Новости дня

15 августа, среда























14 августа, вторник






















Валерий Хомяков: Россию ждет новая волна пропаганды – "затянуть пояса ради спасения Путина"


Global Look
Global Look

Дело украинской летчицы Надежды Савченко, обвиняемой Россией в координировании артиллерийского огня, в результате которого погибли сотрудники «Вестей» Игорь Корнелюк и Антон Волошин, привело к выдворению из России освещавшего расследование журналиста из Украины Евгения Агаркова.

Впрочем, этим дело не ограничивается: день за днем телевизор вещает о героизме сепаратистов и высоком рейтинге Путина, Интернет — о смехотворности санкций; пропаганда заработала дивиденды даже на катастрофе «Боинга», а большинство россиян верят всему, не задумываясь.

О методах, которыми ведется со всех сторон информационная война, и их последствиях нам рассказал генеральный директор Совета по национальной стратегии, политолог Валерий Хомяков.

— О чем может говорить факт выдворения украинского журналиста?

— Это всё продолжение той пропагандистской линии, которую Кремль ведет в течение многих месяцев, начиная с декабря прошлого года — о том, что на Украине хунта, которая захватила власть в стране. В данном случае раз этот журналист освещает то, что происходит с этой несчастной летчицей, то значит, он тоже пособник хунты. Ничего удивительного в этом нет. К сожалению практика, когда журналистов изгоняют или берут в плен, уже становится не исключением, а правилом.

Конкретно же это решение явно не способствует тому, чтобы суд над летчицей был объективным. Я вообще не очень верю в обоснованность того, что эта молодая девушка справедливо обвиняется в этом страшном преступлении, которое ей пытаются предъявить. Всё это говорит о том, что суд над ней будет очевидно политизированным.

— Насколько я понимаю, информационные перегибы присутствуют с обеих сторон.

— Да, конечно. Я с вами согласен, пропаганда есть и с той, и с этой стороны.

/ Global Look

— В этой ситуации двусторонней необъективности насколько важно присутствие журналистов на территории государства условного противника?

— Пропаганда с обеих сторон — это продолжение войны, которая, откровенно говоря, происходит между Россией и Украиной. Иначе то, что происходит, назвать просто нельзя. Какая же это гражданская война, когда есть прямые доказательства того, что оружие идет с нашей территории? Кроме того, со стороны России попадают на Украину и боевики. Мотивация их тоже очень разная — кто-то деньги зарабатывает, кто-то по идейным соображениям, насмотревшись пропаганды.

Если журналисты не исполняют роль пропагандистов (что, к сожалению, происходит), то, конечно же, важно, чтобы они делали свою работу и предоставляли информацию. Хотя трудно себе представить, чтобы это исполнялось в условиях настоящей войны. Попробуйте вообразить, чтобы во время Великой Отечественной войны у нас работали немецкие журналисты, а в Германии — советские. Это невозможно. И всё идет к тому положению, что раз вы страна-агрессор, с одной стороны, или страна, чья власть не устраивает Кремль, с другой стороны, то ни одного вашего журналиста на нашей территории не будет. Ничего хорошего в этом нет, это только загоняет ситуацию в угол.

Надежда Савченко / Global Look

Положение становится всё более и более тупиковым, [таким,] из которого невозможно представить выход. То, что Владимир Путин под давлением санкций и международного сообщества пойдет на попятную или начнет закрывать границу для проникновения с нашей территории на Украину оружия и боевиков, представляется крайне маловероятным.

У нас же, видимо, уже начинает присутствовать линия на выдворение всех украинских журналистов, которые пытаются в неугодном Кремлю свете представлять события. Это и нас не украшает, и, соответственно, на Украине тоже не ангелы сидят на Банковой улице [улица в Киеве, где расположена администрация президента Украины — прим. «Собеседник.ру»]. У них свои тараканы в голове. Вот взяли и почему-то запретили демонстрацию наших фильмов. Это вообще смех какой-то. Тем не менее царит такая обстановка, которую еще несколько месяцев назад невозможно было представить. Теперь это реальность.

— Как Вы думаете, какой психологический эффект производят на население Украины и России все эти истории со взаимными запретами с обеих сторон?

— У нас наши патриоты, среди которых есть «профессиональные» и те, которые подвергались зомбированию пропаганды, конечно, будут аплодировать и кричать: «Гнать их всех поганой метлой!» Это вполне ожидаемое отношение.

На Украине будут возмущаться и примут какие-то свои меры. Не исключено, что мы вскоре услышим новые истории о том, как какого-нибудь нашего журналиста туда не пускают или выгоняют. Информационная война показывает, что взаимоотношения между нашими странами вышли на новый уровень. Это не вражда Кремля и Банковой улицы, а уже начинается война народов. К сожалению, пропаганда и наша, и украинская ведут именно к этому. Русских начинают ненавидеть не только в западных и центральных регионах Украины, но и по разным причинам в Донецкой и Луганской областях. Кто-то в нас верил, а мы не оказали должную поддержку, а отсюда поваляется разочарование во Владимире Путине. А кто-то считает, что мы там устроили бойню, люди гибнут и вся вина лежит на нас. В России также очень серьезные антиукраинские настроения.

Кремль / Russian Look

А те политики, которые из двух братских народов, объеденных верой, языком и культурой, сделали враждующие стороны, войдут в историю с огромным знаком «минус». Поэтому если Владимир Путин волнуется за ту память, которую он оставит потомкам, то ему надо задуматься о том, что о нем напишут не в тех учебниках, которые издаются при его правлении, а в тех, которые будут изданы после него. Не думаю, что там будут ласковые слова относительно его действий.

— Вы думаете, через некоторое время мы сможем составить более объективную картину того, что сейчас происходит на Украине и вокруг нее?

— Время всегда ставит всё на свои места. Кто из нас предполагал 30–40 лет назад, что великий дедушка Ленин, добрый и ласковый, оказался повинен в многочисленных жертвах? Будет происходить то же самое. Мало хорошего в том, что происходит сейчас в нашей внешней политике, которая является продолжением политики внутренней. Вот гайки закручиваем, и там нашли врагов. Скоро еще и закончатся деньги, поскольку санкции достаточно серьезные и могут достаточно больно ударить не только по олигархам, но и простым жителям. Соответственно, Россию ждет новая волна пропаганды, что «проклятый Запад» нас не любит, стремится захватить, поэтому давайте мобилизовать все усилия, и затяните пояса, товарищи, ради спасения нашего дорого Владимира Владимировича. Такая волна вполне ожидаема.

Но время проходит. Пыль осядет. А после этого можно будет составить другую историю, которая сейчас бы далеко не всем понравилась, в том числе и тем, которые по разным причинам считают, что мы ведем правильную политику в отношении и Украины, и всего остального мира.

Журналист / Global Look

— Почему зрители федеральных СМИ прощают явные «проколы» и ляпы бойцам информационного фронта и продолжают верить этим источникам информации?

— Ну, во первых, они не знают обо всех ляпах. Это нам с вам известно, что, например, история с распятым в Славянске украинскими войсками мальчиком — это выдумка. Жители же этого не знают. Ведь потом зрителям телеканал не показал, что на самом деле всё было не так. В глобальной Сети это есть. Но Интернет — это, опять же, западное изобретение, которые российская пропаганда пытается представить в отрицательном свете — мол, ничего хорошего там нет. Это и стало тиражируемой нашими федеральными СМИ идеей: мол, мы только правду говорим и ничего кроме правды, а все остальные врут. И население, к сожалению, в это верит. Ничего хорошего в этом нет, но рано или поздно этот сон, в котором люди пребывают, закончится.

/ Global Look

— Зачем же людям, занимающимся пропагандой с российской стороны, находиться на территории, где ведутся бои? Почему нельзя просто выполнять пропагандистские выпуски из студий Москвы и не подвергать себя лишнему риску?

— Тут нужна фактура, необходимы кадры. Конечное, можно их откуда-нибудь еще надергать, например из твиттера, но очень важно живое присутствие. Тем более, что наши каналы уже много раз серьезно вляпывались. Так, показывая Украину, прилагали кадры из Северного Кавказа. А «живьем» журналист ведет репортаж в бронежилете и каске, оглядывается, как бы его какой-нибудь бандеровец не подстрелил — это всё впечатляющая картинка. Она очень хорошо действует на сознание людей, так что сюжеты быстро становятся обсуждаемыми и популярными.

Конечно, есть и некоторая опасность. Журналистское сообщество может от этого пострадать, и такие печальные эпизоды уже имели место. Тем не менее, это такая технология использования определенных наработок. Они придуманы очень давно, хотя тогда, в той же Германии, не так уже много было телевидения. Но технологическая сторона здесь главная, а дальше СМИ уже доставляют нужную информацию массовому зрителю. Только тогда большее значение имели радио и газеты, а сейчас телевидение.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания

Собеседник 2019г
подписка -20%!