Новости дня

16 декабря, суббота













15 декабря, пятница
































Никита Белых: Вдруг буду отстреливаться?

0

Кировский губернатор оказался в центре событий, заставивших в очередной раз заговорить о его грядущей отставке. Месяц назад у него прошли обыски, Никита Белых побывал на допросах – в рамках расследования продажи Уржумского спиртзавода и хищения 100 млн руб. из кассы СПС.

На волне этих событий против губернатора взбунтовались часть местных депутатов – они даже собрались объявлять ему вотум недоверия, но пыл кировских единороссов остудили старшие товарищи из Москвы. Никита Белых, похоже, остается на своем посту и намерен избираться на следующий срок.

– Комментируя следственные действия, вы упорно отрицаете их политическую подоплеку…

– Правильно. У меня нет никаких аргументов в пользу политического заказа.

– Ваши бывшие коллеги по СПС, Немцов, к примеру, уверены, что на вас давят, чтобы получить компромат на Навального.

– С Навальным я не общаюсь 2,5 года, почему я должен это связывать с ним?

– Тогда, возможно, это кампания против Навального?

– Меня вызывали на допрос не как подозреваемого, а как свидетеля. Я и раньше проходил свидетелем по десяткам уголовных дел. Просто потому, что губернатор имеет отношение ко всему, что происходит в регионе. Мало ли какие чины по каким делам проходят.

– Но о вас-то узнали все.

– Ничего страшного.

– А обыски в кабинете у вас тоже раньше бывали?

– Нет, обысков не было.

– Думаете, чтобы прийти вот так к губернатору, не нужна отмашка сверху?

– Ничего подобного. К многим приходили сами по себе.

– К вам пришли с СОБРом.

– Значит, так положено. А вдруг я буду отстреливаться?

По сути обвинений

– Подробнее можем поговорить? Например, по спиртзаводу следствие подозревает, что акции были проданы по заниженной цене, с ущербом для бюджета.

– Пакет акций выставлялся на торги, проходил открытый аукцион. Я не знаю, каким образом СК (Следственный комитет. – Прим. ред.) оценивает стоимость акций. Говорят, есть некие экспертные оценки, я их не видел.

– А почему вообще акции решили продать? Тот же Навальный говорил, что, когда он работал у вас в Кирове, вы препятствовали продаже. А потом вдруг  торги.

– Вопрос в другом – зачем области быть собственником миноритарного пакета акций спиртзавода? Первоначально была попытка провести доп­эмиссию и размыть пакет государства. А мы хотели, чтобы область выручила хорошие деньги. И принципиальной задачи сохранить пакет акций у области не было.

– А что со 100 млн ущерба СПС?

– Речь о событиях 7-летней давности, я, честно говоря, не помню точных сумм, к тому же я был лидером партии без права подписи финансовых документов. При этом все документы сдавали в Минюст, там они есть, следователи могут их поднять.

– А почему вообще СК так интересуют давние события относительно оппозиционной партии? В этом тоже не видите политики?

– Я не знаю, я просто предоставляю информацию, которая их интересует.

– Ваши местные депутаты сейчас притихли, но их демарш с требованием вашей отставки наверняка стал для вас неприятным сюрпризом.

– У депутатов могут быть разные инициативы, но каких-то содержательных причин, которые сподвигли их на эти действия, озвучено не было. После эмоционального всплеска часть депутатов поспешили отмежеваться: мол, бес попутал. Мне эти шаги показались странными.

– Но вам обидно было? Ведь с одним из инициаторов, единороссом Крепостновым, вы вроде бы дружили…

– Мне только за державу может быть обидно. Если ты такой ранимый, не иди на госслужбу.

– Но Крепостнов и один из ваших коммунистов до сих пор размахивают папками, говорят, что там на вас куча компромата.

– Пусть машут. Коммунист Мамаев уже проиграл один суд, его обвинения в мой адрес посчитали необоснованными. Что касается других папок, шкафов и чемоданов, я всегда знал, что моя работа внимательно изучается, и за каждое свое действие готов отвечать.

– Получается, за эти годы вам не удалось сделать парламент лояльным. А как же вертикаль власти?

– Было бы странно, если бы я, человек, который всегда проповедовал демократические ценности, пришел и стал закручивать гайки. У меня никогда не было цели подчинить себе депутатов или суд. Именно поэтому я беспартийный. Это позволяет мне выстраивать отношения с разными политическими силами. А что всем нравиться невозможно – это факт.

– Судя по тому, что вы еще на посту, верховная власть вами вполне довольна.

– Не мне судить, довольна или нет. Но по каким-то объективным показателям, результатам моей работы лично я не вижу причин для недовольства.

На выборах мне нужна поддержка не политиков, а населения

– Но если вы собираетесь на выборы, вам нужна поддержка политических кругов в регионе.

– Для участия в выборах мне нужна лишь поддержка населения.

– То есть вы верите, что все может решиться голым голосованием?

– Я за это борюсь много лет! Послушайте, у меня есть неизменные позиции: принципы рыночной экономики, открытости власти, контроля над ней общества. Для чего я веду блоги, присутствую в соцсетях? Это не самовыражение, а осознанная политика сделать власть прозрачной и доступной. Для чего я разжевываю все шаги, провожу публичное обсуждение бюджета? Не для пиара. И если я говорю о развитии местного самоуправления, то не для того, чтобы понравиться главам районов. Это мои принципы.

– И, став человеком системы, вы ни одним принципом не поступились?

– Но я уже работал на госслужбе. Был вице-губернатором, когда губернаторских выборов уже не было. Я либерал по взглядам, но при этом человек, который заботится о государстве. Да, я говорил о том, что у власти много ошибок, в ряде процессов она действует неэффективно. И когда сказали: «Ну, раз ты такой умный, покажи, как надо делать» – у меня не было вариантов ответить: «Нет, лучше я покричу на улице».

– А если вам не удастся выиграть губернаторские выборы?

– Вы сомневаетесь, что я найду себе применение?

– Готовы ли вы чем-то поступиться в этом случае? Например, предложат вам федеральный пост, но с условием вступить в партию.

– Мне таких условий никто не ставит. И что, у нас все федеральные чиновники – члены ЕР? А когда я шел на губернаторство, вопрос моей беспартийности проговаривался.

– А то, что у ЕР один из самых низких рейтингов в вашем регионе, не вызвало нареканий? Ведь есть план: не меньше 60% на выборах.

– Мне никто планок не ставил, и санкций на этот счет не было.

– А другие партии вам близки? Прохорова, например.

 – Я общаюсь с ним, был на их съезде, но пока не вижу партии, которая бы в полной мере соответствовала моей идеологии.

– Но что все-таки вас отличает как либерального губернатора? Вот оппозиции легче живется в вашем регионе? Например, митинг проще у вас провести, чем в Москве?

– У нас никогда не было проблем с организацией митингов, и они у нас не разгоняются.

– А гей-парад у вас можно провести?

– Заявляйтесь, законом это пока не запрещено.

– Получается, что те, кто разгоняет митинги в Москве и Питере, не выполняют закон?

– Это вопрос к тем, кто их организует. Если акция является разрешенной, власти уведомлены, проблем нет. Если по закону о запрете пропаганды гомосексуализма гей-парады станут невозможными, тогда и у нас они проводиться не будут.

Я лишь исполняю закон и не высказываю своих политических пристрастий.

Читайте также

Дело против Алексея Навального собирает новых фигурантов: вслед за Никитой Белых СК заинтересовался Леонидом Гозманом
Следственный комитет заинтересовался Борисом Немцовым и Марией Гайдар: известные оппозиционеры вызваны на допрос вслед за Никитой Белых
поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания