Новости дня

05 апреля, воскресенье




















04 апреля, суббота
























Валерий Рашкин: Люди стоят насмерть против строительства хорды

19:14, 11 февраля 2020

В минувшие выходные активисты, которые постоянно дежурят в зоне скандального строительства Юго-Восточной хорды в столичном районе Москворечье-Сабурово, зафиксировали 60-кратное превышение радиационного фона на табло, установленном там ФГУП «Радон».

Столичные власти поначалу объяснили случившееся техническим сбоем прибора. А независимые эксперты — тем, что фон поднимался несколько раз и самой вероятной причиной этого мог стать выброс аэрозоля взвешенных частиц, вырвавшихся из могильника.

На месте побывал и депутат Госдумы Валерий Рашкин (КПРФ). Sobesednik.ru поинтересовался у парламентария, что же там происходит на самом деле.

— Когда мы взялись за эту проблему, столичные власти вообще отрицали наличие проблемы. То есть тот факт, что в столице, недалеко от парка Коломенское, есть радиационный могильник, где за десятилетия были захоронены более 60 тысяч тонн опасных отходов, — поражается Рашкин. — Трасса Юго-Восточной хорды должна проходить прямо по этому могильнику. Нужно было срезать склон, поставить опоры… И все у строителей шло хорошо, пока москвичи и КПРФ не забили тревогу. Сначала люди проверили фон личными дозиметрами, потом ребята ходили по ямкам, приглашали специалистов…

— «Собеседник» в прошлом году писал об этом. Наш корреспондент тоже ходил там с дозиметром.

— И я очень благодарен СМИ, которые эту тему подняли и не отпускали.

Но пока нас было четыре депутата и активные москвичи, власти считали, что на нас можно не обращать внимания. Но когда число депутатов, следящих за проблемой, выросло до 13 и обеспокоенных людей стало больше, мы жестко поставили вопрос в Мосгордуме. И они дрогнули. А когда мы замерили еще и дно Москвы-реки, мэр Сергей Собянин признал наличие проблемы.

— Дно замеряли в районе Братеево?

— Да. Там сбросили воду, открылось дно, на исследование был взят ил. Анализ показал превышение нормы в пять-семь раз. А это значит, что вода распространяет радиацию по течению.

Вот после этого власти наконец признали, что проблема есть и ее надо решать. Это уже большая победа москвичей. Уже на этот год в бюджете выделили деньги для ее решения. Но подходы разные. Сначала говорили, что будут убирать все 60 тысяч тонн опасных отходов. Но проблема не только в огромных средствах — еще надо понять, куда отходы везти, где хоронить… А другие специалисты сказали, что могильник вообще трогать нельзя, если только частично сделать выемку, укрепить склоны… В общем, и сегодня окончательно не решено, что будут делать с этой горой отходов.

В любом случае — будут ли сооружать саркофаг или частично вывозить, — это надо делать под жестким контролем общественности и специалистов. Кроме того, надо обязательно обрабатывать зараженный грунт, чтобы не было пыли, чтобы он не сползал в реку. Да и дно надо вычищать.

Все это надо делать, и как можно быстрее. Сейчас в этом месте строить хорду нельзя.

— Власти признали проблему, но жители все равно дежурят…

— Да, постоянно дежурят по 40–50 человек. Потому что люди пребывают в неведении, им никто ничего не рассказывает. А между тем мэрия официально не отменила решение о строительстве хорды в этом месте. Уже приезжали строители, пытались большими буровыми машинами брать пробы, а потом делать шахты и заливать бетоном…

Народ, в свою очередь, стоит насмерть — люди не дадут там рыть, пока не будет принято решение, понятное для москвичей: как именно власть намерена поступить с радиационными отходами. Необходимы публичные слушания, на которых люди хотят узнать, какова будет степень безопасности жизни в этих местах после утилизационных работ. Люди, повторяю, очень решительно настроены — они не намерены допустить, чтобы их травили.

Теги: #Москва #Экология

Рубрика: Общество

Поделитесь статьей:
Колумнисты

^