Новости дня

16 декабря, суббота













15 декабря, пятница
































Гейдар Джемаль: США заинтересованы, чтобы война РФ, Украины и ЕС проходила под их присмотром


Russian Look

На двух кандидатов на пост президента Украины, Михаила Добкина и Олега Царёва, в очередной раз напали; представители ООН выступили с докладом, в котором призвали власти Украины обеспечить всем гражданам страны равные права на участие в политике. Что ждёт не только украинцев, но и весь мир? Об этом нам рассказал российский исламский общественный деятель, политолог Гейдар Джемаль.

– Гейдар Джахидович, как вы считаете, почему провокации устраиваются против двух кандидатов на пост президента Украины, Олега Царёва и Михаила Добкина? Чем они так примечательны?

– Не знаю, они просто пророссийские кандидаты. По-моему, просто такие однозначно пророссийские, которые являются с точки зрения национальной украинской идеи представителями «пятой колонны». Я думаю, что Царёв и Добкин означают передачу остатка Украины, как Крыма, под федеральный контроль, федеральную власть России. По крайней мере, Царёв точно обозначает именно это.

– Получается, все провокации направлены против того, чтобы остаток Украины перешёл под федеральный контроль России?

– Вы знаете, это процесс, который для таких дестабилизированных регионов, как Украина, просто неизбежен.

– Какую роль сыграют президентские выборы в нынешней ситуации?

– Да никакую роль не сыграют, потому что нынешняя ситуация уже вышла за рамки такого обычного политического процесса. Я думаю, что мы скатываемся к полномасштабной войне в итоге. Из кандидатов нет никого, кто соответствовал бы масштабу времени. И процесс всё равно уйдёт от координированного и управляемого в сторону, связанную с потоком чистой истории.

– Вы сказали, что мы «скатываемся к полномасштабной войне» — речь о войне внутри Украины?

– Я думаю, что война внутри Украины неизбежно вовлекает туда Россию. Во-первых, Крым сейчас находится в состоянии изоляции, которая будет только расти, потому что уже сейчас перекрыто электричество, не полностью, но в 3 раза или 4 точно сократилось поступление воды через Северо-Крымский канал. А если это понижать окончательно, что будет, наверно, сделано, то это означает коллапс водоснабжения на полуострове. Кроме того, через паром Крым можно снабжать только 60 фурами в сутки. А когда Крым был в составе Украины, то туда ежедневно заезжали по 250 фур в течение 24 часов. То есть количество продовольствия, которое может быть завезено в Крым, даже если полностью загрузить паром только этим снабжением, в 4 раза меньше, чем это было реально раньше, до аннексии. Таким образом, сейчас в Крыме образовалась страшная проблема дефицита воды. Кроме того, существует проблема поставки электроэнергии. И России для того, чтобы эту проблему решить, необходимо провести канал, а можно это сделать через юго-восточные области, через перешеек. Иначе Крым поддержать непонятно как. И придётся просто вторгаться в эти области. То есть такой процесс уже идёт в некоторых областях, например в Славянске, а это будет означать вступление в конфликт с Украиной и с тем, кто будет её поддерживать.

– А как вы считаете, кто её будет поддерживать?

– Я думаю, что её будут поддерживать Соединённые Штаты, которым это выгодно, потому что они благодаря конфликту на Украине восстанавливают почти уже развалившееся НАТО. То есть НАТО дышало на ладан, но внезапно крымская история влила новое и новое вино в их старые мехи, и НАТО ожило. Теперь никому не надо доказывать, что оно необходимо, теперь можно восточноевропейские государства принудить к выплате больших средств на оборону. Если бы этого не было, НАТО больше разваливалось, американцам пришлось терпеть ещё большие расходы на содержание, потому что европейцы уклонялись от этого. Теперь ситуация поменялась: американцам не надо оправдывать продолжающееся нахождение армии в Европе и так далее. У них тут получился колоссальный аргумент. И я думаю, что Штаты будут принуждать европейцев участвовать в этой ситуации, сами будут играть в эту игру. 

Кроме того, есть же ещё дальневосточное направление, а там вообще ничего не понятно. Позиция Китая в поддержке России по теме Украины вообще оказалось очень непонятной. Китай занял очень осторожную позицию, в которой мы видим то, что он не совсем со всем согласен, не полностью согласен. Они сказали, что поддерживают территориальную целостность стран и так далее и фактически они отказались согласиться с [присоединением] Крыма, с референдумом. Что означает какую-то, по-видимому, новую китайскую игру и очень неясное развитие событий, потому что нельзя забывать о том, что у Китая есть территориальные претензии к России на 1 млн 700 тыс. квадратных метров, которые пока не сформулированы чётко, но они содержатся чётко в документах, картах, историческом и политическом сознании. То есть они считают, что Россия тяпнула у них Восточную Сибирь, которая является китайской собственностью. Кроме того, большие вопросы по Центральной Азии. Сейчас там «поведут» китайцы, потому что посол Китая в Казахстане совершенно открыто заявил, что время бесконтрольной идеологии России в Центральной Азии прошло, что энергетическое влияние России там останется, но полного контроля больше не будет. Значит, на Туркмению, которая хотела было пускать газ через Азербайджан и Турцию, Китай прикрикнул, потому что он оплатил ей газ, после чего она, так сказать, «щёлкнула» каблуками и теперь отказалась работать с Азербайджаном по линии западного направления. Так что ситуация будет очень сложная — и то очень мягко сказано.

– Выходит, что участниками полномасштабной войны будут Россия, с одной стороны, и Украина, США и Евросоюз с другой, но пока не понятно, где будет Китай?

– Да, но США заинтересованы в том, чтобы война проходила под их присмотром, но без их прямого участия. Они научены горьким опытом в Афганистане и Ираке, где они фактически проиграли слабо вооружённому противнику, они уже поняли, что их контрактная армия никуда не годится, а включить сейчас, как во Вьетнаме, армию призывную будет крахом социальным, потому что общество уже отвыкло от этого. К тому же это будет значить расписаться в полном поражении в политике, которую Соединённые Штаты ведут после 1973 года. Значит, за 40 лет после Вьетнама получится, что они настолько не сумели политически стабилизировать ситуацию вокруг себя, что приходится возвращаться к призывной армии. А увеличивать технологичность, чтобы решать все вопросы на расстоянии и участвовать в контактной войне — это сейчас выходит за пределы финансовой возможности США. Потому что каждый шаг в наращивании технологически увеличивает в геометрической и арифметической прогрессии затраты, и они выходят из-под контроля. Поэтому Штатам нужно, чтобы воевали все против всех, но они выступали бы в качестве арбитра и судьи. Поэтому для них было бы идеальным столкнуть Россию с Европой, Россию с Китаем, Россию с Ближним Востоком, Китай с Индией или Японией. И когда это уже будет общая рубка, США в белом фраке выходят как глобальный центр координации мира, управления и так далее. Вот их задача, по большому счёту. Поэтому пока что всё, что происходит с Украиной, лежит в рамках их проекта.

– В таком случае как Россия сможет разрушить подобные американские планы?

– Для этого нужно выйти из либерально-капиталистического формата и подорвать нынешнее состояние общества, исходя из идеологических и политических посылов. То есть до тех пор, пока конфликты идут на площадке империалистического соперничества геополитических центров, решает вопрос силы и вопрос политтехнологи, потому что всё в равных количествах.

В своё время перед Первой мировой войной Владимир Ленин сказал, что Россия — звено в цепи империалистического угнетения, просто слабейшее. А когда это звено было разбито и Россия превратилась в знаменосца совершенно другой политической идеологии, то она, даже будучи в состоянии тогдашней разрухи и отсталости на первых порах, стала ориентиром для всех протестных сил. Но для этого нужно порвать, во-первых, с Системой с большой буквы, выйти из неё, противопоставить себя (геополитически, например) Западу. Евразийский союз, Запад, атлантизм — это всё геополитические игры, которые проходят в рамках империалистических союзов. А нужно на политическом уровне предложить принципиально новую идею организации общества, новую идею политической власти. Ведь сейчас огромный протестный потенциал во всём мире: во Франции миллионы людей выступают против правительства, у них просто нет маяка, нет лидера, который бы повёл за собой и стал бы организатором дестабилизации самих империалистических сил, как это было до Второй мировой войны, когда кризис был на грани того, чтобы снести всю тогдашнюю систему. Просто Сталин начал играть в поддавки с мировым империализмом, начал заключать союзы со Штатами, Германией, а так в принципе всё было готово для осуществления мировой революции. 

Сейчас социальное напряжение гораздо больше. 1% власть имущих и сверхбогатых контролирует не 40% мировых богатств, как тогда, а 90%. Следовательно, имущественное расслоение верхов и низов за прошедшие 60–70 лет увеличилось вдвое, а это означает, что подспудное социальное напряжение увеличилось не вдвое, а в 10 раз, в геометрической прогрессии. И уже не несколько горячих точек, как это было в 30-е годы, а уже практически в каждой стране может случиться гражданская война, в том числе и в Европе. То есть условия для гражданской войны существуют даже у Германии, а во Франции они просто на поверхности, ну и плюс Испания, Италия.

Поэтому единственная возможность переиграть запад в целом — выйти на совершенно другую политическую позицию, но для этого нужно выйти из режима, который установился в 91-ом году. То есть из господства олигархической и бюрократической касты.

– Как Вы считаете, почему ООН призывает не к отказу от силовых методов, а к тому, что в принципе, очевидно — обеспечению равных возможностей для участия в политике всем гражданам?

– Вы знаете, дело просто в том, что сейчас уже никто не интересуется, какие там законы. Большинство людей, задействованных в этом, не следят за тем, отменили закон или не отменили, это никому уже не интересно. Уличный процесс, он не сверяется с бюллетенем, который выпускается Думой или Радой. Он идёт через баррикады, своим путём. Вы думаете, что можно выйти к баррикаде, потрясая бюллетенем Рады, со словами «Товарищи! Товарищи! Закон, который вы не хотели, не принят, он отменён, пожалуйста, разойдитесь, всё в порядке. Закона не будет!». Смешно, не правда ли?

Поэтому разговоры ООН — это, знаете ли, педсовет какой-нибудь такой, то есть обсуждение того, что нельзя играть на школьном дворе.

– Не повторится ли новый виток восстаний, митингов, смена и правительства?

– Я бы не стал исключать, потому что киевское правительство совершенно неадекватно с любой точки зрения. Как с точки зрения левых, так с точки зрения правых. Как с точки зрения националистов, так с точки зрения Партии регионов. То есть, куда ни плюй, правительство просто шутовское. Я думаю, что его «Правый сектор» снесёт. То есть не «Правый сектор» как таковой, а, скажем так, украинская патриотическая тенденция западно-центристская должна его снести. Мне так кажется.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания