Новости дня

21 февраля, среда











20 февраля, вторник


































МВД: история болезни

0

Между тем совсем не о защите свидетельствуют случаи, которые время от времени становятся известны обществу: кого-то в милиции избили до смерти (Владивосток), кого-то изнасиловали (Нижний Новгород)… Читаешь, словно сводки военных лет о работе гестапо.
Поддается ли болезнь нашей милиции лечению? Есть ли рецепты? Ответ на этот вопрос «Собеседник» намерен искать до тех пор, пока хоть что-то не изменится в правоохранительной системе.


Владимир Статкус, генерал-майор милиции
в отставке:


Отказаться от «палочных» показателей

– Чтобы с чем-то бороться, надо знать причину явления. Где-то в 1975 году Петр Леонидович Капица, нобелевский лауреат, сказал: одной из главных оценок, которые определяют характер развития общественной структуры, является рост духовных и умственных качеств населения при сокращении преступности, нервных заболеваний и наркомании. К сожалению, в Стратегии национальной безопасности (п. 112) до 2020 года, которую президент недавно утвердил, о снижении преступности, как об одной из характеристик состояния нац­безопасности, нет ни слова.

Между тем снижение преступности – задача государства. Одна милиция не в состоянии его обеспечить, но именно с нее это требуют. В результате милиция укрывает преступления от учета. Если так будет продолжаться и дальше, мы никогда не найдем понимания в отделениях милиции, случись с нами что-то.
Если же мы снимем с милиции задачу сокращения преступности, она будет регистрировать все преступления. Во всем мире так и происходит, поскольку за рост преступности с полиции никто не требует отчета. Зато такая статистика на западе – это основание для шефа полиции просить у руководства страны об увеличении штата сотрудников.
С милиции должны спрашивать за раскрытие преступлений. Смешно отрицать, что сегодня раскрываемость нередко достигается тем, что поймают кого-то, заставят признаться, в чем и не виновен… В семье не без урода. Но нельзя все ведомство считать прогнившим. Так же как неверно говорить, что все доктора, учителя, профессора – взяточники. Чтобы улучшить раскрываемость, нужно отказаться от «палочных» показателей. На мой взгляд, показатель должен быть один – обвинительный приговор суда.
Надо повышать зарплату милиционерам, хотя это и не панацея от всех болезней. Например, сегодня следователь прокуратуры получает в 2–2,5 раза больше своего милицейского коллеги. Но и там следствие хромает.

Сейчас главная сложность – в том, что и в милиции, и в прокуратуре нарушился баланс опытных людей, которые могут научить правильной следственной работе. Дальше. и в вузах, и в наших органах надо установить: у практиканта должен быть наставник. Причем лучший сотрудник отделения. И нужно, чтобы этот наставник потом в характеристике, например, написал: этот студент вспыльчив, невыдержан… Кстати, в течение учебы, если наладить психологическую службу, можно было бы выявлять в студентах качества, несовместимые со службой в милиции. И выявив, сказать такому выпускнику: вот тебе диплом, но на работу в МВД мы тебя не рекомендуем.
На западе давно развита проверка на полиграфе при приеме в полицию. Возможно, это надо делать и при приеме в вузы… Проверка помогает выявить склонность к агрессии, к властолюбию, к стяжательству… Таких надо сразу отсеивать. И самое главное. Ответственность – снизу и до самого верха. Если, например, установлено, что человека ограбили, а у него заявление не приняли – в отставку и начальника отделения, и дежурного. Это должно стать общей практикой.

Наказание

Апрель – май 2009 года:

Участковый ОВД по Шемуршинскому району Чувашии предстанет перед судом. Капитан милиции, прибыв к районному дому культуры, у которого проходила молодежная дискотека, ударил по лицу 17-летнего подростка, а затем схватил другого несовершеннолетнего и ударил ногой в живот. Потом приставил табельное оружие к его голове и нажал несколько раз на курок, имитируя выстрелы.
В Челябинской области суд приговорил бывшего сотрудника милиции Андрея Нешумова к 25 годам лишения свободы. С октября 2005 года по апрель 2007 года он в составе банды совершил ряд разбойных нападений, убийств, изнасилований.
В Московской области завершено расследование уголовного дела в отношении пяти сотрудников милиции. Следствие обвиняет зам. начальника 9-го межрайонного отдела оперативно-разыскной части УБОП криминальной милиции ГУВД по области капитана милиции Сергея Лунькова и сотрудников этого отдела капитана милиции Григория Гарновского, майора милиции Романа Володченко, старшего лейтенанта Андрея Югая и майора милиции Анатолия Богданова в организации преступного сообщества, умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, похищении человека, вымогательстве, приобретении, хранении и сбыте наркотических средств в особо крупном размере, злоупотреблении должностными полномочиями, получении взятки, фальсификации доказательств по уголовному делу.

Несчастный случай

Распишись –
и в казарму!

Глава Союза солдатских матерей Валентина Мельникова рассказывает, как участковые забирают студентов из общежитий МГУ и Университета нефти и газа им. Губкина. 15 ребят поймали у метро «Царицыно», из них лишь одному удалось «отбиться»: папа нашел нужные слова в телефонном разговоре. Напомним, что по закону участковый не может просто так забрать призывника. Максимум, на что у него есть право – это вручить повестку по месту жительства или составить административный протокол за отказ расписаться в получении.

Представитель ГУВД Москвы Виктор Бирюков отрицает облавы. Он обвинил отдельных правозащитников в провокациях и даже назвал это попыткой столкнуть лбами общество и милицию. «Собеседник» не любит лобовых столкновений, но молчать о фактах, которые стали известны нам, мы тоже не будем. Так, студент истфака МГУ Александр Южанинов оказался за один день оператором-наводчиком в мотострелковой части под Владимиром.

– Саша сначала поступил в МГИМО. Но ему там не понравилось, и он сдал экзамены в МГУ, – с гордостью рассказывает его мама Надежда Александровна. – Его забрали прямо во время зачетной недели. Он мне позвонил на работу и сообщил, что его отправляют служить в Ковров.

Подруга 19-летнего Александра Галина Бельтюкова вспоминает, что в 7 утра участковый явился в комнату общежития и предложил идти с ним.

– Он ушел в спортивном костюме и даже мобильник оставил в комнате. Ему наврали, сказали, что только уточнят, где находится его приписное удостоверение, – объясняет покорность Саши Галина. – Повестку ему до этого никто не приносил. Да и какая повестка, если он медкомиссией еще до института был признан ограниченно годным?
Мама Саши подтвердила, что у сына сколиоз 1–2-й степени. В военкомате на «экспресс-обследовании» его определили в здоровые. Помочь собственному ребенку Надежда сейчас не может: из Березняков Пермского края, где живет мать, так просто до Москвы не докричишься. Подруга Галя поддерживает связь с Союзом солдатских матерей и ждет, что они спасут парня. Пока же девушка пополняет счет на чужом мобильном: Саше иногда дает позвонить сержант. Присяга у Южанинова 28 июня.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания