Новости дня

26 мая, суббота













25 мая, пятница
































Максим Шевченко: Идиотские формулировки политиков наносят больший вред, чем необдуманные действия по вторжению в Крым


Ситуация вокруг Крыма, где готовятся провести референдум о присоединении к России, нагнетая и без того напряженную обстановку, тревожит как мировую, так и отечественную общественность. Чтобы разобраться в происходящем, мы попросили прокомментировать сложившуюся ситуацию члена Совета по правам человека при президенте России, политолога и журналиста Максима Шевченко, который в эти дни находится в Крыму с рабочим визитом.

- Крым готовится к референдуму, хотя решение Совета Федерации о вводе войск в Крым никто не отменял, пусть при этом пресс-секретарь Владимира Путина Дмитрий Песков заявил, что окончательное решение еще не принято. Вторжение на территорию Украины неизбежно?

- В Крыму нет поводов для вторжения и для массового ввода войск. Правительство Республики Крым и крымский Верховный совет в целом держат ситуацию под контролем. Тем более, что на российских базах Черноморского флота войска всегда были и есть. Вопрос не в том, что они [российские войска] что-то пересекут, а в том, что они выйдут за пределы этих баз. Но ситуация достаточно спокойная. Хотя есть очень нервное напряжение, и, главное, потому, что со стороны Российской Федерации недостаточно разъяснений, в частности, по отношению к крымско-татарскому народу, который уже один раз пережил в своей истории страшную депортацию.

Я нахожусь в Симферополе, и много встречался с представителями крымско-татарского народа, причем с людьми, которых можно назвать лидерами формальными и неформальными. Никто не удосужился в Москве разъяснить, именно к ним [к крымским татарам] обратиться: что им от этого ждать и идет ли какая-то угроза. Мне, журналисту, приходится разъяснять им, что Российская Федерация защищает всех, а не только отдельно русских. Вообще эта тема, которая звучит в Москве, «в защиту русскоязычных», которая звучит даже из уст депутатов, настолько странно читается в Крыму… А украиноязычных Россия защищать не собирается? А тюркоязычных защищать не собирается? А кто такие вообще русскоязычные? Чем они отличаются от русских? Что это за нация такая - «русскоязычные»?

Идиотские формулировки политиков наносят больший вред, чем необдуманные действия по вторжению в Крым. Разъяснительная работа в отношении Крыма тонет в эйфории мишуры пророссийских митингов. Но политика не делается на митингах. Политика делается в разговорах со всеми.

Достаточно небольшой - 300 тысяч - крымско-татарский народ является фундаментом стабильности и мира в Крыму. Не большинство делает погоду, а погоду делают те, кто сконцентрирован, собран, и не считаться с ними - это очень странная политика для великой державы.

- На Украине уже началась всеобщая мобилизация. Насколько близка сегодня украинская сторона к войне против российских войск в Крыму?

- Можно объявлять ее сколько угодно. Мы видим, что большая часть Украины просто не подчиняется Турчинову (главнокомандующий Вооружёнными силами Украины с 26 февраля 2014 года - «Собеседник.ру») и его правительству. Люди перекрывают гарнизоны для того, чтобы украинские войска не вышли за ворота. В Крыму, как я понимаю, почти все украинские войска перешли на сторону Республики Крым. Поэтому все это - хорошая мина при плохой игре. В итоге мобилизация закончится только мобилизацией западной Украины и «Правого сектора». Других войск у Киева может не оказаться под рукой.

- Как вы думаете, захват здания правительства в Крыме, вооруженные люди в аэропорту Симферополя, заявление Совета Федерации, - это все звенья одного продуманного плана, или здесь имели место спонтанные действия?

- Захват Верховного совета Крыма - это бывшие военнослужащие, которые проживали здесь в Крыму, которые раньше служили в спецподразделениях. Собрать их не составляло большого труда. Многие из них всегда сотрудничали с русской общиной Крыма. Этот захват ничем не отличается от тех захватов административных зданий, которые мы наблюдали в Киеве, которые постепенно осуществляли деятели Майдана, которые заходили в министерства, заходили в мэрии, заходили в правительственные здания, пытались ворваться в Верховную раду Украины во время битвы на Грушевского. Насилие порождает ответное насилие. Поэтому рассматривать события в Крыму вне контекста событий в Киеве даже как-то странно.

В Киеве было применено революционное насилие. В Крыму тоже нашлись люди, которые решили применить революционное насилие. Революция - это такое дело, в ней автоматы уравнивают всё. Если Киев хочет, чтобы ситуация нормализовалась, то он должен услышать голос Крыма. А теперь уже не только Крыма, а еще и Харькова и других регионов. Революция движется либо по пути гражданской войны, чего не хочется совсем, либо по пути перехода к неким новым политическим форматам, которые устраняют необходимость насилия со стороны всех сил революции. Каждая сторона революционных событий будет заявлять, что правда только на ее стороне. Жители Крыма считают, что правда на их стороне, и они являются законной властью, что никаких захватов не было, а было предупреждение насилия и предупреждение других захватов. В революции всегда так: сильный прав. Юридические аргументы в революции уже не работают.

- Может ли человек, договорившийся с Владимиром Путиным, стать героем Украины, или таким скорее станет человек, решившийся преминуть силу против войск России?

- [Человек, который применит силу,] он сделает это, во-первых, не против России, а против украинского народа, что совершенно очевидно для всякого, кто не является слепым. Посмотрите в интернет: миллионы украинцев, размахивая российскими флагами, готовы вооружаться сегодня по всей Украине и бросать вызов Киеву. Прежде чем добраться до России, придется еще прорубить кровавую борозду через украинский народ, который совершенно не в восторге от киевской власти и от того, что она делает. Эту ситуацию порождает сама киевская власть.

Я думаю, что альтернативы договорам и переговорам, конечно, нет. Но переговариваться надо не только с Россией. С Россией - это относительно позиций российских, а надо договариваться с Крымом, надо договариваться с другими регионами. Надо идти к такому устройству Украины (скорее всего, это будет федеративное устройство), которое бы в полной мере удовлетворило украинские регионы, как Крым, так и Львов, так и Закарпатье… Дало бы им гарантию сохранения своих национальных, культурных и региональных особенностей. Дало бы им гарантии того, что Киев перестанет высасывать из них деньги пылесосом, как это было при всех президентах: при Кравчуке, при Кучме, при Ющенко и при Януковиче.

По Крыму видно, сколько денег выделялось Киевом. В богатейшем курортном месте разорение, страшные дороги. Эта зависимость регионов Украины от коррумпированного Киева, в котором то оранжевые, то бело-голубые, то вообще непонятно кто, - она надоела всем и по всей Украине. Она Крыму надоела ничуть не меньше, чем Львовской области или Ивано-Франковской области, или Донецкой области. Я думаю, что альтернативы федерализации Украины, созданию демократической федеративной украинской державы просто нет. Придется Киеву об этом договариваться. Я лично полагаю, что в Киеве найдутся разумные люди, которые сумеют повести разговор так с регионами, что это приведет к решению вопроса на основе принципов политической легитимности.

Я уверен, что и готовность России к применению силы тоже является фактором, который предотвращает гражданскую войну. Но уметь разговаривать с народами Украины и прекратить этот бред про защиту русских и русскоязычных в Москве просто необходимо. В Украине это видится и слышится достаточно странно и диковато, как будто Москва не собирается защищать украинцев от произвола террора и фашизма. Украинцы - это все-таки основной и самый большой народ Украины.

- Вы говорите о создании федерации, однако сейчас речь идет об отделении Крыма и присоединении его к России. Насколько реален такой вариант развития событий?

- Россия никогда не занималась ни украинской политикой, ни тем более крымской. Все это было на глубокой периферии российской политической мысли. Но ситуация очень сильно меняется, надо уметь вникать в детали и понимать расклад, который существует в том или ином регионе. Я считаю, что те люди, которые говорят об отделении Крыма от Украины, являются просто безответственными людьми. Уверен, что это не позиция президента Российской Федерации, потому что эта позиция противоречила бы интересам Российской Федерации и втягивала бы ее в такие далеко идущие и непредсказуемые политические конфликты, которые чреваты настоящей войной, чего не хочет ни один вменяемый человек в России.

Мы в двух чеченских войнах вполне навоевались, чтобы понять, что война - это не мечта российского народа, сколько ни дери глотки на разных ток-шоу. Бравурные речи хороши для тех, кто далеко от мест, где идет эта война. У нас в глазах еще не остыли изображения дымящегося Грозного, чтобы толкать Россию к войне. Полагаю, что такие слова, такие мысли, высказываемые в Российской Федерации, надо воспринимать как провокационные или идиотические.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания