Новости дня

13 декабря, среда































12 декабря, вторник














Чем занимаются новые власти Украины после победы революции

Собеседник №9 '14

Юлия Тимошенко // Global Look

Евромайдан в Киеве победил, свергнув «ненавистного Яныка» (Януковича) и установив свое правительство, но расходиться не спешит. Военных палаток на майдане Незалежности, Крещатике и улице Грушевского стало меньше, но они есть. В доме над «линией фронта» на Грушевского в окнах появилось два плаката: «Здесь живут люди».

Майдан поредел

– Это еще не конец, правительство временное, – говорит мне шахтер Евгений Сиканов, дежурный по баррикаде на Грушевского, со значком «Участник Майдана» на груди. 

Баррикады уже не дымятся, они выложены цветами в честь погибших майдановцев, которых здесь назвали «небесной сотней». Цветы к местам уличных боев приносят киевляне, которые верят в справедливость произошедших перемен, хоть их и не приняли в большинстве своем юг и восток страны. В центре – свечи и плакат: «Воевали – были нужны, а победили – стали не нужны». Майдан не дает списать себя со счетов. 

Катапульта, из которой в дни волнений стреляли по охранявшим правительственный квартал бойцам «Беркута», теперь – памятник, на ней надпись красной краской: «Самолет для Януковича». На Грушевского шутят, что катапульта в рабочем состоянии и все еще развернута в сторону кабмина. На всякий случай. 

/

– Хотите кашу майдановскую? Ну, про которую ваше НТВ говорит, что в нее наркотики подмешивают, – засуетился казак 4-й сотни Евгений Литовец. В Киеве на каждом шагу может возникнуть антироссийская истерика. Киевские СМИ, почти на сто процентов поддержавшие революцию, каждые 5 минут сообщают, что Россия – агрессор и оккупант. Правда, на улице риторика вражды быстро переходит в русло «у меня в России родственники/друзья/знакомые» и «я там учился/жил». Враждовать у народов пока не очень получается – не то что у политиков. 

Новая власть

«Каша Майдана» оказалась без наркотиков, яблоко – сладким, чай – горячим. Но не все так просто с «политической кашей».

– Из России? – в пресс-службе нового премьера Украины Арсения Яценюка тяжело вздохнули, но на его пресс-конференцию все-таки аккредитовали. Для встречи с главой народного правительства мне пришлось пройти 4 пункта охраны с проверкой документов, содержимого сумки и сдачей мобильного телефона. 

От российской прессы – только один вопрос. Такое правило установила пресс-секретарь Яценюка. У россиян и был один главный вопрос на всех: «Собираются ли договариваться Украина и Россия?»

– Мы готовы отстраивать отношения с РФ, при этом мы не будем ни подчиненными, ни филиалом России. Россия должна вывести войска и перестать поддерживать сепаратизм, – отчеканил похожий на отличника Яценюк, который легко переходил с украинского на английский и на русский. И конкретизировал: – Я сделал запрос на второй телефонный разговор с российским премьером Медведевым, ответа пока ждем.

Майдан /

Ждут новые власти Украины не сложа руки – киевляне шутят, что их политики постоянно «на гастролях»: кто лучше выступит, тому европейцы пообещают больше денег. Сегодня Юлия Тимошенко – в Берлине, Виталий Кличко и Петр Порошенко – в Париже, Яценюк – только что из Брюсселя, где ему было обещано 2 млрд долларов.

– А что потом? – вопрос от журналистов (экономике нужно хотя бы 20 млрд, причем экстренно).

– Давайте сначала хотя бы 2 млрд возьмем! – возмутился Яценюк. 

Новая власть пытается исправить ошибки старой. Взялись за судей, особенно тех, кто выносил приговоры майдановцам в декабре и январе. Их самих ждут суды – народные. Ликвидировано министерство доходов и сборов – сейчас в нем работает группа под руководством «коменданта от Майдана» Виктора Косарчука, который пришел в министерство в каске и бронежилете с сотней помощников. Уже больше недели они копируют финансовые документы. Революция делает ревизию госдоходов. 

С частными объектами поступают еще проще: 7 марта группа людей, назвавшихся «самообороной Майдана», разграбила особняк бежавшего вместе с Януковичем генпрокурора Виктора Пшонки. Напавшие оставили после себя пустые бутылки из-под элитного алкоголя (из коллекции прокурора-беглеца) и пустые рамы от картин (недешевых, надо думать). После происшествия особняк взят под охрану, как и резиденция Януковича под Киевом. Дома «бывших и богатых» как магнитом притягивают «новых и бедных». 

Правительство камикадзе

Украинские олигархи уже присягнули на верность новой власти. Практически все фигуранты списка «Форбс» при деле – назначены Киевом губернаторами основных областей Украины. Бизнесмены понимают: это плата, «чтобы не было, как с генпрокурором Пшонкой». Такую систему власти украинцы уже назвали «олигархат». 

На выходе из украинского кабмина я столкнулась со спешащим министром культуры Евгением Нищуком. Грустный, с портфелем и в скромном пальто, он пешком отправился по Грушевского. Актер и «тамада Майдана», который вел все мероприятия в дни противостояний, не стал комментировать мне «достижения революции». 

– Главное, чем я сейчас занят – подготовка к достойному проведению 200-летия Тараса Шевченко в Киеве. Дальше будет видно, – кратко ответил Нищук. 

Чиновники нового правительства как будто соревнуются в скромности: Яценюк летает эконом-классом, министр экономики Петро Шеремета ездит в метро, другие члены правительства принципиально не садятся в авто дороже «Дэу».

Экономия на чиновниках – главный посыл новой власти. Особенно после того, как Майдан остановил кортеж Яценюка и отчитал за «януковичевские замашки». На следующий день правительственный кортеж был расформирован, а Яценюк назвал свою команду «правительством камикадзе». Гражданский контроль власти, которым гордится Майдан, – это биты и ножи, которые пока никто не собирается зачехлять. 

Дмитрий Ярош / Кадр YouTube

«Правый сектор» 

Лидера украинских радикалов Дмитро Яроша сегодня называют самым влиятельным и неуловимым человеком в Киеве. Пообщаться с ним труднее, чем с премьер-министром.

– Ну вы сравнили Яроша с каким-то Яценюком. К Ярошу сегодня депутаты и министры в очередь стоят! За 2 месяца украинская политика поменялась до неузнаваемости: Ярош 25 лет сидел в галицких лесах и был никому не известен, сегодня именно он – реальная сила, – заявил мне помощник Яроша. 

На Украине все знают, что «Правый сектор» – боевая сила Майдана, его «кулаки». Все силовые операции за время революции – дело рук «Правого сектора», которому предпочитают не перечить: самый одиозный правый Сашко Билый (Александр Музычко), судимый в России за участие в бандформированиях на Кавказе, побил районного прокурора и остался пока безнаказанным, а попенявшего ему за это министра МВД Украины Арсена Авакова Билый открыто пригрозил «уничтожить». 

/

– Без нас не было бы Майдана, – прямо говорят в «Правом секторе», где лежит толстая кипа запросов на интервью некогда маргинального Яроша от американских, японских, немецких журналистов. Он собрал всех вместе в международном пресс-центре, чтобы заявить: он идет в президенты Украины. К его приезду в зале был супераншлаг.

Ярош появился в отформатированном еврообразе – костюм, галстук. По бокам от него – три здоровяка в черном. Еще несколько боевиков рассредоточились по залу.

– Путин отправил 8 человек, чтобы меня ликвидировать, – объяснил радикал кольцо охранников вокруг себя. В России Ярош объявлен в международный розыск. Пошутил: – Но Путина бояться – в лес не ходить...

– Сколько вас и кто вас финансирует?

– Нас тысячи. Финансирование – из пожертвований: там есть и 20 гривен от простой бабушки, и тысячи от сочувствующих нам бизнесменов. 

Не сочувствовать «людям в черном» сложно – в гостинице, где я остановилась, им отдали на проживание 2 этажа («А как не отдать-то? Они же теперь – власть», – говорит персонал), а парни в камуфляже с подписанными «Правый сектор» ножами в нагрудных карманах каждый раз проверяли у меня карточку проживания в отеле и сумку. Правда, вежливо: «Командир сказал, чтобы без шухера».

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания