Новости дня

27 января, среда













26 января, вторник

























25 января, понедельник






sobesednik logo

Дочь Калашникова: Живу на то, что осталось в наследство от папы

03:09, 03 декабря 2020

Дочь Калашникова: Живу на то, что осталось в наследство от папы
Дочь Калашникова // фото в статье: Global Look Press
Дочь Калашникова // фото в статье: Global Look Press

В начале ноября, накануне 101-го дня рождения всемирно известного конструктора Михаила Калашникова, одноименный оружейный концерн выкупил бывший чиновник Минтранса России. «Собеседник» оказался единственным СМИ, которое поинтересовалось мнением о событии и взяло интервью у дочери легендарного оружейника – Елены Михайловны.

Я для них конкурент

Концерн держит с вами связь?

– А для чего я им нужна?

Он носит имя вашего отца...

– Они его взяли. К тому же я в некотором роде являюсь для них конкурентом. Я президент Межрегионального общественного фонда им. Калашникова и тоже использую его имя. Путем долгих выяснений часть товарных знаков на фамилию осталась за концерном, а часть – за фондом. Папа оставил мне исключительное право на использование его фото, видеозаписей и прочих его вещей. Например, издательская, общеобразовательная деятельность. В том же Севастополе или Самаре школу называют его именем. Они просят нас дать им разрешение.

А у концерна какие права?

– Оружейный и транспортный товарный класс, одежда.

Бренд

Водка с анчоусами

Водка «Калашников» – от простой линейки до эксклюзива (большого стеклянного автомата в футляре по цене 6 тыс. руб.) – производится в Ижевске, где и трудился Михаил Калашников.

В планах – выпускать под известным брендом анчоусы, арахис, гуакамоле, грибы, креветки, моллюски, сало, салаты и др.

От государства фонд получает поддержку?

– Нет. На совещании у главы Минпромторга Мантурова за полгода до столетия отца я вышла на некоторые предприятия оборонной промышленности, которые скинулись на юбилейное издание. Среди них были и ракетчики, которые вовсе не по части Михаила Тимофеевича. До этого я просила помощи в Сбербанке – ноль реакции, «Газпроме» – ноль. В юбилейном альбоме мы говорим спасибо тем, кто нам помог. В этом списке нет ни «Ростеха», ни концерна.

Новый собственник прежде занимался железнодорожным транспортом. Нет ли у вас опасений, что, придя в руководство концерна «Калашников», вместо автоматов станет выпускать вагоны?

– Так этого должны опасаться правители нашего государства, а не Елена Михайловна. А каким образом я могу относиться к концерну? Что, я у них на довольствии нахожусь?

Я бы в жизни не отдавала оборонку в частные руки. Думаю, Михаил Тимофеевич никогда бы не отдал.

Чем это грозит?

– Тем, что, если вдруг у нас беда, а для частника заказ покажется невыгодным экономически – он не заработает на этом деньги, – то никаким патриотизмом, никакими словами «Родина в опасности», извините, личный выигрыш-проигрыш не победить никогда. Ну что сделаешь, у нас в стране много такой беды. Что у нас, ракеты куда-то летают очень хорошо? «Бураны» у нас появились или на Луне у нас кто-то гуляет? Разве мы можем что-нибудь спланировать? У нас много где непрофессионализм. Памятники делают с ошибками.

Это вы про московский памятник Калашникову?

– Ну конечно. Если бы хоть какого-нибудь оружейника спросили. Потому что там даже подпись неграмотная была. Виноваты не скульпторы, а сегодняшнее наше «нам интернет сказал, мы ему поверили». У специалистов, которые еще живы, мы не спрашиваем.

Поэтому и хочется узнать, почему вас концерн «Калашников» не ставит в известность о перестановках владельцев?

– Так у меня нет с ними никакой ни любви, ни дружбы, никаких отношений абсолютно. У концерна есть регистрации на товарные знаки, с которыми они могут использовать фамилию. У них идет производство денег. В прошлом году на мемориальном кладбище в Мытищах мы возлагали цветы, подошел ко мне человек и сказал: «Елена Михайловна, благодаря вашему отцу я вообще жив остался!» Вот это главное для памяти моего отца.

Сотрудники концерна иногда приходят на мои мероприятия. Но сказать, что кто-то спрашивал мое мнение... Вы первый. Честно скажу.

Из автомата не стреляла

Расскажите о фонде.

– У нас в фонде нет ни одного кадровика. С 2002 года я работаю бесплатно. И еще время от времени свои деньги вкладываю. По договорам я работаю с дизайнерами, издателями, режиссерами. Как-то писали мне из Минтруда, что неправильная организация, уклоняетесь от налогов. В данный момент еще заём на мне висит.

Какая у вас пенсия?

– Как у всех людей добрых и честных – небольшая, 15.000. Я живу на то, что осталось в наследство от папы. Я складываю по 5–10 тыс. в конверты и ношу людям. У меня был выбор в 2014-м. Мне предлагали отдать все товарные знаки, и тогда бы мне платили. Но я же понимаю, сегодня-завтра заплатят, а потом просто скажут: ну, извините. 300 тыс. в год предлагали фонду. А у меня минимум 150 тысяч уходит только на одну встречу – с 2004 года я ежегодно провожу по три встречи 65 ветеранов-оружейников, делаем торжественную часть, концерт, застолье. Михаил Тимофеевич приходил на них. Ветераны этим живут, они их ждут. Эти встречи дают им возможность общаться, просто понять, что они не мусор, который выбросили на помойку.

Иностранцы проявляют к вам интерес?

– Во Флориде живет наш друг, который производит американскую винтовку М-16, 30 лет мы дружим. При папе ездили друг к другу, и если я попрошу, они, конечно, меня в беде не оставят. Эти человеческие теплые отношения с 1990 года длятся.

У вас есть дома оружие?

– Нет, конечно. Оно у меня только на страницах книг. Я не фанат, не коллекционер оружия. Оружие мне в детстве не показывали, и к нему я не прикасалась. Папа ушел на работу и пришел, что, он нам будет что-то рассказывать, чем он там занимается?

В 1989 году к нам приехал американец Эдвард Изелл, автор книги 1974 года «История АК-47». В Солнечногорске на съемках с ним мне в первый раз дали пострелять. В ответ в Америку к нему мы ездили в 1991-м, 92-м и 93-м годах. Жили в охотничьей резиденции. Меня там тоже звали пострелять. Папа ругался и говорил: «Зачем патроны портить?» Но однажды я даже лучше папы отстрелялась. Он сказал: «Ну вот, отца реабилитировала!»

Что вас сегодня радует?

– Я очень рада, что удалось поставить памятник молодому сержанту Михаилу Калашникову в Коломне, где родился автомат АК-47 и где я родилась. Я счастлива, что открыла для себя мир коллекционеров, которые пишут книги, проводят конференции. Вот книжка вышла у Кости Подгорного о том, как конструктивно изменялись детали и узлы автоматов от серии к серии. Парень пять лет готовил книгу, посвятив ее 100-летию Калашникова. Однажды он мне сказал: «Елена Михайловна, вот хоть бы две минутки постоять рядом с Михаилом Тимофеевичем». Это значит много.

Михаил Калашников

Кстати

5 фактов об автомате Калашникова

  • АК является самым распространенным стрелковым оружием в мире.
  • Состоит на вооружении в 50 странах мира.
  • Применяется спецслужбами 106 стран мира.
  • Лицензии на производство: Венгрия, Германия, Польша, Румыния, Китай, Северная Корея, Финляндия, США, Индия, Ирак, Иран, Египет.
  • В мире произведено 100 млн АК.

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник» №46-2020 под заголовком «Дочь Калашникова: Отец не отдал бы концерн в частные руки».

Рубрика: Общество

Поделитесь статьей:

Колумнисты

^