Новости дня

18 января, понедельник







17 января, воскресенье

















16 января, суббота













15 января, пятница







sobesednik logo

Изображая Бога: Как Виктор Столбун "лечил" детей побоями и зачем к нему шли целыми семьями

03:08, 02 декабря 2020

Изображая Бога: Как Виктор Столбун "лечил" детей побоями и зачем к нему шли целыми семьями
Столбун спекулировал на горе людей и обещал им легкие решения трудных ситуаций // фото: стоп-кадр с YouTube
Столбун спекулировал на горе людей и обещал им легкие решения трудных ситуаций // фото: стоп-кадр с YouTube

В СССР тоже были секты. Виктор Столбун обещал вылечить взрослых от болезней, а из детей сделать «сверхлюдей».

Звездная компания

Имя Виктора Столбуна всплыло в мае этого года, когда дочь писателя Эдуарда Успенского Татьяна опубликовала на сайте «Собеседника» открытое письмо к директору Государственной детской библиотеки. Успенская просила не давать имя ее отца престижной премии. «Мой отец был человеком очень жестоким, совершавшим в течение всей жизни домашнее насилие, это была его система отношений в семье…» – заявила она.

«Зная о своих проблемах, в том числе с алкоголем, мой отец не обращался к официальным психологам, а являлся сторонником секты В. Д. Столбуна, проходил у него «лечение», поддерживал секту материально, рекламировал ее на ТВ, в газетах... Мой отец знал об избиениях детей, практикуемых сектой, но это никогда его не останавливало. Он восхищался Столбуном, его методами, приводил туда своих знакомых и друзей», – писала Татьяна, которая видела эту секту изнутри. Отец отдал ее к Столбуну в коммуну в 11 лет.

Успенская была там не единственным «звездным» ребенком. В секту входили некоторые партийные функционеры, ученые, журналисты, деятели искусства и их дети...

Татьяна Успенская / фото: личный архив Татьяны Успенсокй

Выгнан за неуспеваемость

Свой путь Столбун начал в 1960-х. Он был исключен из меда за неуспеваемость, но получил диплом заочного отделения Московского пединститута по специальности «логика и психология» и работал в психиатрических больницах. Создал свою группу, которая занималась психологическими экспериментами.

– Столбун был уверен, что вузы готовят психологов, которые не знают медицины, а психиатры не знают педагогики, поэтому знания из области психологии и психиатрии надо аккумулировать, – рассказывает Владимир Рослов. В 60-х он работал дефектологом в санатории и входил в состав группы Столбуна, чьи идеи казались ему интересными. – Другая его мысль: человек использует мозг только на 5% и этот коэффициент можно повысить.

По воспоминаниям Рослова, Столбун привлекал в секту людей с медицинским образованием, а также студентов и абитуриентов медвузов.

– Он был яркий, взрывной, неуравновешенный. Сам себе ставил диагноз психопатия и считал, что психопатами являются все гении, – вспоминает Рослов. – Он был императивный, мог проявить гнев и ярость, но все же подкупал... Возможно, тем, что много всего обещал: помочь поступить в медвуз, вылечить… Состав группы постоянно менялся: одни приходили, другие уходили. Всегда с ним была только его жена Валентина Стрельцова.

Разработав методику излечения от алкоголизма, Столбун обещал вылечить все – от рака до шизофрении. В 70-х он начал создавать коммуны, в которых проживали его последователи.

Током по ягодицам

Писательница Анна Сандермоен подробно описала жизнь в коммуне Столбуна в своей книге «Секта в доме моей бабушки». В 8 лет родители Анны, ученые, отправили ее в Душанбе к бабушке, которая на своей квартире организовала ячейку столбунской секты.

Книга «Секта в доме моей бабушки»

«...Я опешила, – пишет Анна, – в малюсенькой двухкомнатной квартире с совмещенным санузлом находилось десятка два совершенно незнакомых мне людей разного возраста. Все вповалку спали на полу, тесно прижавшись друг к другу, под общими одеялами и на общих подушках. Ели тоже на полу, расстелив клеенку. Все эти люди всегда были в хорошем настроении и на каком-то невероятном подъеме эмоций. У всех были вши. У меня они скоро тоже появились. Бабушка, казалось, меня не замечала; точнее, она уделяла мне внимания ровно столько же, сколько и остальным».

Своих адептов Столбун считал больными, диагноз шизофрения психолог (психологи не могут ставить диагнозы) ставил всем и говорил, что вылечить их может только он. В рамках «терапии» проводились псевдопсихологические тесты.

Вот как этот опыт описывает Анна Сандермоен: «Потом Наталья Евгеньевна попросила меня закрыть глаза и положить обе руки на стол ладонями вниз. В течение нескольких минут она специальной «стучалкой» в виде перевернутого деревянного грибочка выстукивала определенный ритм, а я должна была в течение одной минуты с закрытыми глазами по слуху отвечать стуком своих ладоней по столу. На один удар реагировать правой ладонью, а на два – левой. Правая ладонь отвечала за левое полушарие мозга, а левая – за правое. Считалось, что чем больше ошибок ты делаешь обеими руками, тем лучше. Перекос, когда одной рукой сделано намного больше ошибок, чем другой, свидетельствовал о дисфункции мозговой деятельности. Если ты мало ошибался, это означало – ты практически одеревенел от злобности, агрессии и протеста, поэтому тебя необходимо активно лечить. Потом обычно следовала ударная доза терапии: беседа, механотерапия и слоение».

Механотерапия – это, по-простому, избиение, а слоение – воздействие хлорэтилом и электрическим током. Жидкий хлорэтил лили на ягодицы, потом его заменили электрическими разрядами. По словам Анны, никакого сексуального подтекста, вопреки слухам, в этом не было, но и приятного – тоже. Потом детей отправляли спать, а когда они вставали отдохнувшими – нормальные последствия сна – наставники-мучители радостно сообщали: методика действует.

Постоянные избиения и оскорбления, любимым словом Столбуна в адрес членов коммун было «говно», трудотерапия в поле с утра до ночи, скудное питание – из этого складывалась жизнь детей и взрослых. Но к нему шли семьями. Почему?

– Молодые родители боялись ответственности, им было удобно отправить ребенка в лагерь к Столбуну. Они думали, что он решит их проблемы и даже сделает из ребенка вундеркинда, – считает Анна. – У некоторых просто не было жилищных условий, как, например, у моих родителей. Другие бухали. Была еще одна причина: Столбун обещал родителям больных детей (в секте были ребята с псориазом, нейродермитом, шизофренией), что он их вылечит. Но секта лишь усугубляла болезнь.

Дети Столбуна

На содержание детей родители присылали по 60 рублей в месяц, но эти деньги растворялись в карманах «верхушки». Столбун и его ближайшее окружение жили и питались намного лучше других. Остальным предписывалась сдержанность.

«И это не считалось чем-то постыдным, наоборот, мы все думали, что это правильно», – пишет Анна.

Иметь интимные отношения с «самым здоровым человеком» для женщин считалось престижным, за близость к нему боролись. «Говорить детям о том, кто их отец, запрещалось. Дети считались общими и воспитывались коммуной», – рассказывала Успенская. Считается, что от Столбуна родились порядка 30 «столбунят».

По свидетельствам очевидцев, в секте не раз умирали от неоказания медпомощи, но запрет на методы и практики Столбуна был введен только 1996-м, а окончательный крест на организации поставила смерть гуру 15 лет назад.

– Он был мерзавцем и проходимцем, – говорит Анна, которая выжила не благодаря, а вопреки создателю «сверхлюдей». – Он использовал свои привилегии: имя отца, известного нейрофизиолога, квартиру в центре Москвы на Таганке, где проходили собрания группы. Но главный его секрет в том, что он предлагал людям легкие решения: я вам полью на ягодицы хлорэтилом и у вас все будет хорошо.

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник+» №10-2020 под заголовком «Изображая Бога».

Рубрика: Общество

Поделитесь статьей:

Колумнисты

^