Новости дня

19 октября, четверг































18 октября, среда












"Дима": кто и зачем снимает фильм о детях, которые болеют раком

Фото предоставлены Светланой Зыряновой

В конце осени выходит фильм «Дима», который рассказывает о 12-летнем мальчике, больном раком, , узнал Sobesednik.ru.

Фильм снят на благотворительные средства и сейчас находится в процессе завершения. Одну из главных ролей играет Виктор Сухоруков.

Екатерина Гаранина поговорила с режиссером фильма Светланой Зыряновой о том, зачем сегодня нужны такие фильмы:

— Я волонтер движения «Даниловцы» (команда, которая оказывает поддержку детям из приютов, одиноким людям, бездомным — ред.), для которого команда проводила съемки социальных видеороликов в приютах, детских домах. Мы хотели сделать видео о подопечных ФНКЦ им. Димы Рогачева, куда более пяти лет приходят «Даниловцы». Сама впервые я оказалась там два года назад на венчании моих друзей-волонтеров.

— Они венчались прямо в больнице?

— Да, на территории есть храм. Внешне ФНКЦ больше похож на яркий конструктор Lego, чем на медицинское учреждение. Там мне и рассказали историю Димы Рогачева. Он болел лейкозом и половину своих 12 лет провел на лечении. К нему еще приезжал Владимир Путин. Меня зацепила его история: Дима очень любил жизнь и поддерживал других. Сейчас в центре живут сотни маленьких Героев, которые каждый день борются за жизнь...

Никак не могла созреть для съемки, пока в руки не попалась книга «Дети пишут Богу». В ней — десятки писем, в которых дети говорят с Богом. Так появилась идея сценария: мальчик, живущий в больнице, ищет поддержку у Бога. Он отправляется в храм, чтобы познакомиться с ним и задать самые важные в своей жизни вопросы. Благодаря поддержке «Даниловцев», десятка других неравнодушных людей, сценаристу и сорежиссеру фильма Юрию Зырянову идея ролика переросла в полноценный художественный фильм.

— Лента выпускалась благодаря краудфандингу — добровольным пожертвованиям. То есть все работали, снимали бесплатно? 

— Да. Сотни людей просто поверили в нашу историю и перечислили нам средства. А с такой поддержкой за спиной можно и горы свернуть. Когда составляли список титров, поняли, что количество жертвователей превышает три сотни.

Съемки мы начали совсем без бюджета: локацию предоставили по договоренности, съемочная группа работала на энтузиазме. Актеры, включая Виктора Сухорукова, разделяли идею фильма и трудились без гонорара. Большую часть оборудования со скидкой и возможностью постоплаты нам предоставил Молодежный отдел союза кинематографистов, едой обеспечил ресторан. Мы были счастливы заниматься своим делом. Первая смена прошла превосходно — это дало силы двигаться дальше. Начали готовиться к следующим съемкам и запустили проект на краудфандинговой платформе. Тогда лента нашла ощутимую поддержку: Вова Борзов, который сыграл роль 12-летнего Димы, вместо подарков на день рождения попросил всех желающих перечислить средства в поддержку фильма. Это тоже очень нам помогло. Благодаря сбору мы смогли частично компенсировать финансовые затраты на самые необходимые нужды.

— Сколько стоил выпуск фильма?

— К октябрю на производство потрачено более 1 миллиона рублей. Это все — собранные и личные деньги. Сейчас они закончились — придумываем, как достать 90 тысяч на последний этап работы. Обращаемся за поддержкой в социальные сети. Откликов получили достаточно, все они очень разные. Были и слова поддержки, слова о нужности таких фильмов. Финансовую помощь оказали неравнодушные люди и владельцы небольших бизнесов.

К сожалению, крупные компании не откликнулись. Было и такое, что нам обещали помочь, например сделать сайт в поддержку проекта, а потом пропадали.

Мы собираем средства по принципу бартера: в благодарность за поддержку фильма мы готовы провести съемки видеоролика или фотосъемку. До сих пор немного теряемся, когда появляются желающие помочь фильму и неожиданно пропадают. Но таких меньшинство, и я не устану повторять, что самое ценное, что дал нам «Дима» — это веру и знакомство с людьми, у которых сердце на распашку.

— Для какого зрителя этот фильм?

— Для каждого, кто находится в непростой жизненной ситуации. Для тех, кто борется за право жить жизнью своей мечты. Для тех, кто считает, что рак — это больно и тяжело.

В процессе написания сценария я говорила с мамой Димы Рогачева. Он зажигал, поддерживал и приободрял тех, кто рядом. Когда фильм был в монтаже, не стало еще одного нашего героя — Кати Гудилиной, с которой мы познакомились в ФНКЦ во время подготовки к съемкам. Катя — боец, она рассказала нам, что у болезни есть и светлая сторона. Это сильно повлияло на сценарий. Мамы Димы и Кати поддержали нас в желании посвятить фильм памяти ребят. Им было приятно, что мы помним о них. И мамы сказали, что, если бы ребята были живы, они очень бы обрадовались фильму. Вот почему несмотря на все трудности мы продолжаем работу над фильмом.

— Вам не кажется, что вы выбрали сложную тематику для зрителя? И что он может просто не посмотреть этот фильм, потому что там затронута тема детской смерти — то, что априори вызовет грусть, слезы, жалость.

— Наш фильм не про смерть. Он — про жизнь. Мы намеренно уходили от минорной подачи истории и сняли все с другой стороны: как в непростой ситуации верить в мечту и жить с улыбкой.

Стиль фильма — философская притча о триумфе человеческой воли. Поэтому в ленте много закадрового текста, размышлений и монологов.

Мы показали другую сторону болезни: история Димы — это не про количество прожитых лет и достижений. Это про умение находить радость в каждом ее проявлении и делиться ей с теми, кто рядом. В нашем фильме нет места серым кадрам: в картине много юмора, шуток, легкости.

Нам бы очень хотелось, чтобы после просмотра фильма зритель расправил плечи, захотел сделать что-то очень хорошее для себя или того, кто рядом, еще сильнее полюбил жизнь, начал ценить момент.

Во время подготовительного периода мы общались с докторами из паллиативного отделения (цель паллиативной медицины — повысить качество жизни неизлечимых больных, чтобы оставшееся время до смерти для пациента и семьи было спокойным и плодотворным — прим. авт.). И тогда я осознала, что у таких семей и детей другие ценности, часто непонятные обществу. Дети, которые страдают тяжелыми заболеваниями, нуждаются не в жалости, а в понимании.

Говорят, что рак — духовная болезнь. Моя мама два года назад перенесла ее. После этого ее и жизнь нашей семьи изменилась — она стала лучше. Это трудно объяснить.

— Что было самым тяжелым на съемках фильма?

— За неделю до начала группа практически в полном составе покинула проект, потому что посчитала невозможным реализовать задумку режиссеров. С нами связался агент писателя — автора произведенияя, которое легло в основу сценария, и заявил, что нам отказывают в получении прав. Оказалось, что другой известный режиссер ведет активные переговоры на предмет экранизации. Накануне съемок мы остались и без сценария, и без съемочной группы. Я так переживала, что слегла с высокой температурой. Юрий (второй режиссер фильма — прим. авт.) сел переписывать сценарий, а я принялась за поиски новой команды. Пожалуй, это было самым тяжелым.

На съемках случилось много чудес. Мы снимали в том самом храме при больнице. Приходим, а он украшен цветами — видимо, накануне был праздник. Для нас это стало знаком свыше.

— Три причины, по которым каждый, кто прочтет это интервью, должен посмотреть фильм?

— Это то, что вызывает желание говорить с Богом и верить в чудо. Процитирую героя: «Почему весной, когда вечером Ты включаешь на небе звезды и дуешь на Землю, теплый ветер и вокруг тихо-тихо, мне иногда хочется плакать?»

Екатерина Гаранина

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания