Новости дня

17 ноября, пятница























16 ноября, четверг






















Евромайдан: Он битвами, слезами, гарью дышит... Репортаж с обеих сторон баррикад


Евромайдан //

На некогда тихой элитной Грушевке сегодня можно снимать кино про апокалипсис. Столбы черного едкого дыма, языки пламени, валуны спрессованной золы под ногами и ряды баррикад из мешков со снегом. Бутики и кафешки все на одно лицо – выбитые стекла, прокопченные стены, горы пепла. 

На улицу Грушевского в Киеве не ездят таксисты, а в метро по громкой связи предостерегают выходить на остановках «Крещатик» и «Майдан Незалежности»: «Это может быть небезопасно».   

Биты, черенки и вилы

В захваченной библиотеке Академии наук сейчас – медпункт и склад, а в кассах знаменитого стадиона «Динамо» (точнее, того, что от них осталось) готовятся «коктейли Молотова» – бутылки с зажигательной смесью, которыми митингующие атакуют милицию.

– Не, не пойдет, – скептически осмотрел меня «дежурный» баррикад, охраняющий проход. Парень, как и многие тут, в маске, но по глазам видно, что молодой, ему лет 18. Пропустил после слова «журналист»: «Аккуратнее только».

Рядом правительственные здания, куда стремятся прорваться митингующие. Их не пускает заслон спецподразделения «Беркут». Друг напротив друга митингующие и милиция стоят уже неделю, за это время баррикады превратились в мини-городок, где своя жизнь.

Многие успели почти профессионально экипироваться: из военторгов давно смели бронежилеты и каски, из магазинов экстрима – наколенники, налокотники и специальные защитные очки. По центру города стоят пластиковые контейнеры для сбора денег с надписью «На покупку бронежилетов». Некоторые умельцы, говорят, начали сами изготавливать подобие защитных «броников» – товар самого острого спроса. Здесь все верят, что рано или поздно «будет штурм».

У большинства на баррикадах в руках биты или черенки от лопат и щиты из подручных средств – у одного было расписание автобусов, выкорчеванное, видимо, на остановке. На днях один из сочувствующих селян привез партию вил – частично их уже разобрали.

Большинство уже успели подзабыть свою «мирную жизнь».

– Механизатор машинной установки, – показывает свое  удостоверение 32-летний Алексей из Львова в ответ на мой вопрос о его профессии. Говорит, неделю назад бросил свою установку, сел в автобус, который набирал добровольцев, и уже неделю провел на баррикадах. Спит в палатке.

– Сын Януковича за год стал миллиардером, а средний украинец пашет за 1,5–2 тысячи гривен в месяц (6–8 тысяч рублей. – Ред.), – говорит Алексей. – Когда два месяца назад разогнали студентов (30 ноября милиция жестко разобралась с сотней мирных митингующих за вступление Украины в Евросоюз и избила женщину-журналистку – Ред.), стало понятно, что ждать нечего, надо действовать.

По рядам разносят пластиковые стаканы с горячим супом из пшена. Во время перекуса собравшаяся вокруг Алексея группка травит байки про власть. Про президента Януковича (пишущего слово «профессор» с двумя «ф» и одним «с») и премьера Азарова, который так и не научился сносно говорить по-украински (госпИдарь вместо госпОдарь, пИдарунки вместо пОдарунки – подарки). Смеются при этом зло.

Баррикады скандируют: «Банду геть!» У большинства здесь – своя баррикадная специализация: «барабанщики» бьют по жестяным бочкам, «пожарники» поджигают старые автомобильные шины, которые, как мне сказали, создают дымовую завесу для баррикад. Автопокрышки сюда подво­зят постоянно – дым от них на редкость едкий, черный и чрезвычайно токсичный. Про пожарную безопасность речи нет – искры летят во все стороны, пару раз чуть не спалили своих и соседние объекты, включая стадион «Динамо». Медики говорят, что раньше политической катастрофы центр Киева ждет экологическая – он в дыму и весь пропах-пропитался гарью. Милиция поливает баррикады водой из пожарных шлангов, все смешивается и превращается в черный страшный каток между двумя сторонами.

Местные жители подвозят бутерброды и горячий чай.

– За нас стоят, – говорит бабулька, которая напекла пирожков и привезла сюда через весь город.

«Беркуты» для битья

Мне удалось попасть и в ряды тех, кто стоит по другую сторону баррикад. «Антимайдан» и подразделение «Беркут» расположились в палаточном городке в Мариинском парке. Здесь по-военному чисто, аккуратно, но жизни меньше.

Мимо на дежурство строем идут «беркуты». В полной амуниции, горы мышц и железа – каждый из них умеет воевать, нападать, отражать атаки. Но у них приказ – стоять истуканами, чтобы своим телом ловить камни, «коктейли Молотова», гайки, проклятия, которые летят вообще-то в украинскую власть. «Беркуты» закрывают собой президентский и правительственный кварталы.

С этой стороны все видится заметно иначе. Шеренга стоит со щитами, о которые периодически бьются камни, летящие со стороны демонстрантов, и гайки, выпущенные из их рогаток.

– Бывает, шлем пробивают. Раненых с нашей стороны – уже несколько десятков человек. Приказ: не реагировать. Самое страшное – это «коктейли Молотова»: форма из синтетики вспыхивает моментально, человек превращается в горящий факел, самые тяжелые раненые – с ожогами. Огнетушители теперь у нас всегда наготове, – говорит сопровождающий Борис, который вывел меня к «первой линии» на «минутку только» – там реально опасно. – Бывает, кричат: у нас есть ваши адреса, будем резать ваши семьи. Или начинают уговаривать перейти на их сторону. Плюс постоянный грохот от бочек и черный дым. Психологическая нагрузка у бойцов запредельная, а среди них и солдаты-срочники, которым по 18 лет...

Здесь считают, что чем дольше противостояние, тем больше будет ультрас, футбольных фанатов и представителей самых разных группировок на улицах. Протест постепенно криминализируется. Некоторые фанатские клубы, а также молодежные подразделения УНА-УНСО и подобных организаций – здесь почти в полном составе.

На днях много шума наделал видеоролик, в котором «беркуты» фотографируются на фоне раздетого догола и избитого «баррикадника».

– У ребят просто сдали нервы, этот «оппозиционер» – чемпион по количеству брошенных в нас «коктейлей Молотова», а раздели его, когда он пытался себя поджечь. У нас есть поинтереснее видео. – Борис включает мне видеозапись: парнишка лет 18 рассказывает, что «метателям» на передовой платят по 50 долларов в час...

Александр Зинченко – комендант «антимайдана», в мирной жизни – гендиректор строительной фирмы:

– Меня спрашивают: ну неужели ты не хочешь в Евросоюз? Я отвечаю: я домой хочу! Я в киевскую квартиру попасть не могу! Со мной уже жена не разговаривает! Раньше у нас здесь же был штаб наших сторонников, но потом у ближайшей станции метро «Арсенальная» стали ловить всех подряд, избивать и писать на лбу зеленкой «титушка» (типа пособника власти. – Ред.) или «раб»...

«Скоро и у вас в Москве будем!»

Улица Грушевского – дымящийся аппендикс Майдана. Сама площадь Независимости и примыкающий к ней знаменитый Крещатик сегодня – сплошной революционный карнавал. Палатки, где живут съехавшиеся со всей страны оппозиционеры. Объекты – типа Януковича в клетке в натуральную величину, новогодняя елка с портретами оппозиционеров и листовками. На лотках продаются магнитики на холодильник: «Евромайдан-2014» или сатирические сюжеты типа того же Януковича с золотым унитазом.

Многие «евроукраинцы» – имиджем вообще не «евро». В моде тулупы, меховые шапки-«махновки» (как во времена Нестора Махно), длинные чубы на гладко выбритой голове – у молодежи, усы, как у Тараса Бульбы, – у оппозиционеров постарше.

– Фу, бандеровцы, – ругаются коренные жители центра Киева, которые не могут простить превращения столицы в «таборомайдан», сопровождаемого горами мусора, разрухой и полной парализацией любой другой жизни, кроме активно политической. От постоянного шума, музыки, петард местные давно уже сходят с ума.

Одномоментно на Майдане и в прилегающих к нему кварталах находятся несколько десятков тысяч человек. Говорят, содержание обходится минимум в сотни тысяч гривен в день – палатки, обогрев, еда, довольствие.

Майдан постоянно расширяется за счет захвата новых зданий – в основном административных. Я попала внутрь свежезахваченного Министерства аграрной политики – просочилась вместе с бывшими сотрудниками, которые пришли забрать свои вещи. В основном шли молча, отказывались отвечать на вопросы и смотреть в глаза новым хозяевам.

Александр – из новых – сидит охраняет третий этаж.

– Вы, наверное, в бухгалтерию? – спрашивает меня. – Закрыли уже, позже заходите...

Бухгалтерия, столовая и спальня – в бывшем министерстве осталось только три функционирующих подразделения. Кабинеты опечатаны, в коридорах спят вповалку «бойцы», по лестнице протянут и выведен в окна пожарный шланг на случай штурма здания.

– Здесь было Министерство аграрной политики? – пытаюсь разговорить Александра.

– Почему было? Оно и сейчас есть. Чи я не аграрий? У нас в Конотопе картофан содил – значит, аграрий, – гогочет он, но потом спохватывается: – Все будет хорошо, вот революцию закончим – и все нормализуется.

Как именно – Александр не знает. Он же не руководитель, а «всего лишь революционер». Ну  и аграрий немного.

На стене надписи и подписи нацистских группировок. Нацистской символики на Майдане сейчас уже не меньше, чем остроумного креатива интеллектуалов, которым славился протест в самом начале.

– Вот уроды, ну уроды же настоящие, уже стены расписали, мебель поломали! – не сдерживается одна женщина из молчаливой толпы бывших чиновников, семенящих по коридору с пакетиками своих вещей.

Александр галантно предложил мне чаю с бутербродами – «у нас много!» – и передал привет Москве.

– Скоро и у вас будем! – озорно заверил меня юный революционер.

Позже мятежники заняли здание Министерства энергетики и Минюста Украины.

Лидеры Шевченко и Бандера 

На здании городской администрации – надпись красной краской «Революционный штаб». Здание тоже захвачено повстанцами. Широкую лестницу украшает гирлянда из колючей проволоки, новогодней мишуры и цветов – неожиданный символ революции. Актовый зал разбит на отсеки – прием теплой одежды, медпункт, лежанки для отдыхающих и стулья для просмотра плазмы с «правильными» каналами. Медички фасуют индивидуальные пакеты «бойцам» – бинт, зеленка, йод. Народ активно заполняет анкеты – девушка настоятельно советует и мне зарегистрироваться «помощником Майдана» – «потом привилегии будут». На сцене – портреты Тараса Шевченко и Степана Бандеры (их вообще много в городе). Современных явных лидеров у украинской революции, можно сказать, нет. Трех оппозиционных богатырей – боксера Виталия Кличко и политиков Арсения Яценюка и Олега Тягнибока – Майдан то обожает, то освистывает. На безоговорочную любовь Майдана не тянет никто из них.

– Ну как бы пока Кличко, а там посмотрим, – уклончиво говорят самые вежливые. Откровенные комментируют действия лидеров с матерком.

Говорят, украинский протест уже не контролируется оппозиционерами-лидерами, которые каждый день ездят на переговоры к Януковичу, откуда Виталий Кличко порой возвращается будто бы подшофе: нервное это дело – революция.

Белый рояль на сцене бывшей администрации поцарапан и служит сейчас подставкой для агиток. Музыка революции – репортажи с мятежных улиц, которые смотрят по плазме. Человек с бейджем «организатор» – начеку:

– А ваша газета за кого?

Мой расплывчатый ответ про «объективную картину» его, видимо, не устроил, и он отправил меня к «помощнику народного депутата» – крымскому пенсионеру, который рассказал мне про уставший терпеть украинский народ.

– Маску надень, здесь полно «тихарей» – скрытых ментов, которые пишут всех на видео, потом отлавливать будут, – прошептал мне молодой человек, который шел мимо.

Захватывать административные здания сегодня пытаются во многих городах Украины. Обстановка в целом похожа на Смольный в первые дни революции, если кто помнит такие фильмы.

Под конец командировки я нашла для себя героя Майдана. Это женщина на улице Грушевского, которая ходила всю ночь по нейтральной полосе между милицией и революционерами с иконой «Умягчение злых сердец».

/взгляд киевлянки - Даша Горбовец

Почему булыжник снова стал оружием пролетариата?

Еще два месяца тому назад украинский народ (включая меня) имел самые низкие показатели в графах «гражданская позиция» и «народное самосознание». Власть чувствовала себя все более безнаказанной и строила себе все более роскошные дворцы. В это время простые люди, как я и моя семья, были вынуждены платить налоги, которые текли в чей-то карман. Мы мирились с растущими ценами и нерастущими зарплатами. При госпитализации покупали со своих нищенских зарплат всё, начиная от лекарств и заканчивая держателями для капельниц. Но все изменилось.

Попытка разгона властями мирных демонстрантов превратила протест в длительную акцию, которую поддержали многие на Украине. А «драконовские» законы от 16 января об ограничении гражданских свобод (принятые нелегитимно, голосованием руками и двухсекундным подсчетом) окончательно довели народ до кипения. Даже те, кто до этого никогда не интересовался политикой, поняли, что сейчас тот самый момент, когда КАЖДЫЙ может повлиять на ситуацию в стране. И народ пошел на улицы.

На данный момент захвачены облсоветы половины областей Украины, а в большинстве остальных областей идут демонстрации. Страна стоит на грани гражданской войны – и все потому, что власть зубами вцепилась в наворованное и готова утопить страну в крови, только бы не расставаться со своими золотыми унитазами.

Вернемся к булыжникам, оружию пролетариата. Булыжники летят в «Беркут», который охраняет подступы к администрации президента и кабмину. В «Беркут», который вопреки официальным приказам стреляет в демонстрантов из ОГНЕСТРЕЛЬНОГО оружия. В «Беркут», который вывел избитого демонстранта на 15-градусный мороз ГОЛЫМ и фотографировался с ним для развлечения. Да пусть хоть весь тротуар по камешку разберут, если это поможет скинуть шайку преступников с насеста!

Я – пацифистка до мозга костей, но, видя последние события в моей стране, у меня сжимаются кулаки. То, что сейчас творит власть – настоящий беспредел, и никто не может оставаться в стороне. 

Смотрите фотогалереи:

Самые необычные подручные вооружения на киевских и других баррикадах [ФОТО]

5 шагов властей Украины навстречу Евромайдану [ФОТО]

Читайте также:

Министр юстиции Украины подвела итог встречи лидеров оппозиции с Виктором Януковичем; появилась информация об увеличении численности "Беркута" на Евромайдане

8 самых значимых побед Евромайдана

и другие материалы о НОВОМ ВИТКЕ ЕВРОМАЙДАНА

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания