Новости дня

14 августа, вторник






































13 августа, понедельник







Михаил Ремизов: Россия избежала большого зла, но так и не решила главную задачу


Нападение на блокпост в Славянске на юго-востоке Украины вызвало всплеск беспокойства, связанного с возможностью срыва выполнения Женевских договорённостей от 17 апреля. Суть последних событий вокруг соседней страны мы попросили разъяснить политолога и публициста, президента Института национальной стратегии Михаила Ремизова.

– В ночь на 20 апреля в Славянске произошло вооруженное столкновение. Михаил Витальевич, кто сегодня заинтересован в обострении ситуации на юго-востоке Украины?

– Прежде всего это часть украинских радикалов, которые стремятся стабилизировать общество на принципах идеи объединения и сплочения в борьбе с теми, кого они называют сепаратистами. Таким образом они желают оказать соответствующее влияние и на ход избирательной компании, где увеличится шанс у тех, кто выступает с более жестких и непримиримых позиций.

Пожалуй, среди геополитических игроков военные сценарии, особенно с втягиванием России в вооруженный конфликт, являются приемлемыми и интересными для Соединенных Штатов. США мечтают втянуть Россию в войну на Украине со всеми перспективами различных проблем и вызовов, это вовлечение РФ в локальный военный конфликт является привлекательной идеей для США.

В целом существует большое количество самых разных игроков, которые могут действовать по инерции и преследовать свои интересы в довольно хаотической ситуации на Украине. В числе заинтересантов силовой эскалации можно назвать также Юлию Тимошенко. Она заинтересована в переносе президентских выборов под предлогом чрезвычайной ситуации на более поздний срок с расчетом на то, что сама Тимошенко заявит о себе, выступая с жестких позиций, с которыми связаны ожидания «твердой руки» для Украины. В этом процессе она может изменить в свою пользу неблагоприятный для нее электоральный баланс сил, существующий на данный момент. Чисто политически этого мотива исключать нельзя.

– А что можно сказать о позиции, которую занимает официальный Киев?

– Действующее руководство Украины занимает двойственную позицию. С одной стороны, ему важно продемонстрировать свою способность разрешить вопрос с так называемыми сепаратистами, с другой стороны, Киев уже связан Женевскими соглашениями, и действия от его имени в этом направлении ограничены договоренностями. Однако сейчас усиления масштабов протестной активности на юго-востоке не происходит, поэтому они считают, что в данный момент время работает на них. Если же останутся только локальные очаги сопротивления, то нынешняя власть сможет провести выборы в запланированные сроки.

– В этой связи кажется ли правдоподобной версия, что вооруженное столкновение в городе организовал «Правый сектор»?

– «Правый сектор» — это некое сообщество радикальных группировок. Безусловно, в нападении могла участвовать одна из таких группировок, которая находится в орбите «Правого сектора», но далеко не факт, что все они действуют по единому плану и подчиняются приказам руководства организации. Это в большей степени сетевая структура, чем иерархическая. Иными словами, эта версия вполне вероятна, но она не подразумевает централизованное принятие решение о нападении со стороны руководства «Правого сектора».

– Как история с нападением на блокпост в Славянске повлияет на настроения на юго-востоке Украины?

– Безусловно, в сторону усиления протестных настроений и негатива в отношении Киева и режима, сформированного Майданом.

– Как происшествие в Славянске может повлиять на процесс выполнения Женевских договоренностей?

– Выполнение Женевских договоренностей проходит довольно условно. Сегодня они исполняются украинской стороной в том, что официально остановлена антитеррористическая операция. При этом де-факто применение силы продолжает практиковаться. На стороне Киева выступают не только регулярные украинские части, но и наемники, то есть частные военные компании, а также «Правый сектор». При этом армия, да и часть МВД не являются надежными с точки зрения исполнения приказов и даже переходят на сторону протестующих юго-востока. Поэтому официальное прекращение антитеррористической операции не означает остановку применения силы. Так что ни о каком полноценном выполнении Женевских соглашений сейчас речь не идет.

– Правильно ли я вас понимаю, что сегодняшняя украинская власть напрямую пользуется военными услугами «Правого сектора»? Или же эта организация скорее действует по своей инициативе?

– Как мы знаем, лидер «Правого сектора» Дмитрий Ярош даже с Виктором Януковичем встречался в определенный момент. Безусловно, возможны совместные и скоординированные действия согласно общим договоренностям.

– Министр иностранных дел Польши Радослав Сикорский предложил США и НАТО увеличить контингент войск на своей территории. Для чего это нужно польской стороне?

– Во-первых, здесь не стоит исключать иррациональных мотивов. Польша — загадочная страна, в которой значительная часть населения верит в то, что Россия вынашивает планы реванша в отношении нее и имеет территориальные претензии, которые должны привести к очередному разделу страны и так далее. Во-вторых, Польша традиционно за счет фактора противостояния с Россией стремится повысить свою роль в НАТО и ЕС. В данном случае, прежде всего, имеет место именно эта причина.

– Президент России утвердил закон, облегчающий получение гражданства России носителям русского языка. Как этот закон может повлиять на развитие ситуации на Украине?

– Это не касается граждан Украины. Ограничительным фактором в этом законе является то, что речь идет о людях, проживающих на территории России, или о тех, чьи родители или предки проживали на территории нашей страны в ее нынешних границах.

Изначально этот закон создавался с целью дать облегченную возможность получения гражданства именно для жителей Украины. Затем все было сформулировано таким образом, что этими льготами могли воспользоваться жители Средней Азии и Закавказья, а это представляется крайне нежелательным. Общественность справедливо испугалась и выступила с протестами.

В качестве ответной реакции была принята эта ограничительная поправка, говорящая, что речь идет только о тех, чьи предки проживали на территории Российской Федерации. В итоге Россия избежала большого зла, но и не решила главную задачу. Массовой натурализации жителей стран Средней Азии и Закавказья не произошло, но и облегченного предоставления российского гражданства жителям Украины добиться не удалось. Получилась весьма непоследовательная законодательная операция. Изначальные цели, которые ставились, законом в итоге не достигнуты.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания

Собеседник 2019г
подписка -20%!