Новости дня

24 февраля, суббота














23 февраля, пятница















22 февраля, четверг
















Дмитрий Гудков: Я не сторонник международного усыновления. Но...

0

Несколько недель назад  депутат Госдумы Дмитрий Гудков совершил поездку в США, где изучил, как живут российские дети в семьях американских усыновителей. О том, что увидел политик, он рассказал Собеседник.ру.

- За политическим ажиотажем, возникшим в результате вашей поездки в США, как-то на второй план отошло то обстоятельство, что вы поехали туда изучить, как живут наши дети в приемных семьях... Что выяснили?

- Действительно, моя главная цель была - посмотреть, как живут наши дети в американских семьях. Проверить, правда ли, что ли сотрудников нашего посольства в США не допускают в эти семьи. Как выяснилось, это ложь. Я приехал. Мне дали список на нескольких листах. Только по одному Нью-Йорку было, несколько листков со списками таких семей. Я выбрал три (просто наобум ткнул пальцем). С ними связались. И я поехал в эти семьи. Более того, мне сказали: хочешь поехать на ранчо, куда якобы не пускают Павла Астахова? К сожалению, у меня уже не было времени туда ехать. В общем, насколько я выяснил - нет абсолютно никакой проблемы встретиться с любой семьей, проверить, как живут дети. Было бы желание.

- Но та легкость, с которой вам удалось то, что было недоступно Павлу Астахову, произошла не потому, что перед этим был скандал со смертью мальчика из России?

- Нет, не потому. Просто я убедился, что американские конгрессмены заинтересованы в максимальной открытости по этому вопросу: у них же есть избиратели, и это не пустой звук. Кроме того, в Америке есть много семей, которые хотят усыновить детей. Реально хотят. В США ведь нету брошенных детей. У них нет детских домов (это тоже вранье было, когда говорили, что у них 100 000 детей-сирот). Там государство поддерживает институт опекунства. Ну, здесь-то уж зачем врать?

- А вы разговаривали с людьми из нашего посольства? Почему они не ходили в эти семьи?

- С людьми из посольства я не разговаривал. Я разговаривал с американскими семьями. Я спрашивал: вам кто-то хоть звонил, писал? Нет, никто не звонил, не писал. Кто это должен был делать — сотрудники нашего посольства или чиновники из России — не берусь судить, так что здесь не могу обвинять сотрудников посольства в равнодушии.

- Вы рассказали в своем блоге про усыновленную девочку из Магадана. Еще про одну из Екатеринбурга. Еще каких детей вы там встретили?

- Некоторые семьи просили не называть ни их фамилии, ни имен детей -  они не хотят, чтобы дети потом узнали, что они были усыновлены. Они хотят, чтобы дети считали их родными родителями. Но могу сказать, что был еще в семье, где усыновили малышей из Питера. Все эти усыновленные дети живут в прекрасных условиях.

В таких домах они живут, что просто у меня слов нету. Например, та девочка из Магадана. Где бы еще она получила такие условия? У нее и отдельная спальная комната, и лошадь, и две собаки… Да и по ее виду сразу заметно, что это счастливый ребенок. И все усыновленные, которых я видел, так живут. Причем, я был в деревне, не в городе. Мне сказали: «Сейчас поедем в глухую деревню». А приехали... Какая там «глухая деревня»? Настоящий элитный поселок – ну, если не на Рублевке, то как минимум на подмосковной Новой Риге. Есть, конечно, семьи, где победней живут.

И, мягко говоря, неправда, что там за смерть наших детей не наказывают. Там сроки за убийство детей – 35, 25, 22, 18, 15, 14 лет. Вполне жесткие.

- Но, согласитесь, в последних случаях наказания были действительно мягкими...

- Мне сенатор Блант (к слову, у него самого есть усыновленный ребенок из Рязани) рассказывал про погибшего в машине Диму Яковлева. Он занимался этим случаем. Он мне сказал: «Ну, поверь, Дима. Я встречался с отцом Димы Яколвева. Конечно, он идиот, что оставил ребенка на солнцепеке в машине. Но он реально это переживает как личную трагедию. Он потерял СВОЕГО ребенка».

Трагедии, поверьте, везде будут происходить. У нас 300 детей в год погибает. Значит, давайте русским запретим детей усыновлять? Они же убивают детей в большем количестве. Самолеты надо запретить: они разбиваются. Автомобили надо запретить. Кухонные ножи надо запретить - в бытовых драках и конфликтах их присутствие приводит к летальным исходам. Так до абсурда дойдем. Надо не запрещать, а контроль усиливать.

- Вы какие-то коррективы в свой законопроект о снятии моратория на иностранное усыновление будете вносить после поездки?

- Наоборот, я убедился, что он абсолютно правильный. Какие тут могут быть коррективы? Надо просто отменить запрет на усыновление. Вы будете удивлены, но я вообще-то не сторонник иностранного усыновления. Но я убежден: сначала надо навести у нас порядок в этом вопросе, а потом уж его запрещать.

Сделать так, чтобы в России была нормальная процедура усыновления и условия для этого. Чтобы медицина была на соответствующем уровне. Тогда - наши граждане начнут в массовом порядке усыновлять детей. Тогда у нас заработают институты опекунства, которые мы сейчас безуспешно пытаемся ввести.

А пока в России очень часто бывает по-другому: алкоголики берут ребенка из детского дома, получают за него 5 тыс. руб. в месяц, пропивают их, а потом ребенок сбегает опять в детский дом.

А мы, вместо того, чтобы помочь этим детям, лишаем их возможности найти себе настоящую семью за пределами России.

Читайте также

Дмитрий Гудков: Я только рад, что оказался в центре скандала
Дмитрий Гудков: Я даже не понимаю, кто такой Госдеп...
поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания