Новости дня

18 июня, понедельник





















17 июня, воскресенье












16 июня, суббота












Зима в "Октябре". История замерзающего поселка

0

Уже третью зиму в Ярославской области замерзает поселок Октябрь. В 2008 году местные пенсионеры, добиваясь подачи тепла в свои дома,  объявили голодовку. Губернские власти тогда пообещали отремонтировать котельную и теплотрассы. С тех пор ничего не изменилось. Температура в октябрьских квартирах не поднимается выше 12–14 градусов. От отчаяния люди грозят перекрыть железную дорогу. Вечный российский вопрос: кто виноват и что делать?

«У Лукашенко, что ли, убежища просить?»

80-летняя жительница Октября Полина Светцова давно уже спит в пальто и не запирает на ночь дверь – боится, что в сильные морозы замерзнет и тогда ее не сразу найдут. Даже сейчас, в не самые сильные холода, температура в ее квартирке не поднимается выше 13 градусов.

Так же «тепло» и в других домах двухтысячного поселка. Кто может, устанавливает в домах буржуйки, но может мало кто – в Октябре очень много пенсионеров, которым остается мерзнуть или молча, или пытаясь достучаться до властей.

– Мы уже обращались и к нашему губернатору, и в прокуратуру. Путину писали и Медведеву. Никакой реакции. Хоть железную дорогу перекрывай, а потом убежища проси у Лукашенко или Обамы. Может, тогда в нашем ЖКХ порядок и наведут,  – 60-летняя Татьяна Тихомирова сжимает кулаки.

Тихомирова возглавляет поселковое общество инвалидов и сама на второй группе – астма, три инсульта. Для местных коммунальщиков она враг номер один. Татьяна Михайловна отсудила у них 90 тысяч рублей за прорыв батарей, а теперь вместе с подругами, 54-летней Галиной Голубковой и 64-летней Валентиной Карасевой (это они три года назад объявляли голодовку), пытается заставить коммунальщиков согреть поселок.

 Этим летом женщины рулеткой замеряли длину траншей, где велись ремонтные работы.

– Оказалось 100 метров, хотя по документам коммунальщики полкилометра теплотрассы отремонтировали. Мы написали письма в прокуратуру, пришла отписка, что все нормально. А это разве нормально? – Тихомирова показывает документ за подписью главы района Николая Савицкова. Если верить бумаге, в прошлом году на ремонт котельной и теплотрасс в поселке Октябрь было потрачено 2,5 миллиона рублей, еще 956 тысяч уплыло некоему Васенину «для инструментальной диагностики технического состояния магистральных тепловых сетей».

– Какая может быть диагностика за миллион рублей?! И так понятно, что вся отопительная система разбалансирована, места прорывов труб тоже искать не надо – пар по поселку из-под снега валит! Идемте, все покажу.

«Нас отдали коммунальщикам на откуп»

Искать места прорывов и впрямь не пришлось. Буквально в сотне метров от дома Тихомировой – один, еще через пятьдесят – другой. А еще через сотню метров я разинул рот от удивления. Напротив обшарпанной двухэтажки стояла другая, напоминающая сказочный теремок. Вся сверху донизу обитая светло-коричневым сайдингом, с распахнутыми, несмотря на мороз, пластиковыми окнами.

– Так вы жалуетесь, что замерзаете тут?

– В этом доме у нас начальница ЖКХ живет, у нее дом оборудован какими-то особенными радиаторами, от них даже в лютый мороз в доме жара, – объяснила Тихомирова.

Я минут пятнадцать стучал в дом хозяйки ЖКХ, чтобы узнать, в чем секрет – почему у нее окна настежь, а другие спят в пальто. Увы, это так и осталось тайной – никто не открыл. Очевидно, незваным гостям здесь не рады.

Зато обрадовались в соседней развалюхе. 78-летняя Августа Позднякова, учительница с 40-летним стажем, предложила зайти, но раздеться не разрешила. Столбик термометра в ее гостиной с началом зимы застыл на отметке 13 градусов. Старушка практически не выходит из спальни, где стоит обогреватель и старенький телевизор «Витязь». Она любит смотреть передачи, в которых рассказывают о модернизации ЖКХ и новом оборудовании для котельных. Правда, свое коммунальное хозяйство ей приходится модернизировать по старинке – брать старые капроновые чулки, обматывать ими места протечки труб, а потом замазывать краской.

– Коммунальщики, когда их вызываешь, трубы не меняют, а ставят хомуты. При этом просят 300 рублей. Для меня дорого, у меня пенсия 6 тысяч рублей. Но за отопление я исправно плачу и зимой, и летом, – оправдывается Августа Петровна, доставая квиточки и кассовые чеки. Потом тихо добавляет: – Мне кажется, нас всех просто отдали коммунальщикам на откуп. Молодежь-то уехать может, а мы, пенсионеры, у них заложники.

80 тысяч – в трубу за сутки

В горькой шутке про заложников – лишь доля шутки. И добраться до Октября сложно, и уехать отсюда нелегко. Расположен поселок на стыке Ярославской и Тверской областей, до областного центра отсюда 200 километров, до райцентра – 80. Автобусы ходят сюда три раза в неделю. Короче, глушь. Хотя в советские годы получить квартиру в Октябре считалось делом престижным. Здесь располагалось крупное торфопредприятие, которое для своих работников строило благоустроенные двухэтажки не в пример хрущевкам – потолки по 2,90, раздельные санузлы. В 90-е началась типичная история: предприятие приватизировали, растащили и закрыли. Весь жилищный фонд перешел на баланс Октябрьской сельской администрации, а котельная с теплотрассами – на баланс районной.

– Грубо говоря, за тепло в поселке отвечает районная администрация, мы бы с нашим бюджетом отопление не потянули, – осторожно объясняет глава Октября Вадим Солдатов. – Ведь в котельной ежесуточно сжигается 8 тонн мазута. Но котлы-то изначально были приспособлены под торф, поэтому и в домах недостаточно тепло. Добавьте сюда износ теплотрасс. Вот и получается, что при сегодняшней цене в 10 тысяч рублей за тонну у нас в сутки в трубу улетает 80 тысяч рублей.

По словам поселкового главы, на ремонт теплотрасс в поселке необходимо 50 миллионов рублей, а таких денег не то что в местном – даже в областном бюджете нет. Поэтому Солдатову сейчас не позавидуешь. С одной стороны, он вроде как власть, с другой – ни на что не влияет. В должность он вступил год назад, «прокатив» на выборах Елену Звонкову, которую, по словам жителей, поддерживал глава района. Ту самую, что сейчас возглавляет МУП «ЖКХ – Октябрь» и, в отличие от пенсионеров, совсем не мерзнет в своем чудо-тереме.

«Боюсь, не доживу»

Замерзают и тонут в дерьме в прямом смысле слова в Октябре только простые люди. В многоквартирном доме, где живет 83-летняя вдова участника войны Мария Веселова, подвал залит фекалиями. Вонь стоит страшная, в подъезд не зайдешь.

– Но никто не откачивает, они вообще ничего чинить не хотят, – жалуется на коммунальщиков Мария Фадеевна.

Впрочем, в Октябре слово «починить» не означает «сделать». В доме на Технической улице год назад заменили крышу, а в начале декабря она рухнула вместе с наледью. Хотя, если верить квитанциям, которые получили жильцы, коммунальщики им не только крышу починили, но и сделали капитальный ремонт.

– Когда все загремело, я думала, война началась, и поковыляла соседа спасать. Он же совсем не ходит и ничего не слышит, – рассказывает 80-летняя Галина Нетрусова, ветеран войны и труда, которая в свои годы умудряется ухаживать за 85-летним фронтовиком Николаем Липатовым. У того в квартире и вовсе разруха, а на потолке в прихожей зияет дыра.

– Вы хоть знаете, что фронтовикам и ремонт, и новые квартиры обещали дать до Нового года? – кричу я ему в ухо.

Старик кивает:

– Ну да, к 2013 году! Только я, боюсь, не доживу.

Впрочем, если так дело будет продолжаться, до 2013 года не дотянет и сам поселок Октябрь – замерзнет от холода и черствости чиновников.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания