Новости дня

20 января, понедельник












































Узнаем ли мы правду о перестрелке на Лубянке?

13:02, 24 декабря 2019
«Собеседник» №49-2019

фото: Global Look Press
фото: Global Look Press

Корреспондент «Собеседника» оказался на Лубянке в момент перестрелки у главного здания ФСБ и увидел много странного.

В первые минуты перестрелки, которая длилась на Лубянке целый час, появились новости о том, что нападавших – трое. Их опровергло официальное сообщение от ФСБ, поступившее в 19:10: «Единственный нападавший нейтрализован».

Его я прочитал еще на эскалаторе, поднимаясь к выходу из станции метро «Лубянка», которую все это время, несмотря на свистящие на поверхности пули, никто и не думал закрывать. При выходе на улицу отправился в сторону парковки здания ФСБ, где, судя по новостям, застрелили преступника, но сразу же услышал с той стороны два четких хлопка. Зачем нужно было палить? И в кого?

Уже после того, как отгремели последние выстрелы, полиция начала планомерно перекрывать всю пешеходную часть Лубянской площади. В то же время решили закрыть смотровую площадку на крыше соседнего «Детского мира» и выставить охрану у пожарных лестниц, ведущих к ней. Как рассказала сотрудница магазина, такое распоряжение дали примерно в 19:20 – то есть после того, как нападавший был уже мертв. Похоже на спецоперацию против любопытных глаз.

Одиночкой ли был этот «дикий волк»?

К журналистам, дежурившим на Лубянке до ночи, так никто и не вышел. Почти десять лет назад в этом же самом месте после теракта в метро официальные комментарии по очереди раздавали представители всех силовых ведомств.

За всех выступил телеведущий Владимир Соловьев, начав вечернюю программу этого дня так: «Спецназовцы четко сработали. Это ситуация, которая может возникнуть в любой столице мира. Очень важно, что наши органы – ФСБ, МВД, Росгвардия – отработали по максимуму».

Но чем больше мы узнаем о преступнике – 39-летнем Евгении Манюрове, который приехал атаковать центральное здание ФСБ из квартиры, где жил с мамой и бабушкой, – тем больше вопросов к другой стороне. Общий счет перестрелки – 1:7 (на одного Манюрова двое убитых и пятеро раненых силовиков). Когда с одной стороны – толстый увалень, а с другой – силовая элита, это выглядит не очень-то «четко».

Главный оружейный лоббист России – экс-сенатор Александр Торшин, который после истории с Марией Бутиной высказывается только в собственном твиттере, – отметил на фотографиях с телом нападавшего специальные стрелковые наушники и аптечку – Манюров готовился к долгому бою. И это ему удалось, несмотря на то, что в стрелковом клубе ДОСААФ, который он посещал, отмечают, что меткость у убийцы была не очень (на соревнованиях занял третье место).

Какое бы место там заняли те, кто пытался его остановить? А ведь это был СОБР – спецназ той самой Росгвардии, которая все лето отрабатывала на протестующих приемы захвата со спины. У них в тот день, в отличие от офицеров ФСБ, и праздника-то не было.

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник» №49-2019 под заголовком «ЧП у ЧК».

Рубрика: Общество

Поделитесь статьей:

Колумнисты





^