Новости дня

17 декабря, воскресенье

































16 декабря, суббота












Неизвестная война на Кавказе

0

Рамзан Кадыров еще недавно гордо говорил о 50 недобитках. Другие официальные лица тоже в своих подсчетах не выходили за несколько десятков. Последние события заставили скорректировать цифру. Руководитель следственного комитета при прокуратуре Александр Бастрыкин назвал цифру 1,5 тысячи человек. Получается пять батальонов или полтора полка…

Откуда столько смертников?

Лето-2009 войдет в историю как лето само-убийц и их жертв. Начиная с июня уже произошло больше десяти подрывов смертников. Около пяти было предотвращено спецслужбами, когда сотрудники не пропустили подозрительного человека в театр, остановили для проверки документов смертницу в Грозном, расстреляли еще на подъезде автомобиль, начиненный взрывчаткой. Правда, и в этих случаях жертв избежать не удалось. Общее число погибших – под 100 человек. В основном в кавказских республиках. Но уже есть попытки «расширить географию»: в конце августа в Москве были задержаны два потенциальных смертника, собиравшихся устроить теракт в московском метро на День города.

Еще весной лидер сепаратистов Доку Умаров записал видеообращение, в котором объявил о возрождении басаевского батальона смертников «Риядус салихин», который брал на себя ответственность за все теракты, включая Норд-Ост и Беслан. И подтверждения его слов не заставили себя ждать. «Духовный отец смертников» не зря гордился – выпуск школы самоубийц оказался одним из самых плодовитых: видно, что вооруженное подполье не экономит «живые бомбы». В некоторых терактах участвуют не один, а два смертника.

Подрыв происходит даже в случаях, когда смертник может «забрать с собой» 1–2 человек – хоть рядовых пэпээсников. Ставка делается на количество терактов. Террористы как будто взяли на вооружение девиз: ни дня без теракта.

– Война на Кавказе перешла в новое качество, – сказал «Собеседнику» председатель Исламского комитета России Гейдар Джемаль.

Кто финансирует?


Использование иномарок для проведения терактов, добротные дома, где укрываются боевики или их пособники, убийство министра МВД Дагестана Адильгерея Магомедтагирова с помощью специальной дорогостоящей винтовки, частота самоподрывов – все это говорит о том, что пошатнувшееся финансовое положение вооруженного подполья восстановлено. А чуть не каждодневные операции – это отчет перед спонсорами. Генпрокуратура сделала доклад об источниках финансирования: «добровольные пожертвования» коммерсантов, деньги, похищенные из бюджета, от нелегального оборота нефтепродуктов и фальшивых дензнаков. Правда, работа по столь обширному плану не увенчалась большими успехами: только несколько лет назад были закрыты 3 банка и 25 фирм, заподозренных в причастности к деньгам террора. Но все уголовные дела были закрыты.

Источники в прокуратуре считают, что взрывоопасные деньги поступают наличкой через Грузию и Азербайджан, для чего используются подготовленные курьеры.

– Подполье – это не столько иерархическая, сколько сетевая структура, в каждом кавказском регионе – свой джамаат со своим руководителем, но все же это единый организм, – считает эксперт по кавказским проблемам Александр Черкасов (московское общество «Мемориал»). – Крупная удача, по сути, была одна, когда в 2006 году на Кавказе убили представителя «Аль-Каиды», который оказался и финансистом мероприятий подполья.

У убитого финансиста «Аль-Каиды» Абу-Хавса изъяли тетрадку, где он фиксировал приход и расход – около 500 тыс. $ зарубежной помощи плюс 5 млн $ – выкуп за похищенных. Мелочь, конечно, но для тлеющей войны достаточно. За «рукой «Аль-Каиды» многие эксперты видят тень как крупных заокеанских, так и нефтеносных ближневосточных держав. Кавказский регион с его стратегическим выигрышным положением интересен многим.

Кто и где учит умирать?

Главным инструктором самоубийц сейчас считается Саид Бурятский, настоящее имя Александр Тихомиров. Это уроженец Улан-Удэ, наполовину бурят, наполовину русский, отправившийся воевать на Кавказ два года назад. Его лекции, проповеди, видеоролики часто появляются в Интернете. Он хорошо говорит по-русски и по-арабски, получил фундаментальное религиозное образование в России и Египте. Самая известная его видеозапись была сделана в салоне «Газели», которая въехала в здание Назрановского ГОВД. 27-летний Саид говорит тихо, спокойно, подкладывая поближе к взрывчатке обрезок арматуры: «Это наш подарок любимому Назрановскому ГОВД, надеюсь, им понравится». Этому же «педагогу» приписывают и подготовку 21-летнего Рустама Мухадиева, который совершил самоподрыв около театра в Грозном, куда на спектакль собирался, но не успел прийти Рамзан Кадыров.

Личности некоторых смертников установлены – ими оказались жители традиционно мятежных Аргуна (родина предшественника Умарова – Сайдулаева), Шали, Веденского района Чечни (родина Басаева). Если в конце 90-х – начале 2000-х себя подрывали в основном «черные вдовы», потерявшие мужей и братьев на войне, то сейчас это молодые люди 16–21 года. Для пополнения подполья есть социальная база – «потерянное поколение» двух войн, молодые люди, не видевшие мирной жизни и не представляющие себя в ней. Плюс безработица и социальные проблемы.

Почему Россия никак не загасит пожар на Кавказе?


Остаются неуловимы предводители: чеченец Доку Умаров (несмотря на информацию о его ликвидации в июне этого года), ингуш Евлоев – Магас, дагестанец Раппани Халилов, Саид Бурятский. И много кто еще по мелочи: араб Махдан, негр Ясир, араб Хусейн, некий Герат, кавказцы Муслим и Хусейн Гакаевы, Усман Мунцигов. При этом закрученные гайки на Кавказе пока никто не собирается раскручивать.

– Это проще – переписать прихожан мечети, а потом их замучить допросами и слежкой, чем ловить тех, кто реально бегает с оружием по горам, – считает Александр Черкасов.

– Мы в течение нескольких лет упустили молодежь. Мы проиграли и продолжаем проигрывать идеологическую борьбу, – признавался на одной из пресс-конференций и.о. президента Ингушетии Рашид Гайсанов. – Молодым говорят: есть власть, есть проедающие народное достояние чиновники, а есть порядочные люди, которые с этим борются. Молодым людям свойствен радикализм, они считают, что можно улучшить ситуацию одномоментно.

Реально с «неправильной идеологией» борются только в Ингушетии, где президент Евкуров нередко встречался с родственниками ушедших в лес, гарантировал незапачканным в крови возвращение к мирной жизни, обещал дать работу.

И процесс медленно, но пошел – за последние месяцы в Ингушетии было три факта сдачи боевиков, последний – самый массовый:
12 молодых людей из группы убитого боевика, одна девушка, готовившаяся стать смертницей.

– В остальном амнистия провалилась, – говорит Черкасов. – Условия были такие, что, чтобы быть амнистированным, надо быть лично преданным Кадырову либо настолько невиновным, что за время пребывания в лесу ни в чем, кроме сбора гербария, не участвовать. Это нереально. Прощение запутавшимся и наказание реально виновным – единственный путь. И это относится к обеим воевавшим сторонам.

Потому что с российской стороны реальное наказание за военные преступления на Кавказе понес только один человек – старший лейтенант милиции Сергей Лапин по кличке Кадет. Громко обвиняемые Ульман и Буданов фактически ушли от наказания.

– Подогревают недовольные и радикальные настроения случаи, как с 23-летним сотрудником аэропорта Бутыром Албаковым, про которого официальные власти сообщили, что он был убит в бою как боевик, а при этом на его теле были очевидные следы пыток вплоть до отрезанной кисти левой руки. Пока будут случаи похищений и внесудебных казней – будут находиться родственники и друзья жертв, которые захотят уйти в лес, чтобы мстить, – считает директор ингушского офиса правозащитного центра «Мемориал» Тимур Акиев.

– Многие обращают внимание, что насилия стало в разы больше после отмены режима контртеррористической операции, – сообщил «Собеседнику» грозненский правозащитник, пожелавший сохранить анонимность. – Возможно, кто-то хочет вернуть все назад. А это много кто: и силовики, которые живут за счет войны, и боевики, которые не хотят терять влияние, и противники Кадырова, и зарубежные силы, которые мечтают об отчуждении Кавказа. Тех, кому выгодна война, почему-то больше, чем тех, кто хочет мира.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания