Новости дня

07 апреля, вторник



























06 апреля, понедельник

















"Яжпать": Отец-одиночка воспитывает сына с синдромом Дауна

04:04, 20 марта 2020
«Собеседник» №10-2020

Фото: личный архив Евгения Анисимова
Фото: личный архив Евгения Анисимова

Евгений Анисимов из Волгограда один растит полуторагодовалого ребенка с синдромом Дауна. Мама отказалась от сына, когда узнала о диагнозе. Евгения считают героем, а он себя – нормальным отцом, который любит своего Мишеньку. 

«У меня внутри все перевернулось»

Евгений и Алёна (имя по просьбе героя изменено. – Ред.) познакомились в 2013 году. Спустя два года они сыграли свадьбу. 

– Хорошая, добрая девушка, – описывает свою избранницу Евгений. – Младше меня на 6 лет. Я был уверен, что это мой человек, и считал свою жену продолжением себя, то есть если я говорю «едем на Бермуды», то мы вместе едем на Бермуды. Поверьте, я не диктатор: просто мы – семья, одно целое. 

На Бермуды Анисимовы не полетели, а махнули в 2017 году в Москву за длинным рублем. Ехали на разведку, но все получилось. Евгений нашел работу по специальности – энергетиком и хорошо зарабатывал:  семье хватало не только на аренду квартиры и хлеб насущный, у мужчины наметился карьерный рост. Вместе с тем у волгоградца было ощущение, что ему чего-то не хватает для полного счастья. Решение родить ребенка было обдуманным. 

– Та сторона (Евгений так называет свою жену и ее родителей. – Авт.) всегда говорила: «Хотим внуков», – вспоминает он. – У меня были страхи насчет того, что будет дальше, вытянем ли мы ребенка финансово. Но многие мои ровесники уже были с детьми на тот момент, и я понимал, что тоже хочу стать отцом. Это всего лишь вопрос времени. 

Жена Евгения, ей было тогда 25 лет, хорошо переносила беременность и готовилась стать мамой, читала специальную литературу. До родов Анисимовы купили для сына коляску, подгузники, одежду, игрушки и прочие мелочи. Евгений присутствовал на родах. Он услышал первый крик ребенка, своими руками перерезал пуповину и взял на руки маленький розовый комочек.

– Я прижал его к груди, и у меня внутри все перевернулось, – рассказывает он. – Смотрю в его глаза и вижу своего отца, который ушел от нас в 16-м году. Ну вылитый папа. 

Врачи сказали, что у ребенка может быть синдром Дауна. Евгению это казалось нереальным: они оба молодые и здоровые, но диагноз подтвердился. 

Фото: личный архив Евгения Анисимова

«У нее сразу начались «качели»

Как правило, в таких ситуациях опускает руки и уходит от жены и от ребенка мужчина. Но в этой истории случилось наоборот. Эта новость не «убила» Евгения, он сразу сказал Алёне: «Наш, воспитаем» – и старался ее поддерживать. Вечерами нарезал под окнами роддома круги и кричал, что любит. Хотел, чтобы она в нем не сомневалась. 

– А у нее сразу начались «качели», – рассказывает он. – Утром пишет сообщение, что все нормально, ребенок грудь взял, поел, а вечером, что такой ребенок – это крах семьи, это конец всего, что по статистике в 85% случаев мужчины уходят от женщины в такой ситуации. 

Алёну выписали домой, а ребенка с послеродовым воспалением легких перевели в больницу. Эти две недели жена приходила в себя и ни разу не навестила Мишеньку – так назвал его папа. Евгений каждый вечер после работы приезжал к ребенку, чтобы сын чувствовал: он не один в этом мире, папа рядом. 

В один из вечеров до выписки Миши у Анисимовых состоялся семейный совет. Отец и мать Алёны дали Евгению понять: либо они оставляют ребенка в детдоме и живут дальше, либо Алёна и Евгений расстаются. Жена все это время сидела в стороне и не проронила ни слова. Женя пытался убедить родственников, что все не так плохо. Он не стал давать ответ, но понимал, что ребенка не бросит. 

Следующий разговор с «той стороной» закончился тем, что Алёна и ее родители вернулись в Волгоград. Они отвергли все предложенные Евгением варианты. Когда папа принес Мишеньку домой из больницы, мамы там уже не было. Анисимовы развелись. Евгений просит не осуждать его жену и на самом деле рассказывает о ней только по нашей просьбе. Алёна с тех пор ни разу не видела сына, но исправно платит алименты. 

Фото: личный архив Евгения Анисимова

«В моей жизни по сути ничего не изменилось»

 Когда новорожденного выписали из больницы, Евгений был в полной растерянности. Он не знал ни как кормить ребенка, ни как его пеленать. Хорошо, что все вещи для Миши были куплены заранее. Семейные друзья и их жёны провели для Евгения ликбез по воспитанию младенцев. Он взял на работе отпуск и стал «два в одном» – и папой, и мамой для сына. 

– Я ездил в Москве в школу матерей, где учат уходу за детьми, мне это очень помогло, – вспоминает он.

С питанием ребенка тоже проблем не возникло. Он пил грудное молоко, которым делились женщины – молочные доноры. К Евгению в Москву приехала его мама, она помогала с Мишенькой. Но он решил, что лучше ему вернуться в Волгоград и самому заниматься сыном. Анисимов ушел в декретный отпуск, на работе к этому отнеслись без особой радости, но не отпустить отца-одиночку по закону не могли. Евгений переехал в Волгоград. 

Почти полтора года он и его мама воспитывали Мишу «в четыре руки». Московских декретных хватало на хлеб и даже масло. Но вечно сидеть в декрете Евгений не мог, и пару месяцев назад он вышел на работу. Он здесь работает также в энергетике, зарплата меньше московской, но и траты в Волгограде скромнее. Днем с Мишей сидит бабушка, Женя постоянно на телефоне: созванивается с ней, решает текущие вопросы. Вечером Евгений возвращается домой, целует сына, который радуется ему, как солнцу, и заступает на отцовскую вахту. 

Мише нужен особенный уход: развивающие игры, логопед, массажист, бассейн. Все это Евгений ему обеспечивает: не всегда за деньги – полезные связи и хорошие отношения тоже имеют значение. «Не имей сто рублей, а имей сто друзей», – говорит Евгений. Он сам может всё: и покормить Мишу, и поменять ему грязный подгузник: «Я раньше думал «фу», а теперь понимаю, что ничего страшного тут нет». Своим опытом отцовства Анисимов делится в инстаграм-блоге, который можно найти по хештегу #яжпать. 

– В моей жизни по сути ничего не изменилось, руки-ноги, слава Богу, есть, работа тоже, – говорит он. – Зато важно, как Мишенька проживет свою жизнь: или в казенном доме в четырех стенах, или она будет у него насыщенной, полной событий, с рассветами и закатами, с путешествиями и чтением книг. 

Евгений думает, что его сын скорее всего не будет юристом или экономистом. Но разве это важно? Ведь главное, чтобы человек был счастлив в своей жизни, а принятым в обществе атрибутам успеха – грош цена. 

Мужчины считают героем, женщины флиртуют 

Евгений уже привык, что к отцу-одиночке с особенным ребенком повышенное внимание. Мужчины считают его героем, хватаются за голову со словами, мол, как это тяжело, я бы на твоем месте так не смог. Сам Анисимов героем себя не считает. 

– Сын не просил его рожать, – говорит он. – А я как отец должен нести ответственность за него. В Европе много семей с такими детьми, от них не отказываются, их воспитывают, и в Москве тоже есть такие семьи, и отношение к ним нормальное. Хочется, чтобы и в Волгограде у нас было так же. 

Когда Евгений остался один, он пессимистично смотрел на свой семейный статус, думал, что вряд ли кто-то захочет связать с ним свою жизнь. Оказалось иначе: женщины обращают на него внимание, в их глазах он – надежный партнер. Евгений не торопится ничего менять: пусть все идет своим чередом. Для него главное – это его Мишенька. Он сейчас делает первые шаги, учится ходить, его переводят с молока на прикорм. Впереди лето и прогулки на свежем воздухе. 

– Вы даже не представляете, как красиво у нас в Волгограде. У нас же южный город, тепло и солнечно, протекает река Волга, есть красивые поймы, и все это недалеко от дома, – в словах Евгения восторг. 

Он хочет показать сыну, когда тот немного подрастет, соседнюю Астрахань и Москву с Красной площадью и Кремлем. Папа может, он же папа! 

***

Материал вышел в издании «Собеседник» №10-2020 под заголовком «Папа все-таки может!».

Рубрика: Общество

Поделитесь статьей:
Колумнисты

^