Новости дня

15 октября, понедельник

























14 октября, воскресенье















13 октября, суббота





Иосиф Дискин: Даже устав от войны, юго-восток не пойдет на переговоры, боясь предательства


Russian Look
Russian Look

Наблюдатели специальной мониторинговой миссии ОБСЕ встретились с новым «народным мэром» Славянска Владимиром Павленко, который заявил о необходимости переговоров и готовности к переговорам по поводу прекращения боевых действия в регионе. В то же время появилась информация о том, что жители юго-востока не хотят вести переговоры с новым президентом Украины Петром Порошенко, поскольку считают его «убийцей». А сам президент согласен провести «круглые столы» только с условием разоружения юго-востока.

При каких условиях возможно проведение переговоров, почему жителям юго-востока придётся разговаривать с Петром Порошенко, а также, кто может помешать проведению переговоров, кроме самих участников, мы узнали у политолога, члена Совета при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека Иосифа Дискина.

- Владимир Павленко сообщил наблюдателям специальной мониторинговой миссии ОБСЕ о готовности к переговорам по поводу прекращения боевых действий в регионе. О чём это может свидетельствовать?

- Это будет свидетельствовать о том, что Донецкая республика систематически предлагала прекратить военные действия, вывести войска Украины с территории Донецкой и Луганской народных республик и начать переговоры по взаимоотношению между народными республиками и избранным правительством Украины.

- При этом жители юго-востока Украины не готовы к переговорам, так как они не хотят разговаривать с Петром Порошенко, и считают его «убийцей, который расстреливает детей». Как этот факт может повлиять на проведение переговоров по прекращению боевых действий?

- К сожалению, гражданская война вынуждает вести переговоры, в том числе и с теми, у кого руки в крови. Опыт тех же самых переговоров Великобритании в начале XX века с Республиканской армией Ирландии, а среди них были те, за чью голову правительство Великобритании объявляло награду, привёл к независимости Ирландии. А уже в конце XX века Великобритании пришлось вести переговоры с теми, кто выступал за независимость Ольстера. Более того, те, кто были полевыми командирами и руководителями республиканской армии, и участниками переговоров, стали сегодня видными деятелями в Северной Ирландии. Что же делается? По-другому, к сожалению, не бывает.

- То есть, если я правильно поняла, можно сказать, что у Петра Порошенко «руки уже в крови»?

- Во всяком случае, уже с момента инаугурации прошло определённое время, но продолжаются обстрелы. Идут бои в Мариуполе, обстреливается Славянск, идут бои, обстреливаются жилые помещения. И теперь уже Порошенко несёт ответственность за боевые действия, потому что он является верховным главнокомандующим. 

- В то же время президент заявил, что готов пойти на переговоры только в случае сдачи оружия противостоящей стороной. Как вы думаете, пойдут ли на это на юго-востоке с учётом всех вышеперечисленных факторов?

- Я думаю, что с трудом, без того, чтобы было разъединение. Донецк и Луганск фатально устали от войны, но на переговоры все равно не пойдут, потому что нет гарантии отсутствия предательства, того, что это не обернётся всё массовыми репрессиями и геноцидом. К сожалению, сегодня руководство силовиков Украины абсолютно дискредитировано, и доверия к нему после того, как расстреливали раненых в госпитале, нет. 

Я думаю, вряд ли кто-то решится просто сдать оружие без соответствующих внешних гарантий от тех, кому доверяют в республиках. А это только Россия.

Если Порошенко пойдёт на вариант, что, так сказать, будут гарантии России, тогда, значит, возможна ситуация разоружения. Но кто-то должен гарантировать безопасность жителям Новороссии. 

- Что-нибудь ещё может помешать проведению переговоров, кроме несогласия жителей разговаривать с Петром Порошенко и невыполнения требования о разоружении?

- Прежде всего, позиция радикалов в Киеве, которые с подозрением смотрят на любые переговоры и настаивают на кровавой зачистке юго-востока, и считают, что любые переговоры – это нарушение того мандата, который Майдан отстаивал. Я думаю, что, если начнутся реальные переговоры, в Киеве начнутся достаточно агрессивные – не столь массовые, сколь агрессивные – выступления радикальных националистов, которые будут всячески срывать эти переговоры. 

Кроме того, здесь возможны всяческие силовые провокации со стороны тех частей Национальной гвардии, которые созданы на основе Правого сектора. Тут всё очень непросто.

- Почему власти юго-востока, которые долгое время не шли на контакт с новыми властями, решились сейчас на переговоры?

- Во-первых, изменились власти на Украине. Всё-таки одно дело – самоназначенные власти Верховной рады, легитимность которых всё-таки сомнительна. С другой стороны, достаточно убедительная победа Петра Порошенко в тех регионах, где выборы проводились.

Ну и, конечно же, невозможно сбрасывать со счетов усталость юго-востока. Всё-таки эти боевые действия, лишения, невзгоды, отсутствия лекарств, недостаток продовольствия, гибель людей. Так что…

- Как вы оцениваете сам факт желания провести переговоры? 

- Я думаю, что в итоге не существует никакого другого решения, кроме как мирные переговоры, потому что никаким другим способом гражданские войны не заканчиваются. Они редко заканчиваются, как полная победа одной из сторон, но, во всяком случае, они нужны для того, чтобы не допустить завершения гражданской войны геноцидом.

- Как вы думаете, они состоятся?

- В ближайшем будущем, я думаю, что нет, но со временем состоятся.

поделиться:






Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания

Внимание! Акция на подписку