Увы, в своей должности ни за туалеты, ни за квартиры или дороги Ройзман не отвечает. Мэр в Екатеринбурге – лишь глава городской думы. А все хозвопросы решает горадминистрация во главе с сити-менеджером. Этот расклад был известен еще до избрания Ройзмана. И об этом мы снова говорим уже после приема в его огромном служебном кабинете. (Кстати, кажется, в этом бесполезном пространстве мэр так и не обжился: лишь принес сюда пару икон из своего музея и поставил тренажер в комнате отдыха.)

– У меня уникальная ситуация, – говорит Евгений Вадимович. – Я не распоряжаюсь ни одной копейкой, и практически нет вопросов, которые в моей компетенции. Должность абсолютно декоративная. Хорошо еще, что я не декоративный.

Мэру, конечно, положено что-то делать. Два раза в неделю вести заседания гордумы – Ройзман не пропустил ни одного. Регулярно участвовал во всяких семинарах по муниципальному управлению, принимал делегатов из других городов и стран. Ройзман не боится встречаться с представителями иностранных консульств (даже американского); говорит, так поддерживает международный имидж города. Постоянно совершает объезды Екатеринбурга. Но когда я попросила его показать мне рабочий день мэра, он выбрал именно «приемную» пятницу. Такие приемы он вел и раньше – и как депутат Госдумы, и как глава «Города без наркотиков». Тут он в своей стихии – организатора, решающего вопросы, – в круговороте людей, звонков, результатов. Антураж комнаты постоянно меняется. Вдруг на столе появляется пирог от благодарной гражданки, которой удалось помочь. Через полчаса заносят огромный матрас – знакомый Ройзману бизнесмен передал другой нуждающейся семье. Ройзман тут, как Путин на прямой линии: всё в ручном режиме, только рычагов, увы, не хватает.

Правда, появилась возможность позвонить новым людям – от того же сити-менеджера до губернатора. И даже вызвать чиновника к себе в кабинет. В углу приемной приглашенная мэром чиновница по благоустройству беседует с парнем, который принес макет фонтана для зоопарка.

– Люди, которые говорят, что точечная работа не действует, ничего не понимают, – уверяет мэр. – Каждую проблему пытаешься решить, вырабатываешь алгоритм, и количество переходит в качество.

Но противники Ройзмана как раз обвиняют его в бессистемности.

– Он ничего не выполнил из того, что обещал в предвыборной программе, – говорит коллега Ройзмана по гордуме, депутат Евгений Боровик. – Например, обещал бороться с точечной застройкой, но у него нет полномочий ни по запрету строительства, ни по выделению участков. С обязательствами он не справляется.

С другой стороны, как можно справляться с обязанностями без полномочий?

– У меня ощущение непроходящей подлости – те, кто говорит, что я чего-то не сделал, прекрасно знают, что я этого сделать не мог, – злится мэр. – Мол, Ройзман не принял законов. Я и не мог принять! К тому же львиную долю вопросов вообще регулирует федеральное законодательство. В этой системе никто ничего не сможет сломать без революции. Единственный способ – заходить вовнутрь, пытаться плавно менять вектор, привносить что-то свое.

Евгений Ройзман / Russian Look

В ветвях власти

Удалось ли Ройзману хоть в чем-то изменить вектор или ему самому придали направление? Городская власть Екатеринбурга по-прежнему в контрах с областной. Несмотря на публичные рукопожатия, прохладные отношения Ройзмана с губернатором известны. А вот городскую команду он теперь уже не критикует, напротив. В июне даже участвовал в митинге в поддержку горвласти.

– Он теперь в городской команде, это очевидно, – говорит представитель Заксобрания Свердловской области в гордуме Георгий Перский. – И это неплохо. С одной стороны, мэр – проводник решений, которые нужны городской команде в думе. А в гордуму, я считаю, он вписался. С другой стороны, у него есть номенклатурная поддержка, благодаря которой он может решать вопросы избирателей.

Но даже близкие сторонники Ройзмана опасаются, что оппозиционер теперь в этой номенклатуре потеряется.

– Думать, что я буду тут шашкой махать, значит, считать меня идиотом, – возражает мэр. – Есть куча вещей, которые я не могу решить без власти. И я буду с ней контактировать. Тем более за спиной у меня теперь 1,5-миллионный город. И я буду работать на пользу Екатеринбургу даже в ущерб имиджу. Работа на рейтинг и на город – две разные вещи.

Рейтинг Ройзмана, кстати, с момента избрания не изменился.

– Мы знали, что он ничего не сможет сделать, просто хорошо иметь во власти своего человека, который к тебе лицом, а не бумажкой, – пояснил мне этот феномен местный житель Николай Волошин. – Он привнес эту человечность в бюрократию.

Да и вспышки оппозиционности у Ройзмана еще бывают. Накануне крымского референдума он ходил на антивоенный митинг и даже на заседании гордумы как-то крамольно обмолвился про полуостров. При этом с Кремлем, говорит, отношения у него нормальные. А вот с областью и местными силовиками так и не наладились.

– Простейшая ситуация: в один из дворов заехали застройщики, я влез, удалось отменить стройку. Против меня тут же прокуратура попыталась возбудить уголовное дело за превышение полномочий, – рассказывает мэр. – И эти дела, проверки – регулярно, каждую неделю у меня суды, допросы. Наезды губернаторских холуев не прекращаются. И я не понимаю, как я работаю, потому что сделан из железа, наверно, но я буду работать до конца!

Под конец вспыльчивый мэр почти срывается на крик. Между тем продолжение карьеры Ройзмана может быть весьма интересным. Поговаривают, что «городские» подумывают выставить его на губернаторских выборах в пику «областным».

– Это так, слухи с перепугу, – отмахивается он. – Потому что, если я пойду, я выиграю. Но я намерен просто поддержать сильного, думающего кандидата. Ведь вопрос по губернаторам решается не здесь. И там, наверху, я могу конкурировать с губернатором Куйвашевым. А вот с их политикой в принципе – нет.

Дорваться до бюджета и должностных полномочий Ройзману вряд ли позволят. И в этом как раз насмешка «политики». Единственный высокопоставленный чиновник, которого люди избрали во власть, никакой реальной властью не обладает.

/ Анвар Галеев/Russian Look

/кстати

Одним из сильнейших имиджевых ударов по Ройзману стала недавняя история с депутатом Киневым, которому Ройзман передал свой мандат в гордуме после вступления в должность мэра. Ему же он перенаправил обращение пенсионерки Ольги Ледовской, которая потом была найдена убитой, очевидно, из-за квартиры. Кинев сознался в убийстве и теперь – в изоляторе. Ройзман добровольно дал показания на детекторе лжи, с тех пор никаких, даже косвенных обвинений в его адрес не выдвигалось. А пенсионерки продолжают так же бесстрашно идти на прием к мэру.

 

Поделитесь статьей:


Колумнисты


Читайте также