Новости дня

12 декабря, вторник






























11 декабря, понедельник















Отщепенцы системного бунта

0

Единоросс, клеймящий родную партию; священник, открестившийся от РПЦ; правозащитник, голодающий против диктатуры коллег… «Оранжевых революций» так и не дождались, но отдельных личностей нервы все же подводят. Как становятся чужими среди своих?

Системный бунт

Валерий Федотов, по рассказам обиженных соратников, 20 лет «торговал импортными унитазами». А в 2009-м вступил в питерское «ЕдРо». Помогал партии материально, но на декабрьских выборах в местный парламент все равно пролетел. А в итоге стал много больше, чем простым депутатом – лицом внутрипартийного бунта.

Первый единоросс, вступившийся за Pussy Riot, – в июле Федотов написал письмо поддержки «Наде, Кате и Маше». В августе отправился на Белый форум оппозиции, где обозвал однопартийцев «средневековыми фанатиками». А еще он придумал «10 мер спасения ЕР, не менее обидных для «утопающих». В общем, много крамольных дел натворил Федотов, но, как ни странно, из партии не ушел.

– На днях был политсовет, и вопрос моего исключения даже не рассматривался, – рассказал мне Валерий. – Это значит, мне дают возможность работать как единороссу. Мои предложения уже обсуждаются в кабинетах Москвы.

Еще на Белом форуме оппозиционеры заподозрили: бунтарь Федотов «спроектирован» этаким борцом за правду, чтобы подправить имидж «ЕдРа». Высказывались даже догадки, что он – креатура нового «либерального» главы партии. На это сам герой отвечает лишь, что у него есть своя «команда проекта».

– Не думаю, что он выступил по указке Медведева. Но даже если инициатива Федотова была сугубо личной, не исключено, что она обсуждалась партактивом, – говорит политолог Станислав Белковский. – Федотов выражает точку зрения значительной части партийцев, понимающих, что ЕР в нынешнем виде выжить не сможет.

Притом Федотов уверен, что от правящей партии ни ему, ни нам никуда не деться.

– Мне надо остаться в партии, потому что единственный способ что-то изменить в обществе – через ЕР, – уверен Валерий. – Партия по-прежнему держит контрольный пакет в Госдуме, хотя и теряет огромное число сторонников.

Критика с пиететом

Вообще-то демарши с выходом из «ЕдРа» бывших сторонников происходят не так громко, как у Федотова. И чаще всего «раскольники» так же тихо сходят с политической сцены.

– Я состоял в партии 12 лет, был еще на учредительном съезде «Единства». Помню, как нас давили: тогда регион еще входил в «красный пояс», – рассказывает экс-депутат Ставропольской облдумы, бывший единоросс Александр Сысоев. – А в 2007-м в партию вступил губернатор, за ним чиновники, все это начало обюрокрачиваться. Стало невозможно работать по обращениям граждан. Люди шли в отделение партии, а там руководителем тот же чиновник, на которого они жалуются. Получалась система круговой поруки, и я для себя нашел лишь один выход.

Год назад Сысоев отказался от партбилета. Ему удалось-таки переизбраться в местную Думу, но его быстренько сняли по суду за «неправильную справку с места работы». Теперь Сысоев – юрист-общественник. Говорит, что суть работы все та же. Жалобы граждан по ЖКХ и бесплодная борьба с незаконной застройкой в Кавминводах.

– В партии тоже ничего не поменялось, – говорит он. – Хотя если бы чиновники так работали в советское время или в 90-е, их бы просто разорвали и выкинули.

Заметим, что, клеймя бывших коллег и местные власти, отщепенцы, однако, всегда щадят первых лиц. Федотов на Белом форуме оговорился, что «Путин – чувак умный». Сысоев ограничивается полунамеком, что «верхи, конечно, задают тональность».

И это еще смело. Некоторые бунтовщики  спустя время вообще предпочитают держать рот на замке.

– «ЕдРо» мы клеймить не будем, – сказал мне представитель нижегородского депутата Михаила Барковского. Хотя еще пару месяцев назад тот вышел из партии прямо на пресс-конференции.

Даже заглохшая структура Народного фронта у некоторых, оказывается, до сих пор пользуется пиететом. Прошлым летом, на фоне повального вступления в ОНФ, из него демонстративно вышел глава Брянского казачьего округа Виктор Зима. Со всем своим «войском». На мою просьбу поговорить об этом атаман бросил трубку. Оно и понятно, Зима – до сих пор депутат местной облдумы.

«Господи, огради от РПЦ»

Поначалу они решаются не бояться. Но потом этот страх обуревает всех, даже «неполитических». Отец Сергий Баранов из Тамбова говорит мне, что вчера впервые за три недели вышел на улицу. Он прозванивает меня по рабочему, пытаясь установить личность. Говорит, что к нему под видом журналистов уже подсылали сотрудников органов. Хотя почти месяц назад Баранов не побоялся разорвать отношения с РПЦ из-за приговора Pussy Riot. В открытом письме он клеймил и государство, и церковь, и самого Патриарха.

– Они не могли лишить меня сана по моему желанию, это возможно только после решения епархиального суда, – рассказывает Сергей. – На суд они даже не могли меня надлежащим образом вызвать. Один раз я приехал точно вовремя и не застал в епархии никого, кроме вахтера. На следующее заседание решил не ходить: меня предупредили, что там готовилась провокация. Могли, например, сказать, что я их оскорблял, и вызвать полицию. И потом кому бы поверили – пятерым судьям-священникам или отступнику?

В итоге решение приняли и без «подсудимого». Епархиальный суд Тамбовской епархии на днях постановил «извергнуть» диакона Баранова из священного сана.

– Еще они собираются предать меня анафеме, как Льва Толстого, – уточняет Баранов. – Об этом мне сказал в частной беседе председатель суда. Но в СМИ они пока решили это не выносить. Вот так со мной расправляются за протест. Но я ни о чем не жалею. Наоборот, думаю, как я раньше не принял этого решения. Столько увидел за это время клеветы, грязи, уловок. И теперь повторяю: «Господи, огради меня от РПЦ!»

После 17 лет в духовном сане Баранов собирается работать юристом в миру. Все связи даже с близкими друзьями из церковной братии у него прекратились. Сергей не исключает, что, «если станет невыносимо», он уедет из родного Тамбова.

Отверженные

И возможно, через пару месяцев Баранова будет уже не найти. К слову, с большинством предполагаемых героев этого материала связаться просто не удалось. Их истории доказывают резоны «системного бунтовщика» Федотова. Потому что борьба одиночки опасна и безнадежна. Какой бы сферы она ни касалась, система сводит ее на нет.

Вспомним, например, помощницу судьи Данилкина, рассказавшую, что приговор Ходорковскому ее начальнику написали свыше. Наталья Васильева объясняла, что не сказать правду она не могла. За что поплатилась – работой, звонками неизвестных с угрозами.

– Наталья с тех пор сменила несколько телефонов и сейчас не хочет говорить на эту тему, – рассказал представитель правозащитной ассоциации «Агора» Дмитрий Колбасин. – Она извиняется, но ей очень сложно даже вспоминать об этом.

Судья Данилкин до сих пор на своем месте, а вот его коллеги – Ольга Кудешкина, Анатолий Кононов, Владимир Ярославцев, – осмелившиеся хоть чуть-чуть задеть систему, поголовно лишились работы.

Ничего не слышно и о самом, пожалуй, высокопоставленном бунтовщике – бывшем соратнике президента, экс-главе ФСКН Викторе Черкесове. В 2007-м он написал открытое письмо о «междоусобице спецслужб» и «чекистском крюке» для России. Вскоре после этого лишился должности. Год назад Черкесов выкинул еще один фортель – стал коммунистом. Общественность ожидала самых невероятных последствий. Вплоть до того, что Черкесов со товарищи собираются «мочить» бывшего коллегу.

– Это точно, тогда обсуждались варианты трибунала над Путиным, – утверждает Станислав Белковский. – Но Черкесов в итоге испугался и слился. И стал лишь малозаметным депутатом Госдумы от КПРФ.

Заговорщики, бунтовщики, «белые вороны» и «паршивые овцы» в лучшем случае остаются винтиками системы, в худшем – продуктами переработки. Но они изначально не представляют никакой опасности. Даже в самых отчаянных попытках расшатать систему изнутри они никогда не идут против Главного.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания