Новости дня

24 февраля, понедельник






















23 февраля, воскресенье


















22 февраля, суббота




Жадность, ложь и трусость 

17:11, 11 февраля 2020

На прошлой неделе в Самарском областном суде был объявлен приговор двум бывшим начальникам служб безопасности – Сергею Соколову, возглавлявшему охрану Бориса Березовского, и Олегу Антошину, руководившему такой же структурой на крупном химическом предприятии «Тольяттиазот». Объединила их, по данным следствия, инсценировка подготовки теракта на «Тольяттиазоте». За это, точнее за незаконное хранение оружия Соколов получил 3 года и 9 месяцев, а Антошин три с половиной года.

Любопытно, что независимые юристы, комментировавшие приговор, были удивлены его мягкости. Так, партнер юридического бюро «Замоскворечье» Дмитрий Шевченко отметил, что Сергей Соколов получил наказание ниже минимального предела. «Санкции вмененных статей предполагают от пяти лет лишения свободы. Меньший срок допускается, но в исключительных случаях. Вероятно, суд учел активное содействии обвиняемого раскрытию этого преступления»,— говорит юрист. Аналогичное мнение у юристов и о приговоре Антошину: руководитель практики уголовного и административного права НЮС «Амулекс» Алена Зеленовская оценила как «очень мягкое», пишет «Коммерсант»

Действительно, санкции статей 222 и 222.1 УК РФ, которые вменялись Следственным управлением ФСБ России Соколову и Антошину, предусматривают от 5 до 8, и от 5 до 12 лет лишения свободы, соответственно. По совокупности преступлений осужденные должны были получить гораздо больше 5 лет колонии строгого режима.

Возможно, что относительно мягким приговором оба «безопасника» обязаны не только тому, что активно сотрудничали со следствием.

Так, в конце января стало известно, что против бывшего председателя совета директоров «Тольяттиазота» Сергея Махлая, главы «Тольяттихимбанка» Александра Попова и все того же Олега Антошина возбуждено новое уголовное дело. Основания для дела – показания самого Антошина.  

Стоит напомнить, что Антошин был задержан сотрудниками ФСБ в середине января 2018 года. Служба выяснила, что целью Антошина и Соколова являлась дискредитация Сергея Махлая и руководства «Тольяттиазота», вокруг которого продолжается корпоративный конфликт с участием владельца компании «Уралхим» Дмитрия Мазепина (владеет также 10% акций Тольяттиазота). Два года Антошин находился под стражей в следственном изоляторе «Лефортово». 

Теперь показания Антошина становятся основанием для еще одного уголовного дела. По его словам, в 2015 году сумма в размере 1,2 миллиона Евро была положена в банковскую ячейку для последующей передачи сотруднику Верховного суда. Речь шла про якобы имевшую место попытку отменить решение о взыскании с ТоАЗа налоговых недоимок на 161 миллион рублей. Но сам же Верховный суд не дал «коварному плану» свершиться – отказался передавать дело против «Тольяттиазота» на рассмотрение в судебную коллегию по экономическим спорам. 

Ситуация выглядит абсурдно: Антошин, ранее скомпрометированный неудачной попыткой подставить бывших руководителей «Тольяттиазота», после полутора лет расследования, в преддверии суда рассказывает про взятку. Нет ни денег, ни свидетелей, ни решения суда в пользу «Тольяттиазота». Ни единого подтверждения слов Антошина.  По каким причинам следователи с таким доверием относятся к словам террориста-инсценировщика – неизвестно.

Однако разгадка может крыться в том, что на показаниях Антошина во многом основан и приговор по делу о так называемом хищении продукции «Тольяттиазот» в 2007-2012 г.г., когда по версии того же следственного органа, был похищен весь произведенный предприятием аммиак и карбамид, несмотря на установленный в суде факт, что «Тольяттиазот» за эту продукцию получил более 65,5 млрд руб.

Не так давно данное уголовное дело в качестве апелляционной инстанции также рассматривал Самарский областной суд, который оставил приговор в силе, удовлетворив беспрецедентный гражданский иск на сумму более 87 млрд руб.

Примечательно, что «Тольяттиазот», признанный потерпевшим в суде, отрицал наличие какого-либо хищения продукции предприятия и связывал указанное уголовное дело с попыткой миноритарного акционера «Уралхима» захватить успешное химическое предприятие.

Антошин в том процессе давал показания посредством видео-конференции прямо из следственного изолятора «Лефортово» и отказался говорить о причинах своего нахождения за решеткой. Зато более словоохотлив он оказался в рассуждениях про возможные хищения продукции завода, правда оговорившись, что в период инкриминируемого преступления на «Тольяттиазоте» он не работал и свои показания фактически основывает на предположениях.

Волей-неволей приходит на ум соображение, что в обмен на удобные следователям показания против руководителей «Тольяттиазота» Антошин, сам совершивший тяжкое и особо тяжкое преступление против предприятия, которое он должен был охранять, получил срок ниже низшего предела.

Но поскольку даже этот срок не позволяет ему выйти из стен тюрьмы еще несколько месяцев, вероятно, следователи будут использовать Антошина и для получения показаний в рамках нового уголовного дела. 

Оно, кстати, появилось вскоре после того, как Президент России Владимир Путин заявил о необходимости смягчения 210 статьи УК РФ. Именно по этой статье обвиняется глава «Тольяттихимбанка» Александр Попов. В свою очередь, обвинение и арест Попова, согласно официальному заявлению «Тольяттиазота», – следствие корпоративного конфликта ТоАЗа с «Уралхимом», пытающимся захватить контроль над предприятием, а сам Попов – заложник этого конфликта.

После инициативы главы государства содержание руководителя банка под арестом по обвинению в «экономическом составе» может стать для следователей проблемной. Вполне возможно, что следствию потребовалось новое основание для содержания Попова под стражей, и в этот момент Антошин рассказал о событиях 2015 года. Именно новое уголовное дело следствие указывает в качестве основания для ходатайства о продлении ареста Попова. При этом использование показаний Антошина выглядит как отчаянный шаг следователей. «Ранее нам об этом уголовном деле ничего не было известно, впрочем, мы уже ничему не удивляемся», — говорит один из адвокатов Александра Попова Мурад Мусаев. 

На этом фоне символично развитие другого громкого дела: арест пятерых экс-сотрудников правоохранительных органов, которые подбросили наркотики журналисту Ивану Голунову, и даже попытка извинений со стороны прокуратуры. Арест фальсификаторов дела Голунова — важный сигнал силовикам, привыкшим к «вольному» обращению с доказательствами и участию в корпоративных спорах. Власть однозначно настроена пресекать подобные случаи. Понимают ли это следователи по делу «Тольяттиазота»?

Рубрика: Общество

Поделитесь статьей:

Колумнисты





^