Новости дня

15 декабря, пятница








































14 декабря, четверг





Почему Евромайдан превратился в революцию, а Болотная площадь умерла


Конфликт между украинской властью и митингующими на Евромайдане, кажется, вновь переходит в затяжную стадию. Новое затишье перед очередной бурей?

Не раз и не два получали мы гневные комментарии от читателей: мол, евромайданы — это ещё не вся Украина. Спору нет, не вся — президентом этой страны всё-таки был когда-то избран Виктор Янукович, и хотя уровень его поддержки даже на востоке Украины упал с 80% до почти 30%, трудно отрицать, что Украина расколота. Это, впрочем, не отменяет того, что шансов добиться успеха у «евромитингующих» — по крайней мере за вычетом внешних факторов влияния — больше.

Есть в политологии такое понятие — «политическая культура». Часто можно слышать о её наличии или отсутствии у кого-нибудь; такие рассуждения ошибочны. Политическая культура как совокупность знаний, навыков и опыта в общественно-политической сфере существует всегда — её не может не быть совсем; и всегда она так или иначе влияет на поведение членов общества как субъектов политики.

Классификаций и типологий политологи придумали немало. Однако можно с уверенностью сказать, что европейское общество и европейские ценности ассоциируются, в том числе у участников Евромайдана, с доминированием того типа политической культуры, в котором граждане активно и эффективно влияют на власть, добиваясь от неё принятия решений в интересах большинства. Несколько иначе обстоит дело в России. Думается, не нужно доказывать, что в России преобладает другой тип политической культуры, при котором, с одной стороны, возможности вмешательства граждан в политику ограничены, а с другой стороны, значительная часть населения и не предпринимает никаких попыток повлиять на ход дел в государстве ни с помощью выборов, ни посредством протестных выступлений. Причины у такого поведения могут быть разные — апатия и безразличие к судьбе, неверие в собственные силы, опасения из разряда «как бы чего не вышло» или «не было бы хуже», — результат всё равно налицо.

Между прочим, этим же объясняется и разница между тем, как развиваются события на Украине сейчас, и тем, как они развивались в России в период «движения белой ленты». Многие наблюдатели отмечают, что нынешняя эскалация насилия на Украине была либо спровоцирована, либо организована властью. Ход мыслей якобы был таким: с помощью небольшого числа провокаторов можно было бы очернить весь Евромайдан и начать применять против него силу, прикрываясь необходимостью «навести порядок». Похожие подозрения — что «массовые беспорядки» на митинге на Болотной площади в Москве 6 мая 2012 года были спровоцированы, если не инспирированы, самой властью — не развеяны и поныне, хотя первый массовый процесс по «Болотному делу» уже подходит к своему завершению.

Разница, однако, в том, что московские митингующие, похоже действительно не были готовы применять насилие или хотя бы демонстрировать готовность к подобным действиям. Между тем в Киеве, судя по всему, провокация в исполнении «титушек» толпу не скомпрометировала, а именно что спровоцировала. Люди устали от двухмесячного бесцельного и безрезультатного подчёркнуто мирного стояния на Майдане, перемежавшегося жестокими разгонами «Беркута». В силовом противостоянии с полицией они увидели тот самый аргумент, к которому власть уже не сможет не прислушаться. В итоге действительно несколько аморфный митинг за всё хорошее в лице евроинтеграции и против всего плохого в лице «банды» превратился в революцию — пока ещё не всамделишную, но уже совсем не «цветную».

Московские манифестанты-2011/12 в массе своей изначально были неготовы к подобному развитию событий. Тогда на площадь выходили в основном не партийные активисты, а обманутые избиратели — то есть обыватели, участвующие в политике раз в четыре (теперь пять-шесть) лет; разница существенная. Появление нескольких десятков новых политзаключённых в рамках «Болотного дела», конечно, трагедия. Однако те представители оппозиции, которые сегодня с завистью смотрят на Украину и сокрушаются о якобы упущенном два с половиной года назад шансе устроить нечто подобное, плачут даже не о пролитом молоке, а о несдоенном. Точно так же, как власть вопреки заветам Леонида Кучмы забывает порой, что Украина не Россия, оппоненты власти порой забывают, что россияне — не украинцы.

Вернёмся, однако, к нашей первой теме. Если предположить, что Украина расколота ровно напополам, те, кто условно «за Европу», по умолчанию активнее, чем те, кто условно «за Россию». При примерно равной численности тех и других, конечно, первые производят больше шума — и оказывают больше давления (вторые не оказывают почти никакого). Лишним подтверждением этому служит вступление в противоборство российских «казаков», «байкеров» и им подобных. О боевиках из Польши или Литвы на Евромайдане не слыхало даже российское ТВ, которое уж точно не упустит случая где бы то ни было найти «западное влияние». А вот для обороны обладминистраций на востоке Украины от тамошних оппозиционеров (находящихся в заведомом меньшинстве) не нашлось даже местных жителей — видимо, они в полном соответствии со своим пониманием политической борьбы предпочитают оставаться дома, даже будучи уверены, что Украина «падает в руки фашистов».

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания