Новости дня

27 сентября, воскресенье












26 сентября, суббота













25 сентября, пятница



















sobesednik logo

За смерть на больничной койке оппозиционера врачу влепили выговор

17:23, 06 августа 2020

За смерть на больничной койке оппозиционера врачу влепили выговор

Гибель общественного активиста в Раменской ЦРБ оказалась окружена заговором молчания.

«Он умер. Чтобы завтра были»

Вечер 13 апреля 2020 года не обещал никаких сюрпризов. Семья отставного полковника вооружённых сил Геннадия Сердюкова заканчивала дневные хлопоты, готовясь на следующий день вновь пытаться «прорваться» к главе семейства, который третьи сутки находился в Раменской ЦРБ. Связи с ним не было, трубку телефона он вторые сутки не брал, а врачи, отказываясь пропустить их к больному в отделение, не отвечали о его состоянии здоровья, по существу, ничего. Несмотря на онкологическое заболевание бывшего военного, особых поводов для волнения, вроде бы не было. Он был крепким мужчиной, курсами проходил химиотерапию в одном из лучших онкологических учреждений страны – Московском НИИ им. Герцена, а те никаких неприятностей не обещали, на днях поменяв схему лечения.

Поэтому поздний звонок на мобильник его сыну с незнакомого номера заставил того насторожиться. На всякий случай он вышел из маленькой квартирки, чтобы разговор не слышала мать. «Алле, это родственник Сердюкова Геннадия Захаровича?» – Скороговоркой проговорил незнакомый женский голос. – «Он умер, завтра чтобы в 8 утра были в больнице, вас там будут ждать».

Бессонная ночь пролетела быстро. Утром 14-го вдова и сын покойного были в ГБУЗ МО «Раменская ЦРБ».

Удивлению их не было предела. «Поднимайтесь, вам отдадут вещи», – услышали они по телефону внутрибольничной связи. «Позвольте», –резонно возразили родственники. – «Но ведь вчера и позавчера вы же сами категорически отказывались нас пропускать в отделение, под предлогом эпидобстановки по COVID-19. У вас, что, за ночь всё закончилось? К тому же мы хотели бы поговорить с врачом».

«Диагноз будет в справке о смерти, чего занятого человека дергать?» – удивилась «трубка».

Через пятнадцать минут пожилая женщина, в знавшем лучшие времена медицинском халате, чертыхаясь, вынесла сумку с вещами покойного и швырнула её к ногам вдовы: «Распишитесь, что вещи получили…»

Штрихи к портрету: неудобный активист

Маленький старинный город Бронницы, что в 40 километрах восточнее Москвы, ничем не отличается от сотен и тысяч таких же населённых пунктов Центральной части России. Хотя есть и особенности. Рязанское шоссе, фактически делящее город на две части, особенно «острым» делает вопрос экологии и борьбе за социальную справедливость. Именно за обостренное чувство социальной справедливости отставной полковник Геннадий Сердюков так полюбился местным жителям. Уйдя в отставку в середине девяностых он всю свою нерастраченную энергию направил на общественную работу, став неформальным лидером местного отделения одной из системных оппозиционных партий.

Особенно его, равно как и многих бронничан, возмущала деятельность в сфере ЖКХ. То, например, что муниципальное унитарное предприятие «Управление городского хозяйства» вдруг стало АО «Бронницкий ТВК». Покойного полковника Сердюкова очень интересовал вопрос, как и на каком правовом основании это произошло и, «что же стало с имуществом муниципального унитарного предприятия, как минимум на несколько десятков балансовой, а по рыночной – сотен миллионов рублей».

Было у него много вопросов и относительно анонсированной реконструкции котельных и тепловых сетей. И опять-таки с участием Бронницкого ТВК. Ведь, несмотря на обещанное улучшение качества воды, жители Бронниц по-прежнему продолжали на неё жаловаться, равно и на регулярно происходящие отключения электричества в городе.

Ну, а уж деятельность ставшей притчей во языцех организации МосОблЕИРЦ вызывала его особенное негодование. Созданная по личной инициативе губернатора Московской области Андрея Воробьёва организация в качестве платёжного агента декларировалась как новая система, которая «…исключит саму возможность необоснованных начислений». На деле же получилось по-другому, чему можно найти многочисленные подтверждения в сети интернет.

Незадолго до своей смерти он подготовил и отправил большое обращение на имя прокурора Раменского района Московской области относительно известных ему обстоятельств. Разумеется, такой неудобный общественный активист, задающий такие неудобные вопросы, не мог не вызывать неприятия.

«Никто ничего не хочет»

9 апреля Геннадий Сердюков внезапно почувствовал себя плохо. Настолько плохо, что на следующий день началась кровавая рвота и другие проявления, которые свидетельствовали о каком-то патологическом состоянии организма.

В таком состоянии он был доставлен бригадой скорой медицинской помощи в Раменскую ЦРБ. Однако в госпитализации ему отказали.

Врач ГБУЗ МО «Раменская ЦРБ» Горшков Р.Н. не нашёл для этого оснований. Напрасно супруга Геннадия Сердюкова взывала к документам МНИИ им. Герцена, требуя госпитализации мужа. Медики оставались непреклонными. «Домой, только домой».

11 апреля состояние Геннадия Сердюкова ухудшилось настолько, что на этот раз госпитализация в онкологическое отделение ГБУЗ МО «Раменская ЦРБ» свершилась. А вот что происходило с ветераном Геннадием Сердюковым в Раменской ЦРБ дальше, не ясно до сих пор. Врачи, любого общения с родственниками покойного старательно избегали. 11 и 12 апреля все попытки родственников связаться с ответственным хирургом Раменской ЦРБ Исадибировым И.Ш. окончились неудачно.

Последний раз жена и сын Сердюкова смогли пообщаться с больным 12 апреля 2020 года по телефону. Со слов мужчины, его «врач смотрел две минуты», «капельницы ему не ставят», «никто ничего не хочет (делать)… температуру никто не мерил». Покойный ждал прихода медсестры. После этого связь с ним оборвалась. Всё, что удалось узнать родственникам, что с покойным проводили какие-то манипуляции, следствием которых стала обильная кровопотеря.

13 апреля, в понедельник, попытка родственников добиться встречи с заведующим онкологическим отделением больницы Дмитриевым также не увенчалась успехом.

Самих же родственников ветерана под предлогом эпидобстановки по COVID-19 в отделение, где вроде бы он находился на лечении, пускать категорически отказались.

Около трёх часов в общей сложности 13 апреля 2020 года родственники ветерана провели в приёмной главного врача ГБУЗ МО «Раменская ЦРБ» Халястова Игоря Николаевича, пытаясь хоть что-то прояснить в состоянии здоровья их отца и мужа. Однако тот отказался их принять.

Вообще, Игорь Николаевич Халястов, если это тот Халястов, о котором существует много информации в интернете, личность известная. По крайней мере в Самарской области, откуда он и прибыл в Подмосковье.

С 1985 по 2006 годы профессиональная деятельность выпускника Куйбышевского государственного медицинского института им. Д.И.Ульянова Халястова Игоря Николаевича была тесно связана с предприятием «АвтоВАЗ», куда он был направлен для прохождения интернатуры в медсанчасти №1 ВАЗа города Тольятти. Впоследствии ГКБ № 1 города Тольятти. А в 2006 году Игорь Николаевич «дорос» до директора медико-профилактической службы ОАО «АвтоВАЗ».

Это были годы криминального разгула преступности, когда десятки ОПГ рвали гигант советского автопрома на части. В Тольятти не проходило ни дня без убийства или перестрелки между конкурирующими группировками.

К сожалению, врачи, как часть социума, не смогли остаться в стороне от этой эпидемии бандитизма, поразившей нашу страну и её граждан.

Вот, например, что пишет очевидец: «Прооперировал бандита один известный тольяттинский врач, который почему-то не сообщил правоохранителям о пациенте с "огнестрелом". К слову, сейчас этот доктор успешно реализует себя в политике».

Чего-чего, а известности в городе Тольятти Халястову было не занимать. Да и политических амбиций тоже. Недаром он ещё в апреле 2002 года баллотировался на дополнительных выборах депутата Тольяттинской городской Думы по одномандатному избирательному округу № 7.

«Ненадлежащее выполнение лечебных мероприятий»

Ночью 13 апреля ветерана Геннадия Сердюкова, кавалера многих государственных и общественных наград не стало.

Проверка, проведённая министерством здравоохранения РФ по инициативе депутата Государственной Думы Валерия Рашкина, и ведомственная экспертиза, проведённая экспертами, включёнными в «реестр экспертов качества медицинской помощи по Московской области», выявили «невыполнение, несвоевременное или ненадлежащее выполнение необходимых пациенту диагностических и(или) лечебных мероприятий, оперативных вмешательств в соответствии с порядками оказания медицинской помощи …приведшие к ухудшению состояния здоровья застрахованного лица, либо создавшие риск прогрессирования имеющегося заболевания, либо создающие риск возникновения нового заболевания». Ответ министра здравоохранения М.А.Мурашко № 17-8/И/7-1010 от 18.06.2020 года в редакции имеется.

Однако до настоящего времени родственники погибшего ветерана, несмотря на их неоднократные обращения в адрес администрации ГБУЗ МО «Раменская ЦРБ» так и не смогли получить доступ к медицинской документации и протоколу вскрытия тела Сердюкова.

Всё, что пока удалось опытнейшему московскому адвокату Владимиру Мурашеву, представляющему интересы семьи погибшего, – это получить копию приказа № 2434-К по ГБУЗ МО «Раменская ЦРБ» от 02 июля 2020 года, в котором врачу-хирургу Горшкову Р.Н. (да-да тому самому, который отказал ветерану в госпитализации) объявлен выговор.

Вот так вот. За смерть человека сейчас можно отделаться выговором. Очень удобно. Для должностных лиц здравоохранения Московской области.

Ну а то, что до сих пор медицинская документация Сердюкова, равно как и протокол вскрытия его тела, остаются для родственников погибшего и их адвокатов тайной за семью печатями, наводит на размышления о том, так ли случайна ли была смерть общественного активиста и ветерана, полковника в отставке Геннадия Сердюкова в ГБУЗ МО «Раменская ЦРБ»?

Игорь Сергеев.

Рубрика: Общество

Поделитесь статьей:

Колумнисты

^