Новости дня

14 декабря, четверг













































Почему провалится "экономическая амнистия" Владимира Путина


Объявленная накануне Владимиром Путиным амнистия осуждённых за экономические преступления, конечно, будет одобрена Госдумой. Идея амнистии широко обсуждается - говорят о новой эпохе во взаимоотношениях власти и бизнеса. Так ли это?

Нельзя сказать, что объявление амнистии для осуждённых за экономические преступления грянуло как гром среди ясного неба. Говорят, уполномоченного по правам бизнесменов Бориса Титова назначили на этот пост чуть ли не с единственной целью — выбить эту амнистию (подробности здесь). Да и другие пробные шары на эту тему запускали люди, встроенные в систему государственной власти, а не депутаты-коммунисты, к примеру, предложившие к 20-летию Конституции России распустить по домам фигурантов «Болотного дела». К слову, на этой прекраснодушной инициативе теперь можно поставить крест, учитывая, как немилостиво путинское правительство к сидельцам: предыдущая амнистия была в 2010 году — и освободила исключительно ветеранов Великой Отечественной (сколько их было?)

Горькую усмешку вызывает и то, как прозорливо и хитро скроена эта амнистия. Ни одно из резонансных дел под неё не попадает: ни дело «Оборонсервиса», ни дело Ходорковского, ни дела против братьев Навальных — везде не та статья. Эти предосторожности в итоге более чем уполовинили список амнистируемых — эксперты утверждают, что их будет примерно вдвое меньше ожидавшихся 13 тысяч (подробные оценки экспертов читайте здесь). Это при том, что все, кто продвигал идею этой амнистии, с самого начала твердили: там сплошь жертвы рейдерских захватов и «споров хозяйствующих субъектов». Перефразируя Троцкого, этих людей амнистируют потому, что признать их невиновность нет оснований, а гноить их в тюрьме и дальше нет никакой возможности.

Сколько бы ни заливались соловьями наши доморощенные поборники бескрайней свободы рынка на тему роли капиталиста в обществе, отечественного бизнесмена жизнь в России и ведение бизнеса в России научили в первую очередь договариваться. Едва ли это те «народные трибуны», которые и сами крепко стоят на ногах, и других научат не смотреть государству в рот и зарабатывать самостоятельно, от чего сейчас же есть пойдёт земля Русская — вернее, гражданское общество Русское. Российский бизнесмен применительно к жизни общественной вообще человек чрезвычайно покладистый и заранее на всё согласный. Редкие оппозиционные исключения из правил, как мы уже говорили выше, грядущей амнистией предусмотрительно обойдены. Вопрос же о том, какое колоссальное влияние окажут на темпы экономического роста России предприятия, которые, Бог даст, откроют вышедшие на свободу с чистой совестью, неловко даже поднимать.

Если без обиняков, то положение бизнесмена в России не стало более завидным за годы, проведённые в узилище теми, кто выйдет оттуда по грядущей амнистии. Требования Владимира Путина наверстать за несколько лет сотню строк в рейтинге «Doing Business», где сейчас Россия обретается на 112-ом месте, делу пока не помогают. Перспективы же отдельных решений, направленных на реформирование российской правовой системы, призванной обеспечить равные для всех условия, туманны. Хорошо, конечно, что власти наконец обратили внимание на ситуацию, когда Верховный суд и Высший арбитражный суд игнорируют решения друг друга. Но на кого из «родителей» будет больше похоже дитя объединения двух судов (о котором подробнее читайте здесь), едва ли кто рискнёт предположить. Ведение бизнеса, конечно, предполагает определённую долю риска — но не такого.

Безусловно, выход на свободу хотя бы нескольких тысяч человек, многие из которых и впрямь наверняка сидят зазря — благо. Проблема лишь в том, что от этих уже обжёгшихся людей мы почему-то ждём, что они, вынутые из огня, тотчас отправятся если не в полымя, то в горячий цех. Возможно, кто-нибудь из них до такой степени коммерсант от Бога, что делать бизнес у него в крови. Однако отчего-то думается, что ждать от вчерашних сидельцев добровольного повторного вхождения во всё ту же воду русского бизнеса — это всё равно, что, подобно депутату Мизулиной, ждать улучшения демографии от геев.

Читайте также:

О чём говорит отказ Владимира Путина финансировать "Сколково"

Чем грозит России "бизнес-амнистия"

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания