Новости дня

27 мая, воскресенье













26 мая, суббота















25 мая, пятница

















Теракты 10 лет спустя: ясности нет и не будет

0

Накануне об этом напомнил американский журнал GQ, напечатавший статью «Владимир Путин – темное восхождение к власти». Из статьи Скотта Андерсона, основанной на беседе с экс-сотрудником ФСБ Михаилом Трепашкиным, делался вывод, будто теракты были спланированы на Лубянке и именно их взрывная волна забросила Путина в Кремль. Из российской версии журнала эта статья испарилась, и всю минувшую неделю блоггеры бурно обсуждали, отчего.

Официально известно лишь, что исполнителей терактов Дек­кушева и Крымшамхалова упекли пожизненно, а организатор Гочияев объявлен в международный розыск, однако еще 6 лет назад, когда Генпрокуратура отчиталась о завершении следствия по этому делу, я присмотрелся к тем отчетам и уже тогда убедился, что сказки горазды сочинять не только в Штатах. Судя по всему, Гочияева просто подставили.

Я встречался с Трепашкиным прежде американцев, и он тогда в гораздо больших подробностях рассказал мне, что история громких терактов в Москве началась еще в 1994 году с появлением в столице очередной ОПГ, костяк которой составляли трое чеченцев: стратег Бахарчиев (Иса), наводчик Висруди Новиков (Герой) и боевик Абдул (Кровавый), а также Турпал, снабжавший банду оружием, и казначей – Володя Романович. Осенью 1995 года Трепашкин получил информацию, что эти друзья решили подмять под себя банк «Сольди»:
– Мне дали задание вместе со своей группой и коллегами из РУОПа взять «чеченцев», и мы это сделали.

Во время допросов оказалось, что в контакте с бандитами работали консультант академии Генштаба генерал-майор Тарасенко и более мелкие сотрудники Мин­обороны и милиции, но громкого суда не получилось.

– Родственник одного арестованного, – рассказал свою версию Трепашкин, – был женат на дочери тогдашнего вице-премьера Олега Лобова, большого друга главы ФСБ Барсукова. До суда дошел только Герой, да и того в декабре 96-го Салман Радуев обменял на захваченных в плен пензенских омоновцев. Всех бандитов еще раньше отпустили за выкуп. По моим данным, за Романовича, например, заплатили 20 тысяч $ и он убежал в Литву. А когда после взрыва на улице Гурьянова по телевидению показали фоторобот, я сразу узнал Романовича. Правда, потом фоторобот почему-то изменился и приобрел черты Гочияева. По просьбе комиссии Ковалева я разговаривал с одним из тех, кто сдавал в аренду террористам склад (кстати, сотрудники ФСБ с ним почему-то не говорили!). Он утверждает, что арендатором был человек, похожий на Романовича. Еще я выяснил, что после тер- актов Романович бежал на Кипр и там погиб: его сбила машина. А ведь он, по моим данным, был внештатным сотрудником ФСБ.

Когда выяснилась связь чеченских эмиссаров с силовиками разных ведомств, Трепашкин был отстранен от дела и вскоре уволен с Лубянки. А после нашего разговора в 2003-м и его обещания принести мне доказательства связи Романовича с ФСБ Трепашкина и вовсе арестовали.
К его словам, конечно, можно и нужно относиться с сомнением. У Трепашкина репутация «человека Березовского», хотя хвалебных слов о БАБе я от него никогда и не слышал. Как бы там ни было, кто стоял за взрывами (или не предотвратил их, а мог бы): ФСБ, МВД или Березовский – вероятно, останется загадкой. Однако, судя по всему, официальные козлы отпущения к трагедии мало причастны. Скорее всего их кто-то использовал втемную.

– Говорят, что террористы получили за взрывы огромные деньги, – рассказал мне исполнительный секретарь общественной комиссии по расследованию взрывов Лев Левинсон. – Мы встречались с женой Деккушева в Карачаевске. Обычная продавщица, живет очень бедно. Так где же эти миллионы?

Да и признанный «главным злодеем» Гочияев, будь он кавказским Бен Ладеном, вряд ли бы стал арендовывать под взрывчатку склад через собственную фирму «Капстрой-2000». В общем, организатора терактов за десять лет не нашли и уже не ищут.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания