Новости дня

14 апреля, среда





















13 апреля, вторник























sobesednik logo

"Оставь надежду, всяк сюда входящий": пермяки открыли в аварийном доме музей "Барак"

01:01, 20 марта 2021

"Оставь надежду, всяк сюда входящий": пермяки открыли в аварийном доме музей "Барак"
Фото в статье: vk.com/narkom59
Фото в статье: vk.com/narkom59

В Перми жители дышащего на ладан дома превратили его в музей аварийного жилья. Хотели привлечь внимание чиновников, а те прислали полицию и повесили замки – чтобы больше никаких экскурсий.

Когда фасад – стена плача

Щербакова, 16 в Орджоникидзевском районе Перми больше не обычный аварийный двухэтажный дом, а национальное достояние, музей аварийного жилья Перми «Квота Барак». Его можно посетить или записаться на онлайн-экскурсию – иностранцы из США, Англии, Австралии, Чехии так и делают.

Жилищно-коммунальная экспозиция начинается на улице. Экскурсовод демонстрирует дверь подъезда, над которой нет кирпичей: их пришлось убрать – они падали на головы входящих. Позолоченная табличка тут не к месту, поэтому на двери висит листок: «Оставь надежду, всяк сюда входящий». Цитата об аде из Данте.

Экскурсионный интерактив предусмотрен: посетителям предлагают вынуть камень из нижней части фасада (легко!) и положить записку с желанием в «Пермскую стену плача». В самом подъезде тоже много интересных экспонатов: деревянная лестница на второй этаж, которая отходит от стены на восемь сантиметров; обширные колонии грибка на стенах; сталактиты в подвале – немые свидетели минусовой температуры; огромные сквозные «щели в Нарнию» в стенах, совать руки в которые гид не советует – может укусить мышь.

«У меня вся квартира в тряпках и тазиках»

Жильцы готовы показать экскурсантам свои квартиры и раскрыть секреты выживания в аварийном жилье.

– Как только начинает таять снег, протекает крыша, – рассказывает живущая на втором этаже Маргарита Лядова. – У меня вся квартира в тряпках и тазиках. На кухне из-за ручейков произошло короткое замыкание – люстрой там не могу пользоваться.

У Лядовой в комнате на стене – черная плесень, она чистит ее «Белизной», но та появляется снова. Потолок заделала панелями – он не подлежит ремонту, то же самое с разваливающимся дымоходом. Пол в прихожей скособочился, и в «половодье» вода стекает к соседке снизу.

– Я только смеюсь, у меня это уже нервное, – отмечает Маргарита Лядова, рассказывая о своей «ЖКХ-экспозиции».

На Щербакова, 16 есть жильцы, которые живут и в худших условиях. На втором этаже – квартира, в которой рухнул потолок; на первом этаже – в полу огромные дыры и тепло уходит в подвал.

– Дом 1951 года, за 70 лет не было ни разу капитального ремонта, – говорит Анатолий Теплоухов. – Чиновники пишут, что делали у нас ремонт кровли, но это неправда. Ремонт делала жительница квартиры за свой счет – и то сделали его кое-как, все равно крыша протекает.

Анатолий живет в трешке, которая ему досталась от родителей, с бывшей женой, сыном, невесткой, внуком и дочерью. После скандала чиновники напомнили жильцам о возможности переселения в маневренный фонд, но семья Анатолия, как и другие, к этому не готова: по норме на одного человека там дается шесть квадратных метров, да и жилье по качеству не сильно лучше.

– Переселят и забудут про нас, – приводит еще один аргумент против Маргарита Лядова.

Вопреки стереотипу в аварийном доме живут не забулдыги и наркоманы, а обычные люди: водители, рабочие, пенсионеры… Например, Надежда Мехоношина из квартиры №7 – медсестра с лежачим мужем-инвалидом на руках. У многих дети, у старшего по дому Алексея Благова – двое, младшая семилетка постоянно болеет.

– У нее медицинская карта, как у старика, вся в записях. Может, это из-за плесени. Белю потолок, переклеиваю обои, но она все равно проступает, – говорит Алексей.

Жители дважды – в 2018 и 2019 годах – делали независимую экспертизу, которая признала дом аварийным. В заключении сказано, что он изношен на 80%, жить в нем опасно для жизни и здоровья, дом надо огородить сигнальными лентами и снести. Жильцы подавали иск к администрации, но проиграли.

– Нам говорят, что будут расселять после 2023–2024 года, – говорит Теплоухов. – Наш дом не достоит.

Официально

Из ответа «Собеседнику» пресс-службы администрации г. Перми:

«Дом по адресу ул. Александра Щербакова, 16 в 2019 году признан аварийным и подлежащим сносу. Он включен в Реестр жилых помещений, признанных непригодными для проживания, и аварийных многоквартирных домов. Расселение дома планируется после 2023 года. До этого времени жители могут воспользоваться маневренным жилищным фондом».

Дом закрыть, музей запретить

Назвать музей фамилией главы Орджоникидзевского района Евгения Карабатова («Квота Барак» – перевернутое «Карабатов») – идея местного журналиста. Как и мысль повесить фотографии «почетных жителей дома» – Карабатова и экс-главы района Лидии Королёвой.

– Королёва еще давно мне говорила, чтобы я не тревожил тему, связанную с аварийным жильем, – объясняет он.

Вход в музей-барак сделали за символические 25 рублей, чтобы жильцов не обвинили в незаконной предпринимательской деятельности. Экскурсии проводили группами по три человека – в масках и перчатках, с соблюдением мер безопасности. Но чиновники Орджоникидзевского района испугались музея и попытались его закрыть. Буквально.

– На дверях в подвал и на чердак установили замки, – рассказывает Кучумов. – Хотели поставить замок и на входной двери, чтобы никто в дом не заходил, но вспомнили, что он жилой.

Во время очередной экскурсии, которую снимали телеканалы, во двор заехала «газелька», из которой вышли полицейские. Только майоров было четверо, а еще чиновники районной администрации, участковые, следователи… В соседних домах подумали, что на Щербакова, 16 накрыли ячейку террористов.

– Чиновники требовали, чтобы полицейские меня арестовали, но им объяснили, что состава преступления нет, – говорит Кучумов. – Это районные чиновники Перми, они так реагируют: не надо это показывать, нужно все закрыть и замазать – и все будет хорошо.

Главную роль в жилищно-коммунальной драме абсурда, несомненно, играет глава районной администрации Евгений Карабатов. Он заявил, что музей – это акция, направленная на его дискредитацию!

– Нам нет до него никакого дела, – горько усмехается Маргарита Лядова. – Мы просто хотим жить в нормальных условиях. Имеем на это право?

После резонанса дверь в дом-музей управляющая компания пообещала заменить. На радостях вход в барак сделали бесплатным по «счастливым билетикам»: их дают на счастье, чтобы кирпич на голову не упал или еще чего не случилось. Жильцы готовятся подавать заявление в прокуратуру и с надеждой ждут у себя новых экскурсантов – в погонах.

«Ситуация патовая»

Мы попросили прокомментировать ситуацию с аварийным домом в Перми Светлану Разворотневу, исполнительного директора «ЖКХ-Контроль»:

– Федеральная программа переселения из аварийного жилья за счет бюджетных средств распространяется на дома, признанные аварийными до 2017 года. За чей счет будут переселять людей из жилья, признанного аварийным после 2017 года, пока непонятно. У регионов нет денег, инвесторы не заинтересованы, ситуация патовая. Но бороться – подавать апелляции, привлекать к себе внимание – стоит.

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник» №10-2021 под заголовком «Барак музейного назначения».

Рубрика: Общество

Поделитесь статьей:

Колумнисты

^