Новости дня

17 декабря, воскресенье



















16 декабря, суббота












15 декабря, пятница














Александр Коржаков: До путча Ельцин был нормальным, после 1993 года – стал другим человеком


Youtube

19 августа – 23 года, как случился в стране ГКЧП. Об этом событии нашей истории написаны тома исследований, тонны мемуаров... Казалось бы, изучено все, до мельчайших деталей. Но все ли? Об этом размышляем с экс-главой службы безопасности президента России Александром Коржаковым.

– Значит, все: последние тайны ГКЧП раскрыты?

– Думаю, да. Если и осталось что, какие-то мелочи. Кого-то память подводит, кто-то уточняет, как было... Вот, вчера собрались у меня старые товарищи – с кем вместе работали. Я почему-то вспомнил Беловежскую Пущу (декабрь 1991 – именно тогда перестал существовать СССР – ред.). Мне казалось, что Кравчук, вернувшись с охоты, встретился с Ельциным. А Юра Федотов меня поправил – он стоял у двери Ельцина с автоматом, и хорошо помнит, как у него был приказ никого поздно к Борису Николаевичу не пускать. Вот он и не пустил Кравчука – тот пытался прорваться, потом согласился: ну что ж, тогда завтра... Я этого даже не знал, потому что был внутри помещения, с Ельциным. А вообще у каждого ГКЧП – свой...

– Судя по мемуарам, создается впечатление, что после августа 1991 многие карьеры были сломаны лишь потому, что кто-то про кого-то сказал: этот был на стороне ГКЧП. И Ельцин этому верил. Кто-то из окружения Бориса Николаевичу специально разбирался в том, на чьей стороне были претенденты на посты?

– Я никогда не выяснял, кто что делал в те дни. Там разбирались такие персонажи, как Филатов. А меня Ельцин забрал с собой в Латвию, сразу после путча, и мы там были целых три недели. Приезжаем – все уже поставлены, все назначены... Начали разбираться.

/ Russian Look

– И разобрались. Так, Ельцин в своих «Записках президента» пишет, насколько он был недоволен выбором Горбачева на пост председателя КГБ. Генсек назначил Леонида Шебаршина. Ельцин его тут же снял: правая рука самого ярого ГКЧПиста председателя КГБ Крючкова. Между тем, сам Шебаршин пишет в мемуарах, как противодействовал приказам Крючкова, как поддерживал Белый дом... Думаю, таких сломанных судеб было немало.

– Да Шебаршин тут вообще ни при чем. И если бы его не сняли на второй день, я был бы только за. Потому что все-таки каждый хотел добра, и три парня погибли, и это больше их вина, а не Крючкова или Ельцина...

– Вы в своей первой книге описываете, как Ельцин себя вел в дни путча. Он изменился за те три дня?

– До путча, во время путча, после него – были лишь незначительные изменения. Он был нормальным. А вот после 1993 года это был уже другой человек.

– По книжке получается, что он многое переосмыслил за те три дня. Но я не знаю, насколько можно верить его книжке...

– Там в основном Юмашев думал. Ельцин-то тут при чем? Юмашев писал под мою диктовку всю фактуру. Я в своих мемуарах это описал – как Ельцин освободил меня от работы на три месяца, даже пообещал гонорар в 30 тысяч, и я диктовал Юмашеву всю фактуру. А мысли Юмашев уже сам додумывал.

– Ельцин пишет, что попросил своих ближних – Наину Иосифовну, Татьяну, Елену – на диктофон наговорить свои воспоминания. Потому что потом детали забудутся... Правда просил?

– Нет, такого не было. Я лично такого не видел и не слышал. Знаю, что когда был 1993 год, Филатов дал своему помощнику задание, тот всех просил надиктовать свои воспоминания. А потом книгу написал якобы Филатов – «Хроника событий 1993 года».

/ Russian Look

– Так, может, и Ельцин все же просил свое семейство повспоминать?

– Спросите у Юмашева, потому что это он писал.

– Но вы же были с ним все время рядом... А в вашей новой книге будут какие-то новости про 1991 год?

– Нет. Зато всю правду-матку напишу про окружение Ельцина. Я решил никого не щадить, пусть люди узнают правду. Сначала собирался написать 300 страниц, а получается 400. Скоро она уже выйдет: я сейчас выбираю издательство.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания