Ахмирова Римма
31.05.2021

Больше, чем просто оружие: создать легендарный МиГ Артему Микояну помогла дружба

Sobesednik.ru собрал воспоминания об Артеме Ивановиче Микояне – одном из родителей легендарной советской машины

Фото: Global Look Press; в статье: скриншоты Youtube

МиГи знают во всем мире. В ВВС США популярна нашивка «Убей МиГа». Sobesednik.ru собрал воспоминания об Артеме Ивановиче Микояне – одном из родителей легендарной советской машины.

«Решил, что надо летать!»

Артем Микоян вырос в горной армянской деревушке, в детстве пас коз. А на его интерес к авиации повлиял случай: однажды возле селения совершил вынужденную посадку аэроплан «Фарман». Примитивный летательный аппарат тогда казался деревенской ребятне чудом из другого мира.

– С этого момента я решил, что надо летать! – рассказывал Микоян.

После революции будущий авиастроитель переехал в Москву и начал с простого токаря на заводе, сняв угол у дворника. Но молодое государство остро нуждалось в своей промышленности. Лучших комсомольцев и коммунистов стали набирать на учебу в Военно-воздушную академию имени Жуковского, чтобы в дальнейшем их силами создать авиационную промышленность.

– Как мой брат попал в число откомандированных в авиацию? – объяснял позже нарком Анастас Микоян. – Во-первых, он был коммунист, которого очень уважали товарищи. Во-вторых, отличался смелостью, дисциплинированностью. В таких людях очень нуждалась авиация – дело романтичное, привлекательное, требовавшее мужества и работоспособности.

– Я потрясен, что человек, не знающий даже толком десятичных дробей, с такой невероятной быстротой схватил самые трудные вещи! – восхищался Микояном его коллега, инженер Лисогурский.

Артем Микоян

Еще студентом, проходя практику на Харьковском авиазаводе, Микоян с двумя друзьями сконструировали аэроплан с легким двигателем (авиетку), снабдили ее несколькими прорывными решениями, а назвали скромно – «Октябренок». Неудивительно, что перспективный выпускник попал в ведущее КБ того времени – под руководством Николая Поликарпова. Звездный коллектив стал центром создания советских истребителей.

Два конструктора – пара

В КБ Микоян познакомился с инженером Михаилом Гуревичем, с которым они в будущем создали звездный дуэт и совершили прорыв в авиации.

Михаил Гуревич

– Артем Иванович произвел на меня впечатление очень мягкого, доброго человека, очень внимательного ко всему, – вспоминал Михаил Иосифович. – В первый момент даже показалось, что как будто бы и не очень волевой человек, но это только внешне был он тих и мягок. Воли, можете мне поверить, у него хватало. Тогда же я познакомился и с его женой, с его маленькой дочкой. Приходилось бывать друг у друга и много разговаривать. Мы тогда еще очень многого не знали. Приходилось до всего доходить своим умом, буквально своими руками ощупывать каждую заклепку, каждый болт. У нас сложились очень хорошие отношения. И такими они были на протяжении долгих лет.

Жена обижалась, когда вечер проводил с друзьями

Микоян и Гуревич были не только коллегами, но и друзьями, чему способствовала дружелюбная семья Артема Микояна.

– Артем Иванович был хорошим семьянином. У него большая хорошая семья, – вспоминал брат конструктора, нарком Анастас Микоян. – Его супруга Зоя Ивановна оказалась отличной, редкой женщиной. Показательно, что, когда кто-то из нашей деревни приезжал в Москву, каждый заходил к Артему Ивановичу. Так у нас принято – кто приезжает, тот заходит. И Зоя всегда всех принимала как родных...

Дом Микоянов всегда был открыт для его друзей и коллег.

«Поначалу я обижалась, когда он свой свободный вечер проводил с друзьями, – рассказывала Зоя Ивановна. – В знак протеста однажды уехала к подруге. Он буквально восстал против такого оборота, а договориться о мире оказалось очень легко. Я предложила ему встречаться с друзьями у нас дома. С тех пор так и повелось. Как только выпадал свободный часок, собирались у нас, в нашей небольшой комнате на улице Кирова. Много шутили, беседовали, играли в нарды».

«Скорость плюс высота»

После военной кампании в Испании началась гонка за создание лучшего в мире истребителя. Сталин лично собрал у себя в кабинете ведущих инженеров СССР, включая Микояна и Гуревича. «Скорость плюс высота», – дал задание вождь.

– Нашей истребительной авиации, как показал опыт воздушных боев в Испании и начала Второй мировой войны, необходим был новый скоростной и высотный самолет. И наш коллектив создал такой самолет невиданными темпами в обстановке незабываемого творческого подъема и сплоченности, – говорил позже Микоян.

При работе использовались самые смелые идеи. Так, первый МиГ более чем наполовину состоял из прессованной фанеры! Спорили по каждому узлу.

– В этом талантливом конструкторе удачно сочетаются два начала – изобретатель и инженер. Вот почему машины, которые конструирует Микоян, смелые по идее, не фантастичны, а реальны, осуществимы на практике, – объяснял авиаконструктор Семен Лавочкин.

Самолет и правда получился прорывным.

– Он легко пикировал, набирая скорость свыше пятисот километров, и после этого делал горку до семисот метров, это очень важно. Большая вертикаль обеспечивает высоту, а высота – запас скорости. Словом, в МиГе все соответствовало главному назначению истребителя – атаке, – хвалил машину знаменитый летчик Александр Покрышкин.

«МиГи» и сушки

Во время войны конструкторы работали на износ.

– Надо кое-что обсудить. Грейте чайник. С чайком разговаривать будет веселее. У меня в кармане сушки! – Артем Иванович, как мог, поддерживал всех. Эти сушки коллеги вспоминали и после войны.

  • Каждый год вызывали КГБ: почему засекречено дело летчика Девятаева?

«Вам хорошо, у вас Микоян!» – вздыхали работники других КБ.

Каждый следующий МиГ становился лучше предыдущего, а авиаконструктор, который себя никогда не щадил, в 42 года получил первый инфаркт.

О легендарном МиГе-15, созданном в конце 40-х годов, спорят до сих пор. Поговаривали, что идеи позаимствованы у знаменитых авиаконструкторов Мессершмитта, Хейнкеля. Микоян только улыбался – значит, околозвуковой истребитель удался!

А в КБ помнят, как появлялись технические решения.

– Как легче хлеб резать? Под наклоном! Вот и мы так будем резать – но не хлеб, а воздух, – комментировал Микоян форму крыльев, которые могли бы преодолевать сопротивление воздуха на сверхскоростях.

После успеха МиГ-15 цель была одна – переход через звук. Это удалось сверхзвуковому самолету МиГ-19. Потом появились новые модификации, летавшие быстрее звука. В западногерманском журнале писали: «Советский серийный истребитель МиГ-21 больше, чем просто оружие. Он превратился в политическое оружие». Машина стала самой любимой и у самого Микояна. Сегодня МиГи – визитная карточка нашего авиастроения.

МиГ

Достигнув пенсии, конструктор решил «вовремя уйти». Да и выдерживать сверхнагрузки было все сложнее. Умер Микоян в 1970 году в больнице, где ему делали операцию на сердце. В палате незадолго до кончины его навестили коллеги-конструкторы и подарили куклу Емелю, чтобы «исполнялись все желания по щучьему велению». Микоян взял куклу в руки и сказал:

– Хочу на работу!

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник+» №03-2021 под заголовком «Есть только МиГ между прошлым и будущим!».

Рубрика: Общество

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика