Новости дня

22 сентября, суббота














21 сентября, пятница




















20 сентября, четверг











Петр Порошенко между двух огней: убийственное перемирие или спасительная война


Global Look Press
Global Look Press

Пётр Порошенко продолжает сетовать западным партнёрам на несоблюдение его плана перемирия повстанцами: 23 июня он обсуждал это с председателем Еврокомиссии Жозе Мануэлем Баррозу. Но это ли главная угроза для украинского президента сегодня?

Один из лидеров Донецкой народной республики Павел Губарев заявил 22 июня, что вооружённые силы самопровозглашённых государств Донбасса не признают «одностороннего» недельного перемирия, объявленного 20 июня Петром Порошенко, так как оно «не согласовано» с ними. То, что ситуация на юго-востоке Украины весьма и весьма напоминает первую чеченскую войну, в последние недели уже стало более-менее общим местом, поэтому просто для сравнения можно представить себе, какую реакцию вызвало бы заявление чеченских сепаратистов о том, что они не будут соблюдать недельное перемирие, потому что Борис Ельцин не согласовал его сроки с ними.

Однако не следует забывать и о том, что само объявление одностороннего перемирия даже в весьма непопулярной первой чеченской войне едва ли вызвало бы тогда в обществе однозначное одобрение. Это же применимо и к ситуации на Украине. Безусловно правы те, кто говорит, что для Петра Порошенко «мирная инициатива» является беспроигрышным вариантом: либо удастся прекратить огонь и уменьшить число жертв, либо Киев продемонстрирует свою добрую волю и недоговороспособность повстанцев Донбасса. Следует, впрочем, помнить о том, что даже символические шаги украинского президента навстречу сепаратистам не все воспримут однозначно.

Те, кто голосовал за Петра Порошенко, безусловно, не радикалы, но едва ли большинство из них не хотели бы так или иначе прекратить бардак и сумятицу в стране. Думается, однако, что немногие прозападно настроенные украинцы поддержали бы план, который предлагают им некоторые российские эксперты и политологи: «скинуть» антизападно настроенный, бунтующий дотационный Донбасс как балласт и политический, и экономический и налегке двинуться в Европу при поддержке теперь уже большинства населения страны. Очевидно, что отделение Крыма и последующее его присоединение к России вызвали на Украине такой патриотический подъём, что любой украинский политик, вырази он согласие добровольно отдать без боя ещё две области, моментально превратится в политический труп.

Конечно, избрание условно «умеренного» Петра Порошенко многие воспринимали как шанс «перезагрузить» ситуацию. Но эти надежды, надо сказать, выглядели довольно смехотворно на фоне митинга в Донецке, где толпа растоптала конфеты Roshen, экспроприированные ранее в одном из супермаркетов города по законам революционного времени. Порошенко тогда был ещё всего лишь избранным президентом — рычаги власти по-прежнему находились в руках у Турчинова; но когда кто-то называет своих оппонентов фашистами, как то делают повстанцы Донбасса, он явно не планирует впоследствии сбавлять обороты и различать полутона.

Теперь Порошенко оказывается между двух огней. Радикалы, не составлявшие ему серьёзной конкуренции на президентских выборах, не разыгрывают твердолобо карту единства Украины во что бы то ни стало. Выступая в Раде и по телевидению, они говорят о недопустимости перемирия, так как каждый день, когда Нацгвардия не продвигается вглубь Донбасса, якобы отдаляет освобождение украинских граждан от бесчинств стрелковых, пономарёвых и прочих. Едва ли кто-нибудь скажет, сколько в точности сегодня в Донецкой и Луганской области таких лояльных Киеву людей; так же никто не скажет точно, сколько в России сегодня беженцев с востока Украины, а на материковой Украине — беженцев из Крыма. Однако будьте уверены, политики обязательно используют всех этих людей в своих интересах.

Сегодня много говорится о том, что Москва будет предпринимать всё возможное, чтобы максимально обострить ситуацию в Донбассе и тем самым не дать Петру Порошенко подписать экономическую часть соглашения об ассоциации с Евросоюзом 27 июня, как запланировано. Вероятно, это действительно так, и тогда события ближайшей недели станут для пятого президента Украины серьёзной проверкой на прочность. Однако не меньшим испытанием может стать для Петра Порошенко критика внутри Украины. На него не замедлят возложить вину за провал плана мирного урегулирования — и за то, что за его прекраснодушие якобы расплачиваются своими жизнями украинские солдаты и простые граждане.

Собственно, ничем, кроме стремления упредить обвинения в мягкотелости, нельзя объяснить воскресные заявления Порошенко о наличии некого «плана "Б"». Его пресловутая «умеренность», которая так привлекала избирателей в мае, как раз и есть умение не обещать больше, чем возможно, и не делать больше, чем требуется. Порошенко в этом смысле политик западного, а не российского типа, и его туманные обещания не потерпеть нарушения перемирия более всего напоминают слова Барака Обамы о «красной линии», которую не должны переходить власти Сирии — слова, которые так и остались лишь словами, за что американского президента нещадно критикуют поныне. Сможет ли Пётр Порошенко добиться успеха как в борьбе с сепаратизмом на юго-востоке Украины, так и в борьбе с шапкозакидательским радикализмом в Киеве? Европейский выбор Украины в гораздо большей мере зависит от ответа на этот вопрос, чем от подписания каких бы то ни было бумаг.

поделиться:






Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания