Новости дня

17 февраля, понедельник












16 февраля, воскресенье













15 февраля, суббота













14 февраля, пятница






Подросток требует лишить родительских прав собственную мать

03:02, 23 января 2020
«Собеседник» №02-2020

Женя почти одна против матери и системы
Женя почти одна против матери и системы

В суде подмосковного города Железнодорожного прошло первое заседание по делу Жени Родионовой. 15-летняя девочка утверждает, что мать избивала ее несколько лет, и хочет лишить ту (случай в общем-то беспрецедентный, обычно об этом ходатайствуют органы опеки) родительских прав. Мать же обвиняет дочь во лжи.

Вывезла в лес и начала душить

Удивителен не сам по себе факт, что дочь пошла против матери – подростки склонны к протестному поведению, – а то, как 15-летняя Женя Родионова это делает: грамотно и настойчиво. Чтобы привлечь к себе внимание, она завела в инстаграме аккаунт, где рассказывает свою историю, сама обращается в ведомства.

Женя не производит впечатление жертвы: говорит уверенно, не плачет. Сейчас девочка живет в социально-реабилитационном центре для несовершеннолетних «Горизонт».

– Это рай! Здесь меня хотя бы не бьют, – радостно говорит Женя по телефону.

Жизнь в реабилитационном центре девочка называет раем

До 10 лет она жила в городе Сердобске Пензенской области с бабушкой и дедушкой. Отца Женя никогда не видела, а ее мать работала в Подмосковье и в Сердобске бывала наездами. Уже тогда, по словам девочки, она поднимала на нее руку.

– Она била меня у себя на квартире и дважды вывозила наказывать в лес, – вспоминает Женя. – Когда мне было восемь лет, мать подарила мне ноутбук. Ей показалось, что я его сломала, она вывезла меня на своей машине в лес, привязала к березе и начала душить.

Дедушка и бабушка, по словам Жени, догадывались, что Елена проявляет жестокость к их внучке, но боялись связываться с родной дочерью.

– Дедушка умер после того, как она спустила его с лестницы, – рассказывает Женя. – Бабушка однажды пыталась за меня заступиться, но после того, как мать ее оттолкнула со всей силы, не решается.

Последняя капля – капля молока

В 2015 году Елена Родионова сошлась с Валерием Трубиным и забрала дочь из Сердобска. Как поясняет Женя, «для создания полной семьи и эмоциональной привязанности этого мужчины», «в качестве инструмента его удержания». Они трое жили в Ревякино Тульской области на съемной квартире, и все было относительно неплохо. Но в 2016 году Валерий ушел от Елены.

– Мать поняла, что рядом нет никого, кто мог бы контролировать ее отношение ко мне, что можно снять маску хорошей матери, – рассказывает Женя. – Однажды она велела мне повесить капроновые колготки на вешалку, а когда вернулась, сказала, что я повесила их на недостаточную высоту. Она избила меня шнуром от компьютера. У меня были жуткие кровоподтеки.

Женя дала об этом знать бывшему отчиму. Тот обратился в органы опеки, девочку осмотрела в школе медсестра, и с представителями школы Женя поехала в полицию. На ее мать завели уголовное дело по статье 116 УК «Побои». Женя жила все это время с матерью, и та заставляла ее постоянно менять показания, велела обвинить в домогательствах Валерия Трубина. Правда, эти обвинения быстро рассыпались. Суд признал Елену виновной, назначил штраф 7000 рублей и 1 год условно.

Мать обвиняла дочь, что она ее чуть не посадила, а Женя потеряла веру в то, что ее защитят от матери. Первое время Елена Родионова, по словам Жени, не била ее – над ней висел год тюрьмы, – а потом снова начался домашний ад.

– Последней каплей стала капля молока, – рассказывает Женя. – 6 сентября прошлого года она разбудила меня в четыре утра, потому что у холодильника ночью я пролила немного молока и не заметила. Схватила за волосы, ткнула в молоко и отхлестала ремнем. Потом заперла меня на ключ, чтобы я не могла пойти в школу, в тот день у нас был плановый медосмотр.

Женя говорит, что задумывалась о том, чтобы спрыгнуть с балкона. Но она взяла себя в руки и попросила подругу Машу, чтобы ее мама сходила с ней в опеку. На следующий день она подготовила все документы, взяла 55 тысяч рублей (алименты), два телефона. Утром зашла в школу и позвонила матери – та требовала, чтобы дочь постоянно ей звонила. После этого пошла к подруге, и вместе с ее мамой Гидаей они пришли в органы опеки. К их визиту отнеслись скептически.

– Одна женщина сказала, что и сама бьет своего ребенка, – рассказывает Женя.

Женю не стали изымать из семьи. Она обратилась в полицию и поставила полицейским ультиматум: или ее помещают в социальное учреждение, или она идет бомжевать. Подростка поместили в инфекционное отделение больницы.

– Мать порывалась со мной встретиться, я сидела в палате и не могла сходить в туалет от страха, – говорит Женя.

Прошла неделя в больнице без новостей. Женя дозвонилась в Министерство образования. На следующий день сотрудники органов опеки отвезли ее в реабилитационный центр и начали действовать: мать через суд хотят лишить родительских прав.

«Материнской любви я не видел»

Валерий Трубин рассказывает, что Елена Родионова не хотела с ним расставаться и шантажировала Женей: мол, девочка к нему привыкла.

На вопрос: «Могла ли Елена Родионова бить дочь?» – он отвечает: «Легко! Я видел ее синяки в 2016 году во всю ногу».

– При мне она (Родионова. – Ред.) не смела на нее поднимать руку. Но однажды ударила серьезно кулаком в лоб, за что – не помню, – рассказывает он. – Никакой материнской любви к Жене я не видел. Она – человек-манипулятор: если требуется кого-то склонить на свою сторону, она манипулирует тем, что она мать, у нее ребенок.

Трубин верит, что Женя говорит правду, и считает, что единственный способ помочь девочке, которая сейчас в отчаянии – «это слышно по ее голосу», – отобрать у матери.

Жене выражают недоверие

Если суд лишит Родионову родительских прав, Гидая Шведова, мама подруги Маши, готова взять Женю под опеку. Женя очень надеется на такой исход.

– Она нам уже как родная, мы с ней через столько всего прошли! – говорит Гидая.

Елена Родионова обвиняет Гидаю в том, что она повлияла на уход дочери, но, по словам Гидаи, до обращения в органы опеки она не общалась с Женей.

– В 2019 году дочь стала дружить с Женей и дозами рассказывать, что с ней происходит, – говорит Гидая. – О том, что мать разговаривает с ней матом, уничижительно, бьет.

Многое показалось Гидае странным. Например, дочь рассказывала, что мать заставляет Женю не спать ночью и играть с чрезмерно активным котом, чтобы тот мать не беспокоил, или запирает Женю дома на ключ, хотя ей надо в школу. Параллельно дочь расспрашивала, как помочь подруге.

– К сентябрю (к походу в опеку. – Ред.) я видела переписку Жени с матерью, в которой мать называла ее «быдлом». Это окончательно меня убедило, – говорит Гидая.

Она уверена, что сейчас Родионова ведет себя как враг Жени: написала на нее заявление в полицию (о краже вещей), запретила ей с кем-либо видеться в реабилитационном центре и покидать его. Но у чиновников веры больше ей, а не Жене. Потому что та подросток.

– Ей говорят: «Это твоя мать, ты выносишь сор из избы». Как быть ребенку, чтобы ему поверили? – говорит Гидая.

Наверное, как Жене – привлекать к себе общественное внимание, начинать свою борьбу.

Влияние третьих лиц

Елена Родионова не стала общаться с «Собеседником». На вопросы за нее ответил адвокат Роман Андрейченко. Он утверждает, что девочка все придумывает.

– Она попала под влияние третьих лиц – бывшего сожителя и матери подруги, – говорит Андрейченко. – Она создала инстаграм, где собирает денежные средства, ловит хайп.

Андрейченко называет истязание Жени в лесу матерью сюром и удивляется: почему Женя терпела истязания с 2016 года и никому не рассказывала? По мнению адвоката, матери и дочери нужно помириться.

– Весь сыр-бор из-за того, что они долго не жили вместе и у них есть конфликт интересов в быту, – говорит он.

Обе – и мать, и дочь – пройдут в рамках дела судебную психолого-педагогическую экспертизу. Она должна прояснить, что происходит в семье. Женя ждет окончания суда и больше всего боится возвращения к матери. Оно для нее смерти подобно.

Контрольный звонок

Типичное родительское насилие

В судебном процессе будет фигурировать адвокат Мари Давтян, которая занимается делами о домашнем насилии. Мы спросили ее, верит ли она Жене.

– Мне кажется, ее история очень достоверна. Есть определенные маркеры, по которым сразу видно, что человек говорит об обстоятельствах, которые с ним происходили. Здесь я вижу целостную картину, типичную для родительского насилия над детьми.

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник» №02-2020 под заголовком «Дочки – нематери».

Теги: #Насилие в семьях

Рубрика: Общество

Поделитесь статьей:

Колумнисты





^