Новости дня

24 сентября, понедельник


































23 сентября, воскресенье











Николай Сванидзе: Россия усиливает юго-восток Украины, чтобы получить коридор к Приднестровью


Николай Сванидзе // Russian Look
Николай Сванидзе // Russian Look

Во время встречи министра иностранных дел Испании Хосе Мануэля Гарсии-Маргальо, короля Испании Хуана Карлоса и генерального секретаря НАТО Андерса Фога Расмуссена представители королевства сообщили, что готовы предоставить истребитель и ряд кораблей различных морских групп «в качестве ответа на кризис в Украине». Генсек НАТО добавил, что Североатлантический альянс «оценит долгосрочные и далеко идущие последствия агрессии России против Украины», а все союзники уже приняли незамедлительные меры - какие, политик не уточнил.

Чтобы разобраться, о какой российской агрессии говорил Андерс Фог Расмуссен, что может принести России подобная готовность Испании, а также какой удар от НАТО может быть самым больным для нашего государства, мы поговорили с историком, тележурналистом, членом Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека Николаем Сванидзе.

- Генеральный секретарь НАТО Андерс Фог Расмуссен сообщил о готовности Испании предоставить военную помощь Украине. Также он добавил, что «НАТО оценит долгосрочные и далеко идущие последствия агрессии России против Украины» и что «все союзники по НАТО приняли незамедлительные меры». Как можно прокомментировать эту информацию?

- Дело в том, что отношения с НАТО давно испорчены уже. И Андерс Фог Расмуссен давно позволяет себе достаточно жёсткие заявления, предупредительные по отношению к России. Поэтому здесь нет совершенно никакого места для паники, и это не значит, что завтра начнётся война или она вообще когда-нибудь начнётся. Она на 99,9% не начнётся никогда между Россией и НАТО, слава Богу. То же самое можно было говорить и год назад, и десять лет назад – в этом плане ничего не изменилось.

Но это предупредительное заявление, связанное с российско-украинскими отношениями. Речь идёт даже не о вступлении возможном - которое, я надеюсь, тоже не состоится, хотя в этом такой уверенности 100% нет, - речь идёт даже не о вступлении, вводе российских войск в какие-то украинские регионы. Здесь НАТО тоже не среагирует, потому что Украина не член НАТО. А вот если угроза будет по отношению к странам-членам НАТО, тогда НАТО среагирует. Поэтому здесь после заявления Андерса Фог Расмуссена ничего не изменилось. Это продолжение всё той же линии.

- О какой агрессии со стороны Российской Федерации Расмуссен говорит, как вы думаете?

- Во-первых, присоединение Крыма. Его Запад считает аннексией. И Украина считает аннексией. А во-вторых, речь идёт о политике России по отношению к юго-восточным регионам Украины, которые в России иногда называется Новороссией, потому что и Запад, и Украина уверены, что напряжение там поддерживается только вследствие помощи, которую оказывает Россия этим новообразованиям. Помощи военной, помощи людской и помощи пропагандистской. Поэтому это на Западе и в Киеве приравнивается к агрессии.

- Можно говорить о том, что военная помощь действительно есть? Ведь официальных данных у нас никто не даёт.

- Ну, с официальными данными у нас сложно всё, потому что мы говорили, что в Крыму наших военных нет, а потом выяснилось, что они есть, и мы сами же их признали.

Но, скажем так, мы официально не мешаем оказывать помощь. Помощь оказывается, вероятно, не на государственном уровне Российской Федерации, я уверен, но организованы какие-то проходы на границе, [такие,] что эта помощь становится возможной. И какие-нибудь там ветераны спецслужб наши и добровольцы с опытом военных действий из каких-то наших регионов, может быть, даже вполне организованные военизированные группы, - они спокойно проникают на Украину.

И конечно, если бы Россия озаботилась тем, чтобы помешать этому, они бы туда не проникали. Поэтому туда проникают люди, проникает оружие, в том числе и тяжёлое. Например, мы сейчас знаем, что были предъявлены претензии в связи с проникновением туда трёх танков. Мы понимаем, что пустить через границу три танка было бы невозможно, если бы была поставлена такая задача – их не пустить.

- А почему мы не заботимся о том, чтобы эта военная помощь, против которой выступает Запад и украинская власть, не проникала через границу от нас?

- Это, по-моему, вопрос как раз наиболее простой. Потому что в наших политических интересах оказывать давление на Киев, на Порошенко, в наших политических интересах максимально усиливать эти образования на юго-востоке Украины. Это как раз достаточно естественно. Мы не можем без опасения дальнейшего ухудшения отношений, в общем, со значительной частью мирового сообщества и без опасения санкций, которые могут быть очень жёсткими, мы не можем напрямую демонстрировать помощь и оказывать её. Но делать таким вот образом, то есть косвенно оказывать её, мы сейчас себе позволяем. А политический интерес в этом руководства России достаточно очевиден.

- То есть, если я правильно поняла, основная цель – влияние?

- Основная цель – влияние на Украину. В принципе, здесь цели могут быть различны, это вопрос не ко мне, на самом деле. Может быть, они и меняются. Но главная цель усиления юго-востока Украины, я бы сказал, всё-таки определённая автономизация с тем, чтобы был получен такой серьёзный коридор к Приднестровью, который связывал бы юго-восток Украины, Приднестровье и Крым. Иначе Крым оказывается отрезанным от основной территории Российской Федерации и с ним достаточно трудно поддерживать отношения, как с субъектом. Это важно.

Плюс к этому, это, конечно, давление на Киев, на киевскую власть, на основную часть Украины. Потому что если мы – когда я говорю «мы», я имею в виду Кремль, российское руководство – ставим перед собой задачу создания достаточно эффективного Евразийского союза, то, конечно, без Украины он невозможен абсолютно.

- Почему?

- Ну, потому что Украина – 40-миллионная европейская страна большая, и она была и значительной частью Советского Союза, она стала бы и значительной частью Евразийского пространства. Без Украины говорить о Евразийском пространстве как о серьёзной силе вряд ли приходится реально.

- Хорошо. Тогда вернёмся к шагу Испании: какую угрозу для России несёт готовность королевства предоставить военную помощь Украине?

- Никакой абсолютно. Испания никогда не славилась - я бы сказал, последние без малого полтора века - грозной военной силой. Это чисто такая знаковая вещь: вот страны НАТО готовы предоставить помощь, готовы в случае чего проявить активность, увеличить военный бюджет. А Испания – далеко не самая главная военная составляющая в НАТО. Это в значительной степени сотрясение воздуха, но это не военное - это политическое заявление.

- Каким образом страны-члены НАТО смогут нанести ущерб РФ?

- Страны-члены НАТО никак не смогут нанести ущерб Российской Федерации, если не будет войны. А войны, я повторяю ещё раз, не будет. Если только не произойдёт какая-либо катастрофа или у кого-то там, у участников потенциального конфликта, просто крыша не отлетит, потому что совершенно очевидно, что означает война между ядерными державами. Конвенциональная война не возможна, то есть война обычными средствами, потому что, во-первых, она тоже очень кровопролитна может быть, а во-вторых, здесь потенциалы несовместимы военные. Естественно, страны НАТО обладают несопоставимо большим потенциалом и экономическим, и военным, чем Россия. Значит, если речь идёт о ядерной войне, то это гарантированное взаимное уничтожение, поэтому война не может быть.

Таким образом, страны НАТО, если речь не идёт о войне, не могут нанести никакого ущерба России, но они политически оказывают давление на Россию. Они просто напоминают России, что её действия не остаются без внимания. И если Россия считает себя самым сильным политическим и военным игроком в регионе, то в мире она таковым не является. Вот об этом они напоминают России.

Но понимаете, ведь такие заявления в подавляющем большинстве случаев дракой не заканчиваются. Да и вообще политика не всегда, слава Богу, особенно сегодня, заканчивается войной. Но политическое давление на Россию, конечно же, оказывается. Ущерб не наносится, но возможный ущерб в случае войны имеется в виду. Но о войне никто всерьёз не думает, я вас уверяю, ни НАТО, ни Россия.

поделиться:






Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания