Новости дня

16 декабря, суббота













15 декабря, пятница
































Дорога в Европу или "путинским путём" - куда поведёт Украину Пётр Порошенко?


Global Look Press

Несколько лет назад политологи предрекали, что Януковича на посту президента Украины вполне может сменить Юлия Тимошенко. Эксперты опасались, что под руководством этого харизматичного политика Украина быстро превратится из коррупционной и нищей постсоветской республики в авторитарное государство, как это уже сделала Россия в путинские 2000-е годы. Тимошенко не смогла одержать победу на прошедших в воскресенье президентских выборах, однако последние шаги новых украинских властей заставляют думать, что и без неё найдутся желающие «закрутить гайки».

Одного лишь страстного желания украинцев доказать свою принадлежность к Европе недостаточно: неограниченное доверие к власти (будь она сколь угодно легитимно избранной и громогласно преданной идеалам революции) и наделение её безграничными полномочиями по случаю чрезвычайной ситуации (а Украина, как любят повторять политики в Киеве, находится в состоянии войны) могут сыграть с народом соседнего государства злую шутку. Впрочем, украинцам едва ли нужны советы из России — они сегодня уверены, что их дорога в Европу прямая и ровная и точно не имеет тех ухабов самовластия, на которых, по мнению меньшинства россиян, наша страна споткнулась, а по мнению большинства — оттолкнулась от земли, встала с колен и воспарила.

Зато всё те же недавние события на Украине дали россиянам возможность по-новому взглянуть на многие вещи. Оказалось, например, что требовать запрета оппозиционной политической партии, даже если она якобы ведёт подрывную деятельность — это плохо и фашизм. Десять дней назад и. о. президента Александр Турчинов обвинил Компартию Украины в поддержке терроризма и сепаратизма в Донбассе и обратился в прокуратуру с просьбой проверить его подозрения. В ответ коммунисты заклеймили его «национал-фашистом» — не впервые, впрочем.

У официальной Москвы, равно как и у большинства россиян, такие преследования оппозиционных политиков одобрения не встречают — если речь идёт об Украине. Что же до дел домашних, то в России мало-мальски радикальная политическая оппозиция давно подавлена, и теперь ведущих «подрывную деятельность» ищут среди некоммерческих организаций. На днях жалобы трёх из них на признание «иностранными агентами» дошли до Верховного суда — и были отклонены. Получение грантов и другого финансирования из-за рубежа и раньше было связано с многочисленными бюрократическими рогатками, через которые мышь не проскочит, так что представители правозащитных организаций не сомневаются: нейтральное, как решил недавно Конституционный суд, звание «иностранных агентов» им обеспечили нарочно, чтобы очернить в глазах населения, а положенную в связи с этим званием череду дополнительных проверок — чтобы окончательно задушить.

Рассмотрение иска ещё одной организации — Ассоциации в защиту прав избирателей «Голос» — суд тогда перенёс; менее чем через неделю украинский ЦИК отказал в аккредитации нескольким сотням наблюдателей из России, которых готовил в том числе «Голос». Можно попытаться поискать мотивы такого решения киевских чуровых — а можно вспомнить, что сейчас российская Госдума рассматривает «антитеррористический блок законопроектов». В нём есть в том числе новые поправки в закон об «иностранных агентах», по которым деятельность «Голоса» была бы приостановлена ещё до решения суда по его жалобе — сразу после постановления Минюста, так что никаких наблюдателей не было бы вообще.

Вернёмся к событиям на Украине. Ещё они напомнили нам, что держать в застенках журналистов, пусть и схваченных в зоне ведения боевых действий — это плохо и фашизм. Безусловно, действия Службы безопасности Украины, которая только на минувших выходных освободила сотрудников российского телеканала LifeNews, можно объяснить. Но — и эту разницу важно понимать — их невозможно оправдать. У спецслужб и так слишком много полномочий и секретов, чтобы позволять им действовать не под лозунгом «Таков закон», а под лозунгом «Нет, ну а чего ещё вы ожидали?».

Пожалуй, большинство россиян согласятся с этой мыслью — если только речь идёт об украинских спецслужбах. Но как отреагировало бы общественное мнение в России, если бы ФСБ задержала в Чечне иностранных журналистов, передвигавшихся на машине, в багажнике которой находился переносной зенитно-ракетный комплекс? Поверило бы заявлениям журналистов о том, что ПЗРК им подбросили? Гневно требовало бы немедленного освобождения работников СМИ, против которых нет ни одной улики, кроме пресловутого ПЗРК? Наконец, если бы некий офицер этих журналистов для надёжности уничтожил на месте — разве не стояли бы потом под окнами суда демонстрации с лозунгами типа «Майор Пупкин — герой России!»?

Вообще аналогию между событиями на Донбассе и событиями в Чечне сегодня проводят многие, в том числе отнюдь не либеральные публицисты вроде Максима Шевченко. В свете заявлений новоизбранного президента Украины Петра Порошенко о том, что операция против Донецкой и Луганской народных республик «должна и будет длиться часы», на ум приходят совсем уж пугающие сравнения. Можно много спорить о том, в какой мере жители Донбасса поддерживают идеи независимости восточных регионов Украины. Пока, как мы уже писали не так давно, по всему выходит, что эти люди выступают скорее в роли заложников. Однако официальная легитимная власть как раз тем и отличается от сорвиголовых повстанцев, что сам факт избрания наделяет её помимо полномочий ещё и ответственностью за жизни людей.

На заре революционных событий на Украине российские «национал-патриоты» укоряли тех соотечественников, кто сочувствовал мирному Евромайдану и не поддерживал при этом вооружённых сепаратистов Донбасса: мол, те против России, вот вы их и готовы целовать, а эти за Россию, вот они вам и поперёк горла. Время и развитие событий показали, что, как это нередко бывает в жизни, такая критика гораздо больше говорила о критикующем и его образе мыслей, чем об объекте критики. «Друзьям — всё, врагам — закон» — формула старая, но в открытую её используют лишь в одном случае — на войне.

О том, что эту войну старательно разжигают в умах россиян, мы уже писали. Хотелось бы верить, что в умах украинцев эта искра не даст пламени. И хотя, повторим, едва ли жители Украины готовы сегодня слушать советы от граждан России, к нашему горькому опыту построения демократии стоило бы прислушаться. Россия ведь сегодня взяла курс на причудливое сочетание идеи чучхе и демонстрации кузькиной матери всему миру. Если Украина хочет остаться верна своему курсу на Европу, то последнее, что ей стоит делать — это пытаться, как сказал бы Владимир Путин, отвечать симметрично, руководствуясь принципом «на войне как на войне».

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания