Новости дня

16 декабря, суббота










15 декабря, пятница



































Дмитрий Абзалов: Яценюк спасет Украину и карьеру только через референдум и отказ от войны


Дмитрий Абзалов // Кадр YouTube

Сторонники федерализации Украины обещают держать свои блокпосты и отражать удары «Правого сектора» до 11 мая, то есть вплоть до проведения референдума. Станет ли он переломным в этом противостоянии? Как повлияет на развитие всех событий? Кто признает его легитимным?

Об этом и не только мы поговорили с президентом Центра стратегических коммуникаций Дмитрием Абзаловым.

– Что сможет изменить референдум на востоке Украины?

– Референдум повысит легитимность сторонников федерализации, позволит им более жёстко формулировать собственные позиции, прежде всего, связанные именно с политическими требованиями по расширению полномочий регионов. Понятно, что эта позиция каким-то образом подтверждена в регионе, и движения, связанные с тем, что сторонники федерализации не убедят небольшое количество людей, которое захватило власть, будут неубедительными. Соответственно, переговорная позиция Киева серьёзно ослабнет. Поэтому им нужно будет ни в коем случае не допустить проведения референдума или договориться с представителями юго-востока, либо попытаться решить вопрос силовыми способами. Но силовыми способами вряд ли получится, потому что любому манёвру воспрепятствует Российская Федерация, а вот договариваться самое время.

Вопрос в том, насколько Киев сам заинтересован в сохранении территориальной целостности. В принципе, для Яценюка её сохранение было бы выгодным, потому что он получил серьёзный аргумент для того, чтобы остаться у власти. Но Яценюк человек, который привёл к разделению страны, которого не очень хотелось бы. Я думаю, что здесь вопрос стоит о том, насколько стороны готовы сесть за переговоры, насколько готов пойти на это «Правый сектор». Тем более что там сконцентрирована основная силовая группа, которую поддерживает Кабмин. Поэтому здесь определённые риски есть, и очевидно, что в Киеве ещё идёт серьёзная борьба на предмет того, что вообще делать с референдумом и как правильно выстраивать переговорную позицию с юго-востоком. В случае, если он будет подавлен, силовые решения поставят под угрозу проведение выборов президента в мае. Яценюку было выгодно ввести федерализацию, провести референдум и тем самым стабилизировать власть в Киеве. Так он спасет страну и свою карьеру. Но екму также необходимо убрать силовые сценарии, потому что после силовых сценариев все последующие действия осуществить будет невозможно. 

– А как вы считаете, референдум вообще признают легитимным?

– На юго-востоке — да, в Киеве — нет. Опять же, на юго-востоке «Партия регионов», скорее всего, не признает, а соответственно, местные жители в основном признают. Понятие легитимности — позиция того, кто признаёт. Но просто после этого, в случае непризнания референдума, позиция сторонников федерализации серьёзно усилится. Ведь Киев тоже не признал итоги референдума в Крыму, а легитимность нынешней украинской власти тоже мало кто признал на юго-востоке, но это не мешает проводить политику. Поэтому это укрепит позиции. И, кстати, в случае жёсткого сценария референдум не признают в Киеве, если же будут вестись переговоры и какие-то согласования, то признают, но это маловероятно.

– А из внешних участников ситуации?

– Российская Федерация признает, а США не признает. Как в случае с киевскими властями: США признали, а Российская Федерация — нет. Вопрос даже больше в Киеве, чем в этом. Вопрос в договорных позициях и исполнении Женевских соглашений. Насколько, соответственно, Киев готов разоружать «Правый сектор» — ключевой момент этих соглашений. Даже не отвод войск.

Если Киев не выполнит эти соглашения, всё может выйти боком. Просто Европейский союз радикально договариваться не готов. Что касается США, то тут как бы рисков от территориальной целостности США особо не понесут. Интеграция, информационные потоки — [все эти проблемы] будут, прежде всего, у ЕС. Поэтому риск связан именно с этим сегментом. Соответственно, есть определённые сложности. И понятно, что Киеву необходимо принимать самостоятельно решение — впервые за последние несколько месяцев. Вопрос открытый, насколько Киев будет готов пойти навстречу…

– Вы думаете, что он будет не готов пойти навстречу?

– Там же тоже идёт борьба за власть. Порошенко заинтересован в легитимизации власти и выборах президента, Тимошенко, наоборот, пытается их всячески сорвать вместе с Турчиновым, поэтому последний на силовые методы и «бьёт». Это, конечно, будет несколько дестабилизировать ситуацию. Сейчас с Киевом очень сложно договариваться, потому что определённая позиция у Киева есть, но кто за неё отвечает? Договорённости подписывал замглавы МВД, выполнять их готов Яценюк, а есть ещё и Турчинов, который по совместительству является президентом и отвечает за силовой корпус. Слишком тут много людей, которые принимают решения, а они ещё и принимают решения, направленные супротив друг друга. Есть дезорганизация, которая, кстати, создаёт эффект неожиданности.

– Как вы считаете, смогут ли сторонники федерализации одни отстаивать юго-восточный регион, если противостояние продолжится и после референдума возникнет гражданская война?

– Вопрос, кто будет в ней участвовать. Вообще по формальным признакам гражданская война началась. Даже больше идёт гражданское противостояние между представителями «Правого сектора» и сторонниками федерализации, а не военный сепаратизм. Если военные силы не будут вмешиваться, то в противостоянии без применения бронетехники шансы у юго-востока очень хорошие. Даже с применением [бронетехники] — достаточно неплохие. Вот ВВС, например — есть городские постройки, это неудобно; есть противотанковые вооружения, плюс ко всему, как показывает практика, значительная часть киевских войск не готова воевать. Придётся с запада Украины перекидывать войска, а их мало. На востоке некоторые подразделения уже переходят на сторону юго-востока. То же самое в правоохранительных органах. Даже в случае жёсткого сценария, даже если удастся временно подавить — всё равно будут противостояния, даже на мировом уровне. Работать там будет достаточно сложно.

Поэтому без применения тяжёлых видов вооружения, у юго-востока есть неплохие шансы, чтобы выстоять. Тем более, что значительная часть переходит на их сторону. Но тяжёлое вооружение создало бы для них определённый риск.

Здесь и Киев понимает, что усиление «Правого сектора» — дорога в один конец. Потом никто не захочет складывать оружие и куда-то уходить.

– В случае вовлечения военной техники в противостояние Россия будет оказывать поддержку юго-востоку?

– Помните, президент во время горячей линии сказал, что Совет Федерации дал ему право использовать войска, но он бы очень этого не хотел? Соответственно, если будет война, то есть, грубо говоря, вовлечение вооружённых сил, то это будет риск, и Москва решение принимать будет. Но до последнего момента Россия заинтересована в сохранении целостности Украины, проведении федерализации и урегулировании конфликта мирным способом. Потому что любая война будет означать, что страна в фактическом понимании существовать уже не будет.

– К чему может привести военная поддержка России?

– К отсоединению юго-востока.

– И присоединению его к России?

– Нет, пока что просто к отсоединению. Толком о нём пока никто не говорит, но, возможно, речь об этом будет идти. Если, опять же, будет попытка силового давления полностью на юго-восток, вовлечение вооружённых сил и применение авиации. Тем более что, на самом деле, вооружённые силы [Украины] на данном этапе (да и вообще, в принципе) серьёзную конкуренцию нам составить не могут. Большая часть расположена техники в Крыму. То есть с точки зрения военного потенциала Украина никаких угроз не представляет. Тут вопрос именно политического решения. Добавлю, что Российская Федерация будет до последнего военного решения избегать — только в случае начала массового геноцида. Сейчас необходимо Киеву договариваться, договариваться комплексно.

– Может ли эта военная поддержка привести к полномасштабной войне, в которую будут вовлечены не только Россия и Украина, но и США, и другие страны Европы?

– США не будут воевать за Украину. Это бессмысленно. Российская Федерация — страна, которая обладает ядерным вооружением. США — тоже страна, которая обладает ядерным вооружением. И их стычки допустить невозможно.

Другие страны Европы входят в НАТО, у них тоже есть ядерное вооружение. НАТО не будет вводить войска, воевать с Российской Федерацией, Европа тем более не будет воевать с Российской Федерацией из-за Украины. Это экономически и политически невыгодно. Ввести санкции — да, это можно. А вести военные действия также бессмысленно, потому что в результате это может парализовать экономические связи.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания