Новости дня

11 декабря, понедельник










































10 декабря, воскресенье



Михаил Ремизов: Цена поражения РФ от Запада гораздо выше цены самостоятельности Донбасса


Михаил Ремизов // instagram.com

Ситуация на Украине напоминает фильм «День сурка»: президент Пётр Порошенко в очередной раз передвинул срок окончания силовой операции, а Нацгвардия ещё раз задержала и отпустила российских журналистов.

Последние события прокомментировал политолог и публицист, президент Института национальной стратегии Михаил Ремизов.

— Почему Порошенко и Кличко не поехали на «народное вече», на котором должны были отчитаться о первых ста днях работы правительства?

— Очевидно, что Порошенко не будет полноценным президентом Украины, если он будет признавать высшим органом власти в стране Майдан. Майдан сделал своё дело — Майдан может расходиться. Это естественная позиция любого президента в подобной ситуации.

— Зачем властям Украины понадобилось постоянно задерживать российских журналистов?

— Потому что Украина считает себя в буквальном смысле воюющей стороной и стремится создать нетерпимые условия журналистов российской стороны, потому что информационная сторона противоборства является одной из основных. Это война. По крайней мере, так они это воспринимают...

— Олег Сидякин и Марат Сайченко утверждают, что их грозились расстрелять. Могло бы такое случиться?

— Да, конечно, могли грозиться. Просто элемент запугивания, ненависти, выражения неприязни... Это не значит, что их действительно собирались убивать.

— Порошенко всё время переносит окончание антитеррористической операции: недавно он заявил, что АТО будет завершён на этой неделе. Думаете, он это сделает?

— Сейчас он говорит о необходимости обеспечить гуманитарный коридор, а это означает, что силовая операция будет продолжаться. Это было бы логично, если бы она продолжалась, если учесть, что какие бы то ни было политические переговоры Порошенко отвергает. Я имею в виду — переговоры с вооружёнными сторонниками самоопределения, то есть теми, с кем переговоры могут иметь смысл. Соответственно, им предлагается капитуляция, либо для них подразумевается силовое подавление.

— А для чего тогда делать заявления о завершении АТО?

— Все эти слова о том, что силовая операция должна быть закончена, являются способом выиграть время для её активной фазы. В дальнейшем нельзя исключать того, что активная фаза может быть приостановлена, и далее власти Украины будут действовать скорее средствами «удушения» ополченцев. Я имею в виду, что это будет блокада соответствующих населённых пунктов, а не проведение соответствующих войсковых операций. В любом случае, речь идёт лишь о тактике проведения силовой операции: она будет более активная или менее активная, но Порошенко явно не намерен отказываться от силовых методов решения конфликта.

— В случае, если Порошенко подавит восстание на юго-востоке и на Украине наступит относительная стабильность, отношения России с Украиной наладятся?

— Конечно же нет, потому что Украина будет строиться как агрессивное, жёсткое антирусское государство, причём в перспективе государство неплохо вооружённое. Это государство, которое будут постоянно использовать для ослабления России и нападок на её позиции, государство, которое будет проводить довольно жёсткий антирусский апартеид внутри страны и занимать антироссийскую позицию на международной арене. При этом, подчеркну, в отличие от нынешней Украины будущая Украина будет обладать более-менее боеспособными вооружёнными силами просто потому, что в это вложатся: различные её спонсоры не пожалеют денег, каких-то организационных ресурсов... Это станет в ближайшее время объединяющей национальной идеей для Украины в её нынешнем виде. Украина будет постоянно играть на определённых силовых провокациях, в том числе ориентироваться на решение вопроса по Крыму в той или иной форме.

— А конфликт России и Европы окончание силовой операции как-то сгладит, ведь Россию периодически обвиняют в том, что это она виновата в бедах Украины?

— Силовая операция является следствием неразрешённого конфликта, и её прекращение не является способом разрешения этого самого конфликта. Если произойдёт подавление Донбасса, которое будет означать капитуляцию России, в этом случае не будут применяться официальные санкции, но это совершенно не значит, что не будут применяться неформальные. К России как к побеждённой стране в этом конфликте подход будет более жёсткий, чем был бы к России как к стране, которая играет на повышение ставок. Позиция США и Европы очень разная, но игру на Украине ведут Соединённые Штаты, и в данном случае цена такой пораженческой линии России в отношениях с Западом будет гораздо выше, чем цена игры на повышение ставок, чем цена отстаивания самостоятельности Донбасса.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания