Новости дня

20 августа, понедельник







19 августа, воскресенье












18 августа, суббота
















17 августа, пятница










Александр Брод: Заявления Порошенко - это лишь антураж для продолжения трупной политики


Александр Брод // Кадр YouTube
Александр Брод // Кадр YouTube

За 26 и 27 мая, по некоторым данным, в Донбассе погибли около 130 человек: из ручного противотанкового гранатомёта были подбиты грузовик батальона «Восток», перевозивший раненых ополченцев, и грузовик с флагом медицинской помощи; на Путиловском мосту украинские военные стреляли из миномётов; перестрелка между украинскими военными и ополченцами подошла по Киевскому проспекту к центру Донецка.

Что это значит? Это Донецк не собирается сдаваться и подчиняться уже новому президенту Украины Петру Порошенко, или же Порошенко проводит неправильную политику по отношению к бастующему региону? На этот и другие вопросы нам ответил российский правозащитник, член Совета при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека Александр Брод.

— В Донецке объявили мобилизацию всего медицинского персонала, также ночью силовики обстреляли грузовик с ополченцами. В результате столкновений погибли, по данным СМИ, около 30 человек. Донецк не собирается сдаваться?

— Все люди надеялись на то, что выборы президента помогут явить нам фигуру, которая сможет остановить войну и кровопролитие на Украине. К выборам было много претензий, потому что было много нарушений. Но, тем не менее, соглашаясь с выбором украинского народа, люди ждали от Порошенко действительно мудрых и миротворческих усилий. Вместо этого пока мы видим жёсткие призывы к усилению активности силовиков на юго-востоке, в Донецкой и Луганской областях. То есть обстрелы усилились, в том числе ведётся стрельба, уничтожение транспортных узлов, жилых зданий, промышленных объектов, то есть похоже, что реализуется сценарий «Чистое поле-2», который в своё время задумывался Саакашвили по отношению к Цхинвалу.

В этой ситуации я считаю, что необходимо вмешательство Организации Объединённых Наций и введение миротворческого контингента для того, чтобы остановить насилие, прежде всего со стороны украинских силовиков, и, конечно, нужно сдерживать повстанцев Новороссии. Также в этой ситуации нужно думать об эвакуации детей, пожилых людей для того, чтобы просто спасти их жизни.

А повстанцы, теперь будем так говорить, армий Донецкой и Луганской областей не собираются сдаваться, поскольку считают себя уже независимыми территориями, уповают на данные референдумов, в которых приняло участие подавляющее большинство граждан этих областей, которые проголосовали за собственный, независимый путь развития. Выборы президента тоже показали, что интереса к ним именно в Донецкой и Луганской областях нет, практически все избирательные участки там не работали.

Видимо, официальный Киев будет продолжать силовые операции для того, чтобы сломать активность повстанцев, но это просто приведёт к их радикализации и партизанской войне.

— То есть можно сказать, что повстанцы продолжают воевать из-за заявлений Порошенко?

— Он сделал же не только заявления, но и подстегнул активность силовиков, хотя он говорил, что поедет в Донецкую область вести переговоры, хочет провести там инаугурацию. Наверно, он представляет эту территорию как пустыню, на которой он будет стоять как победитель и присягать на Конституции Украины. Видимо, у него такие представления.

Но, к сожалению, подобными неумелыми действиями он, можно сказать, сразу же после выборов пошёл по ошибочному пути, который не принесёт ему победные лавры.

— Тот же Порошенко заявлял, что нужен диалог. И, в принципе, представители юго-востока согласились, что он необходим, но все продолжают воевать. Почему, как Вы думаете?

— Видимо, каждый по-разному представляет, что такое диалог. Турчинов и его команда начинали этот диалог в виде миротворческих круглых столов, которые просто являются насмешкой над здравым смыслом. Ведь они не приглашали ни представителей юго-востока, ни оппозиционных политиков…

Вот буквально сейчас мы закончили с коллегами приём граждан Украины, которые находятся сейчас в Москве. Они стали беженцами со своей Родины. Кто-то был избит жесточайшим образом, кто-то не может продолжать свою общественно-политическую деятельность из-за постоянных преследований. Эти люди были готовы к диалогу, но украинская власть их выдавливает. И в силу теперешних карательных действий беженцев будет ещё больше, следовательно, о каком диалоге можно говорить, если никто из руководства Донецкой и Луганской областей не был даже удостоен внимания украинских властей и, как я понимаю, избранный президент пока ещё не собирается с ними встречаться?

Поэтому слова и призывы к диалогу можно воспринимать только лишь как антураж для продолжения трупной политики террора.

— Можете конкретизовать цели, ради которых, по-вашему, воюют на Украине? И повстанцы, и та же новая украинская власть.

— Новой украинской власти — я имею в виду киевскую власть, — нужно утвердить своё господство на территории Украины в силу разных причин: нужно полностью подчинить себе экономику, природные ресурсы для того, чтобы запустить туда американские и европейские компании. Есть желание, подчинив себе территорию как можно быстрее, подготовиться к вступлению в Евросоюз и НАТО и таким образом подойти к границам Российской Федерации.

Я думаю, что кто-то рассматривает Майдан как репетицию российских событий. У режиссёров Майдана вполне определённые, далеко идущие планы, связанные с Российской Федерацией.

А повстанцы воюют за свою Родину, за свои территории, за свой путь развития без зарубежных режиссёров. Они видят по примеру тех же балтийских стран, которые вступили в Евросоюз. Что мы видим? Качество жизни не особо улучшилось, постоянно срезаются пособия, носители русского языка, русскоязычное население, находятся в положении рабов, продолжается бегство молодёжи в более развитые страны с территории прибалтийских государств. Вот наглядный пример того, к чему привела балтийская интеграция и вмешательство зарубежных сообществ Эстонии, Прибалтики и Литвы. Поэтому юго-восток Украины не хочет идти по такому пути и превращаться в людей второго сорта.

— По вашим словам у меня сложилось впечатление, что Российскую Федерацию, русскоговорящее население хотят истребить.

— Думаю, есть и такие политики и в Европе, и в Соединённых Штатах Америки. Но за последние две-три недели прошли антифашистские митинги в Брюсселе, Риме, Мадриде, странах СНГ — в том же Кыргызстане, в Германии постоянно выступают левые политики, в Соединённых Штатах Америки сейчас выступают с такими оппозиционными заявлениями Госдепу и президенту Обаме. Это говорит о том, что у международного сообщества открываются глаза на происходящее на Украине и есть надежда на то, что этот беспредел будет остановлен и стороны всё-таки перейдут к дипломатическому способу, а не силовому решению конфликта.

— В будущем удастся "успокоить юго-восток", не допустив его отделения, новым украинским властям?

— Если власть перейдёт от силовых методов к переговорному процессу, я думаю, удастся.

Все сейчас прекрасно понимают, что Российская Федерация не намерена вводить войска. Мы, конечно, переживаем за народы юго-востока, но Российская Федерация не будет осуществлять никаких военных действий на этой территории. И Россия здесь как сторона, которая готова к мирному урегулированию процесса.

Возможно, сейчас какое-то слово скажет вновь сформированный Европарламент. Будут прилагать дополнительные усилия ООН и ОБСЕ, возможно, появятся какие-то новые миротворческие силы. Например, российские правозащитники, я в том числе, планируют провести несколько публичных выступлений на европейских площадках с привлечением европейских политиков, правозащитников, журналистов. Возможно, появится какая-то третья сила именно снизу, именно из числа общественников, которая сможет выступить посредником для наведения порядка, мира на юго-востоке.

— В качестве чего, в случае сохранения в составе Украины, будет выступать юго-восток?

— Есть вариант сохранить эти республики в составе Украины, но с особым экономическим статусом. Слишком много завязано на экономике этих республик с основной частью Украины, и можно было бы найти приемлемую модель.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания

Собеседник 2019г
подписка -20%!