Новости дня

18 ноября, суббота












17 ноября, пятница






















16 ноября, четверг











Адвокат Вадим Клювгант: Действия Полонского – и не сделка, и вне закона


Скандально известный бизнесмен Сергей Полонский планирует частично признать свою вину для того, чтобы заключить сделку со следствием. О том, что необходимо России для экстрадиции Полонского из Камбоджи, мы поговорили с известным адвокатом Вадимом Клювгантом.

– Адвокат Сергея Полонского Александр Карабанов заявил, что Полонский готов пойти на сделку со следствием и признать «некоторые эпизоды» для того, что ему изменили меру пресечения, хотя сам он считает себя полностью невиновным. Как можно прокомментировать эту информацию?

– Я тут информации, честно говоря, не вижу. Адвокат выразил некие намерения своего подзащитного не вполне ясно, или намерения были не вполне ясные, поэтому я затрудняюсь здесь что-либо комментировать. Могу только сказать не применительно к данному конкретному делу, в котором я не участвую, а просто с точки зрения общего смысла «сделки с правосудием» так называемой.

Она предполагает признание вины как смягчающее обстоятельство, то есть раскаяние в совершённом преступном деянии, поэтому, если это обуславливается какими-то еще оговорками, что на самом деле человек ни в чем не виноват, но он вынужденно признает свою вину, это не является раскаянием. И такие сделки с правосудием не могут называть так. Суд, кстати, обязан проверять это обстоятельство — то есть не является ли признание вынужденным.

/

– А если оно является вынужденным?

– Если суд приходит к выводу, что признание является вынужденным, то он такую сделку утвердить не может, и дело подлежит рассмотрению в общем порядке. Это общее правило, в соответствии с законодательством.

– Это вообще законно?

– Это вне закона. И это вообще не сделка. Сделка — юридически значимый термин. И смысл юридический означает то, что две стороны вступают в сделку, о чём-то договариваются. Ключевым здесь является добровольное волеизъявление, свобода выбора. Всё остальное не сделка, а видимость сделки — а то, что видимость, не может быть сущностью.

– Что спасет Полонского от тюрьмы?

– Я не могу комментировать это, потому что я не знаю ситуацию настолько, чтобы дать вам ответственный ответ по этому вопросу.

/

– На каких основаниях Россия может в будущем добиться экстрадиции Полонского?

– Это не имеет универсального рецепта. Соответственно, невозможно дать один правильный ответ. Суд, откуда запрашивается экстрадиция, оценивает обоснованность этого запроса. Он оценивает с точки зрения того, являются ли деяния, которые инкриминируют человеку в другой стране, преступными. В том числе — являются ли деяния преступными для той страны, откуда запрашивается экстрадиции. Это очень важно.

Далее, они оценивают обоснованность запроса фактическую и юридическую. И третье, что подлежит оценке в таких случаях, — гарантия независимого суда в той стране, куда запрашивается экстрадиция. Если на эти три вопроса (конечно, они делятся на еще некоторые, это я общо сказал) суд находит положительный ответ, то запрос могут удовлетворить. Если же хотя бы по одному будут сомнения, то могут отказать.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания