Новости дня

11 декабря, понедельник










































10 декабря, воскресенье



Анатолий Лысков: Заявление Турчинова о поддержке Россией преступлений унижает его самого


пресс-служба

23 апреля появилась информация об убийстве депутата Горловского городского совета от партии «Батькивщина» Владимира Рыбака. О том, кому могло это понадобиться, также о том, почему исполняющий обязанности президента Александр Турчинов уверен в том, что преступлениях на востоке Украины чувствуется «рука Москвы», побеседовал с нами член Совета Федерации Анатолий Лысков.

– Депутата Горловского городского совета от партии «Батькивщина» Владимира Рыбака убили в Донецкой области. Анатолий Григорьевич, как Вы считаете, из-за чего его убили?

– Вы знаете, я, во-первых, его не знаю, такого депутата. Поэтому по существу мне пояснить даже нечего. Там мотивы могут быть совершенно разные — от обыкновенного бытового преступления против жизни этого человека до каких-то политических мотивов. Больше даже ничего не смогу сказать.

– Некоторые склоняются к тому, что это были политические мотивы, поскольку после этого исполняющий обязанности президента Александр Турчинов возобновил антитеррористическую операцию на юго-востоке.

– Вы знаете, я достаточно осторожный человек. Это слишком простое, по-моему, объяснение, и мне с трудом верится, что специально было совершено такое преступление, чтобы начать такую операцию. Антитеррористическая операция была приостановлена в связи с предстоявшим тогда четырёхстороннем Женевским саммитом — это во-первых, и во-вторых, были пасхальные праздники. Там же не было сказано «отменить антитеррористическую операцию», а было указание её приостановить и были озвучены мотивы. И мотивы эти себя исчерпали. И вот вам, пожалуйста, автоматическое [возобновление]. Поэтому я не склонен вот так без объективных и достаточно веских доказательств вот так вот утверждать, как утверждают некоторые товарищи.

– Исполняющий обязанности президента Александр Турчинов уверен, что убийство совершили сторонники федерализации, «надругавшись» тем самым «над Женевскими соглашениями и над всем миром». А как считаете Вы?

– Он [Турчинов] занимает высокий пост, пусть даже полученный по той схеме, которая у нас признаётся несоответствующей праву. Он имеет право заявлять всё, что он считает нужным, и нести за это политическую ответственность. Я не могу с ним ни соглашаться, ни опровергать, потому что у меня нет никаких доказательств.

– Также Турчинов заявил, что преступления на юго-востоке совершаются «при полной поддержке и попустительстве Российской Федерации». А какая доля причастности к этому преступлению России, как думаете Вы?

– Это заявление [для] политика такого уровня я считаю очень поверхностным. На каком основании Российская Федерация должна вмешиваться, да ещё и нести какую-то ответственность за внутренние дела на Украине? Это его предположения. Если у него есть веские доказательства о вмешательстве России или, тем более, ответственность, с моей точки зрения, не вполне корректное, выражаясь корректным языком, извините за тавтологию, не вполне корректное заявление... Заявление Турчинова о России унижает его самого под этим мотивом, что называется. 

Но мы — я имею в виду те, кто являются законодателями, входят в круг публичных политиков — внимательно смотрим за тем, что происходит на территории братской Украины. Эту информацию подают СМИ, люди достаточно разные, с разной профессиональной подготовкой, но то, что они нам преподносят, позволяет сделать вывод, что оснований для подобных заявлений по отношению к России у Турчинова нет.

– Тогда, если оснований нет, то России стоит ответить на все претензии Турчинова?

– Вы знаете, у нас за внешнюю политику и, скажем, за официальную позицию России по проблемам взаимоотношений на международном уровне по большому счёту отвечают президент и правительство, а от органа, который делает соответствующие заявления, согласованные с высшим политическим руководством страны, от Министерством иностранных дел, я ещё, в силу своей занятости, подобного заявления не видел. 

Что касается меня как публичного политика, я тоже здесь соблюдаю определённые правила поведения. У нас есть комитет по международным делам. Он и должен озвучивать позицию одного из высших органов законодательной власти. Если бы вставал вопрос о, скажем, каких-то правовых вопросах, связанных с соотношением нашей Конституции, Конституции Украины, здесь я мог бы вам что-нибудь сказать дополнительно.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания