Новости дня

13 декабря, среда



12 декабря, вторник





























11 декабря, понедельник













Николай Сванидзе: Если журналисты будут сами играть в войну, риски будут максимально жёсткими


Николай Сванидзе // Russian Look

В Донецке погиб 68-летний оператор Первого канала Анатолий Клян, который получил ранение в живот во время обстрела машины, приехавшей в воинскую часть для переговоров матерей солдат с военными.

«В этот раз переговоры не состоялись. Более того, когда машина подъехала к воинской части, началась стрельба… Журналистам казалось, что им удалось покинуть опасный район. Они успели забежать в автобус и отъехать метров на 500. Машина остановилась. Люди вышли на улицу перевести дух, кто-то закурил. В этот момент небо осветила сигнальная ракета. И сразу по журналистам открыли огонь из автоматов», - говорится на сайте Первого канала. Анатолий Клян скончался по дороге в больницу. Вместе с тем в руководстве ДНР заявили, что эта поездка на переговоры является самоуправством, и виновные в её организации будут найдены.

О том, почему на юго-востоке Украины все чаще гибнут журналисты, кому это может быть выгодно, а также о том, почему пока никому нельзя предъявлять обвинений, рассказывает тележурналист, историк, член Общественной палаты РФ и член Совета при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека Николай Сванидзе.

– В ночь на 30 июня был убит оператор Первого канала Анатолий Клян. Что РФ может сделать для того, чтобы предотвратить смерти журналистов? Усилить государственные органы - дипломатические или правоохранительные? Ввести какие-либо санкции?

– Честно говоря, я не понимаю, при чём здесь усиление государственных органов. Какое отношение имеют российские правоохранительные органы к войне в Восточной Украине?

Таким же образом можно отправить ракету на луну. Но разве это поможет нашим журналистам в восточной Украине? Это просто меры не на эту тему. То есть можно закрутить гайки где угодно, но от этого люди в восточной Украине не перестанут гибнуть. Пока там идёт война, там гибнут люди.

Анатолий Клян / Кадр YouTube

Сейчас из-за убийства Анатолия Кляна стрелки переводить на кого-либо бессмысленно, ведь нужно сначала человека похоронить по-христиански, по-человечески, а потом уже разбираться: почему это произошло, специально ли велась стрельба по журналистам, насколько подготовлены были журналисты. Их нужно направлять подготовленными, молодыми, крепкими, очень опытными именно для действий в боевой зоне, в зоне военных действий, хорошо проинструктированными: чтобы не брали в руки оружия, чтобы не ходили в составе вооружённых групп. Это минимизирует риск, ведь полностью исключить на войне риск нельзя, потому что это война. Но это риск минимизирует.

Вот что нужно делать. А при чём тут усиление силовых структур или не усиление силовых структур?

– То есть нужно максимальное расследование провести: и как они были подготовлены, и как убиты?

– Нужно провести расследование – это само собой. И нужно направлять предельно подготовленных журналистов в боевые условия – это само собой. Потому что, повторяю, это, несомненно, минимизирует риски.

Люди должны иметь какие-то знаки того, что они журналисты. Люди должны, повторяю ещё раз, ни в коем случае не брать в руки оружие, не ходить в составе вооружённых группировок. И тогда риски минимизируются.

Если же людей на этот счёт не инструктировать, и молодые и неопытные журналисты будут в зоне боевых действий сами играть в войну, тогда, естественно, риски будут максимально жёсткими.

Военнослужащие с оружием / Global Look

– Корреспондент Первого канала в утреннем материале о погибшем Анатолии Кляне сказал: «Cиловики Украины намеренно убирают журналистов, потому что им не выгодно, чтобы кто-то показывал реалии событий на юго-востоке».

– Но это мнение корреспондента Первого канала. Сейчас идёт информационная война. Значит, журналист Первого канала говорит одно, предположим, а журналист украинского телевидения говорит другое. Это элементы информационной войны.

А речь в данном случае идёт не о том, чтобы кто-то за смертью людей набирал рейтинговые политические очки. Речь идёт о том, чтобы обезопасить наших коллег, людей, которые едут туда. И именно об этом идёт речь. Максимально обезопасить.

Что касается конкретной смерти Анатолия Кляна – это может показать только расследование, велась ли стрельба именно по журналистам или нет, специально ли она велась по ним или, опять-таки, нет. Это совершенно отдельный вопрос. И если, предположим, она специально велась по журналистам, то была ли это инициатива человека, который вёл огонь или его мелкого начальника, или это был приказ: «Вести огонь по журналистам». Это всё нужно отдельно расследовать.

Военный журналист / Global Look

– Только это?

– Нужно ещё расследовать степень подготовленности съёмочных групп, которые туда направляются, и уже в соответствии с этим должны приниматься решения. Но эти решения должны быть, которые людей обезопасят, а не решения, которые ещё больше ситуацию возбудят и сделают там присутствие журналистов там ещё более опасным. И политику тут нужно вывести за скобки.

В данном случае для нас с вами важнее всего жизнь и безопасность журналистов, которые там освещают события и дают нам информацию о том, что там сейчас происходит.

– В этом я с Вами согласна, и сейчас уже идут расследования смертей журналистов — Игоря Корнелюка и Антона Волошина. Но как Вы думаете, эти расследования будут доведены до конца?

– Я не знаю, посмотрим. Потому что для этого должна быть добрая воля с обеих сторон, расследование должно прийти к какому-то логическому выводу. Если оно будет иметь чисто политический характер, то вместо результатов расследования мы получим перебрасывание ответственности. И перебрасывание обвинениями. Это тоже будет плохо.

– Что нужно для того, чтобы его довести до конца?

– Для того, чтобы расследование было доведено до конца, оно должно быть нейтральным. Не знаю, насколько в данном случае это возможно. Но тем не менее, пока оно не доведено до конца, говорить всерьёз о каких-то обвинениях в чей бы то ни было адрес, я считаю неправильным, потому что это будет пахнуть политикой и желанием нагреть руки на смерти наших коллег. Так или иначе. С чьей бы стороны это ни имело место.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания