Новости дня

15 ноября, четверг













































Школьная любовь довела до гроба

0

В Херсонской области Украины идет судебный процесс по уголовному делу об убийстве, которому предшествовала история безумной любви учительницы и ее ученика, вызвавшая всеобщее осуждение.

"Мой хлопец закадрил училку!"

Юра с детства был мальчиком общительным, любил хохмить и всегда ходил в лидерах. Когда ему исполнилось пятнадцать, в школе появилась новая учительница английского языка Анна Петровна – невысокая, изящная, в 23 года сама похожая на ученицу. Юра влюбился, как только она впервые переступила порог его 9-го класса. При этом разница в 8 лет, наличие мужа и ребенка его ничуть не смущали. Он демонстративно согнал с первой парты одноклассника и занял его место рядом с учительским столом, где и просидел до окончания школы.

Английский, правда, Юра знал неважнецки, как и многие в классе, – зачем-де в селе иностранный язык? На занятиях Анна Петровна старалась его не трогать: вызови, он тут же начнет валять дурака, хохмить, и урок, считай, сорван. Оценки ставила низкие – по заслугам. А уж заводить роман с учеником, говорит, и подавно не собиралась.

– Да что вы, у нас тогда ничего не было! – божится учительница. – Юра иногда после уроков просто шел меня провожать – ну, первое юношеское чувство, детские ухаживания, не более. Я была уверена, что скоро это пройдет. К тому же у меня в тот период в семье была сложная полоса – мы с мужем то сходились, то расходились, а Юра один меня поддерживал: «Если что, жалуйтесь мне, я защищу!»

Тем временем по маленькому поселку поползли слухи про шуры-муры Юрки с учительницей. Уж мать и ругала его, и по-хорошему пыталась образумить, а он только огрызался: «Да, мы встречаемся, ну и что?! Не лезь в мою личную жизнь!»
Но как же «не лезть», когда материнское чутье подсказывало, что добром это не кончится. В отчаянии женщина обратилась за помощью к директору школы, но оказалось, что и та уже не раз беседовала с Юрой, бранила его за настырность, призывала уважать семью Анны Петровны и отступиться. Но парень уперся: мол, люблю ее и буду любить, ничего не сделаете!

Пыталась директриса повлиять и на «англичанку», напомнить, что она первым делом педагог, а уж потом женщина. Грозила ей выговорами и даже увольнением – все без толку. Конечно, был бы у Юрки отец как отец, может, и смог бы как-то вразумить влюбленного юношу или чуток его притормозить. Но батя редко бывал трезвым, да еще хвастался в пьяных компаниях: «Мой-то хлопец, слыхали, – не промах, училку закадрил!»

Разбил окно, а заодно семью

Несмотря на юный возраст, Юрий был очень горяч и ревнив. Стоило кому-то назвать учительницу плохим словом, просто выходил из себя. И чем дальше, тем сильнее у него срывало крышу. Казалось, он ревновал свою «англичанку» к стулу, на котором та сидела, и даже к классному журналу, который она листала. Что уж про мужа-то говорить! Однажды вечером Юриной матери позвонили из милиции. «Ваш сын у нас, срочно приезжайте, – ошарашил оперативник. – Плохо вы, мамаша, следите за своим ребенком!»

Оказалось, что «ребенок», согласно обещанию, всего лишь решил вступиться за Анну Петровну перед мужем, учинил драку и жестоко его избил. Напоследок еще разбил окно и пригрозил, что в следующий раз муж окажется на кладбище. Супруг Анны, на которого в поселке и без того уже все тыкали пальцем, не стал дожидаться следующего раза, развернулся и ушел из семьи. А парень с тех пор к Анне зачастил. Открыто, правда, никогда к ней не ходил, а бегал тайком и даже иногда у нее ночевал.

– Бывало, заявится домой за полночь, – вспоминает мать, – и оправдывается: мол, помогал Ане по хозяйству – она ж развелась, больше некому. Эх, мне б не слушать, а накатать на нее телегу в милицию за растление малолетнего. Жалею теперь, что этого не сделала!..

Только когда Юре пришла пора идти в армию, мать вздохнула с облегчением. Дома устроили вечеринку, позвали гостей, накрыли стол. Но учительницы по понятным причинам за ним не было. Сельчане взяли ее в оборот чуть позже, и она написала письмо Юре в часть, где сообщила, что якобы удачно вышла замуж. Эта весть едва не стоила солдату жизни. «Если бы не наш старшина, – рассказывал потом Юра, – меня бы уже не было в живых».

Из армии Юра вернулся не один, привез с собой девушку, с которой познакомился на службе. Подружка целую неделю гостила у Юрия, и мать была просто счастлива. Но как только сын проводил свою знакомую, он прямо с вокзала опять метнулся к Анне Петровне. На какое-то время их отношения возобновились.

– Он очень меня любил, собирался жениться, – рассказывает Анна. – Но когда я предложила продать квартиру и уехать к моим родичам в Россию, Юра был не готов принять взрослое решение. При этом мы оба понимали, что здесь будущего для нас нет. Я не знала, как быть дальше: и порвать невозможно, и вместе быть не получается. В конце концов осточертело жить в подвешенном состоянии, и я сошлась с местным фотографом Иваном. По правде, мне было все равно, с кем, только бы скрыть, как тяжко на душе.

Последний звонок

Развязка любовной истории наступила майским вечером прошлого года. Младшей сестре Юрия в тот день торжественно вручили аттестат зрелости.

– Была суббота, – рассказывает мама, – мы всей семьей отправились в Дом культуры на последний звонок. В толпе я сразу приметила Анну с ее новым ухажером. Слава Богу, подумала, что явилась не одна. После праздничной церемонии все пошли в кафе, а мы решили отпраздновать дома с родней, по-семейному. Только сели за стол, как сын вдруг подскочил и сказал, что ему срочно нужно отлучиться по делу. Больше я его живым не видела…

Как оказалось, Юрий давно был в курсе частых семейных неурядиц в доме Анны, однако уже не встревал, как бывало раньше. Но в тот вечер он своими глазами видел, как учительница на людях ругалась с гражданским мужем. Потом эта сцена никак не шла из головы, и Юрий решил, что все же стоит разобраться с хамоватым фотографом. Он поймал такси и поехал к учительнице домой.

Дверь открыл Иван. «Если ты, гад, еще раз голос повысишь на Аню…» – кинулся на него с порога Юрий. Не дослушав, оппонент попытался захлопнуть дверь перед носом непрошеного гостя, но маневр не удался. Парень просунул ногу в проем, не давая вытеснить себя за порог, а затем ворвался в квартиру, и началась отчаянная потасовка.

– Юра с ножом никогда не ходил, – с дрожью вспоминает Анна Петровна, – а у Ивана в руках в ту минуту невесть откуда оказался клинок. На моих глазах Юра вдруг стал сползать по стене, а потом распластался на полу в луже крови. Я просто оцепенела от ужаса и никак не могла осознать, что случилась беда…

Глубокой ночью, дабы скрыть следы преступления, Иван отвез тело убитого в безлюдную посадку, где его и закопал. Анна Петровна тем временем, видимо, все еще пребывая в шоке, хранила строгое молчание и никому не спешила сообщать о случившемся. Когда милиция обнаружила труп, ее за это поначалу даже хотели привлечь как соучастницу, но потом почему-то сжалились.

Из школы Анна сразу уволилась и съехала на другую квартиру. Сейчас она проходит свидетелем по уголовному делу, которое в эти дни слушается в Верхнерогачикском райсуде. Для матери же Юрия она по-прежнему остается главным виновником всех бед.

Недавно женщины случайно встретились на сельской улице. «Простите меня», – прошептала бывшая учительница. «Надеюсь, жизнь отплатит тебе такой же монетой», – ответила безутешная мать.

 

поделиться:


Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания