Новости дня

11 декабря, среда



































10 декабря, вторник









Всем хочется найти виноватого. Почему мать двух детей попыталась их убить?

13:01, 20 ноября 2019
«Собеседник» №44-2019

На месте, где разбились Людмила и ее дети, сейчас цветы и игрушки
На месте, где разбились Людмила и ее дети, сейчас цветы и игрушки

В Москве 36-летняя женщина выбросила с балкона девятого этажа двух детей и покончила с собой. Она и ее 9-месячная дочь погибли, 4-летний сын находится в тяжелом состоянии. Трагедия одной семьи получила большой резонанс.

Три тела на газоне

Около девяти часов утра 11 ноября Валентина Ивановна выглянула из окна своей квартиры в доме №6 по улице Чичерина и увидела на газоне три тела.

– Людмила была в лосинах и черном лифчике, лежала, раскинув руки крестом, – рассказывает пенсионерка. – Рядом с ней девочка в розовой одежде и мальчик. Я такого количества служебных машин у нас никогда не видела: полиция, скорая...

Сейчас на газоне лежат свежие цветы, плюшевые игрушки и два батончика «Твикс». Почти все балконы, которые выходят на этот пятачок перед домом, застеклены. На балконе девятого этажа стекол нет, висит веревка и болтаются на ветру две прищепки. Две жизни оборвались, одна – даже не успев толком начаться.

Телеграм-каналы сообщили, что 36-летняя Людмила Соколова в то утро четыре раза звонила в скорую помощь. У нее были какие-то проблемы с грудным вскармливанием дочки.

Но в департаменте здравоохранения Москвы говорят об одном звонке, который Людмила сделала в 8:22 утра. По словам чиновников, бригада медиков была у нее на пороге через 14 минут, но дверь никто не открыл, а в 8:40 от прохожего поступила информация о ЧП.

«Люда стала другая»

Дом на Чичерина, 6 – старая панельная 16-этажка в Бабушкинском районе. Кажется, большинство жителей тут тоже люди старшего поколения. У кого ни спроси, все говорят, что знакомы с Соколовыми шапочно, но люди они благополучные, не скандалисты, не пьющие и не наркоманы.

В небольшой двушке Виталий, Людмила и двое их детей – мальчику 4 года, девочке 9 месяцев – жили с его родителями. На лето свекор и свекровь Людмилы уезжали жить на дачу и накануне должны были вернуться в московскую квартиру.

– Я так понимаю, Люда не очень хорошо уживалась со свекровью, – рассказала жительница подъезда. – Та по характеру суровая и правильная, Виталия и его брата воспитывала в строгости. Люда иногда на нее жаловалась. Она сама не москвичка.

Людмила переехала в Москву из Владимирской области больше пяти лет назад, когда вышла замуж за Виталия. Девушка окончила во Владимире филологический «факультет невест», но работать пошла не по специальности – начальником отдела продаж.

– Добрая, общительная, отзывчивая, – говорит ее однокурсница Анастасия Колова. – Она иногда грустила – живой же человек, но без крайностей и странностей.

В доме №6 соседи тоже отзываются о Людмиле как об адекватном человеке.

– Мы с Людмилой всегда здоровались, – рассказывает соседка по подъезду Елена Борисовна. – Ее муж Виталик учился с моим сыном в одном институте. Но мой бросил, а Виталий закончил. Он нормальный парень, но тихий, замкнутый, неэмоциональный. Люда другая, она первая со мной разговаривать стала, видно, что умная девчонка. Всегда была веселая, улыбалась. В конце мая я уехала на дачу, а когда вернулась осенью, смотрю: Люда другая. Не улыбнется, не поговорит, скажет «здрасьте» – и все.

Близкие подруги Соколовой признавались прессе, что в последнее время она испытывала апатию, усталость и ни с кем не хотела общаться. При этом Людмила не работала, сидела в декретном отпуске, семью обеспечивал Виталий, он работает механиком. Свекровь дала интервью, в котором рассказала, что Люда была слишком активная после вторых родов, мало спала, не могла сосредоточиться, но якобы врач, которого они вызывали на дом, отсоветовал им показывать ее в психоневрологический диспансер – залечат.

«Нет мне прощения»

В соцсети Людмила выкладывала семейные снимки, на которых она улыбается, фото приготовленных блюд и рукоделия. На последней фотографии она с мужем и детьми отмечает свой день рождения в кафе.

Картину семейной идиллии портит ее статус «Все будет хорошо. Надо только верить». Он наводит на мысль, что в благополучной на первой взгляд жизни мамы что-то шло не так, что-то было точно нехорошо, но женщина надеялась, что все наладится.

Среди личных вещей Соколовой следователи нашли много стихотворений о смерти и загробной жизни, автором которых скорее всего была она сама. Есть информация, что Людмила стала задумываться о смерти еще весной, то есть сразу после вторых родов. Следователи также нашли предсмертную записку с просьбой не наказывать мужа. «Пожалуйста, не сажайте Виталика в тюрьму. Он прекрасный человек, очень добрый и ничего не знал!!! Простите меня, но нет мне прощения. Солнце, ты ни в чем не виноват».

«Солнце» ничего не комментирует.

– Я вас очень прошу: не подходите к нам и не задавайте никаких вопросов, – тихо сказал Соколов корреспонденту «Собеседника» спустя три дня после трагедии. Он был спокоен, рядом с ним шла пожилая женщина в черной шляпке и заливалась слезами.

Семья много времени проводит в больнице. Сын Людмилы чудом выжил. Говорят, он упал на кусты. Ребенок в реанимации в тяжелом состоянии. А его мама, тело которой показали по всем федеральным каналам, превратилась для многих в объект осуждения и даже слепой ненависти.

– Ну ладно сама с собой такое сделала, а детей-то зачем было с собой забирать? – судачат пенсионерки на лавочке. – Мне тоже после родов тяжело было, и ничего, выдержала.

– Потому что молодые избалованные стали, все им не так, – пожилая соседка Соколовых по лестничной клетке еще категоричнее.

В интернете среди совсем другой возрастной категории реакция не лучше. «Она же мать! Как она могла!» – пишут блюстители общественной морали, и это самое мягкое, цензурное высказывание в адрес Соколовой.

Можно было помочь...

В первые часы после трагедии появилась версия: у Людмилы Соколовой могла быть послеродовая депрессия. Версия неофициальная, но не лишена смысла.

– Мы не знаем, что именно было с этой мамой после родов, у мам бывают и другие расстройства, – осторожно говорит клинический психолог Дарья Уткина, соосновательница проекта о ментальном здоровье матерей. – Послеродовая депрессия (ПРД) начинается в течение первого года после родов. Если есть неблагоприятные факторы, может длиться больше года и развиваться в сторону увеличения тяжести симптомов. Есть еще послеродовой психоз, при нем риск самоубийства намного выше.

У ПРД могут быть разные причины, часто говорят о гормональных изменениях в организме родившей женщины. Однако все сложнее. Несбывшиеся надежды от рождения ребенка, трудное финансовое положение, разлад в семье – стать спусковым крючком может многое.

– При ПРД легкой степени тяжести женщина ухаживает за ребенком, выполняет домашние обязанности, но жить ей не хочется, – рассказывает Уткина. – При ПРД средней тяжести из ее жизни исчезают важные составляющие, например она не хочет ни с кем общаться. В тяжелой стадии, когда нет поддержки извне, единственным выходом для женщины представляется уход из жизни.

ПРД лечат, иногда с помощью фармакологии. Но для этого мама должна попасть к психиатру или психотерапевту. Они есть не в каждом лечебном учреждении, для визита к врачу женщине нужно найти время и чтобы кто-то посидел с ребенком, и не факт, что при обращении она получит реальную помощь и адекватную реакцию.

– В России до сих пор некоторые врачи могут сказать: родила – терпи, – говорит Уткина. – После этого женщина никуда обращаться не хочет. Некоторые психиатры не знают, какие препараты можно назначать кормящей матери, и она может выйти от такого специалиста с рецептом настойки зверобоя.

Всем сейчас хочется найти одного виноватого, одну причину трагедии, простое решение. Но жизнь сложнее, и у того, что случилось с Людмилой Соколовой, есть тысяча невидимых нам причин. Она не одна такая, совершившая суицид и забравшая с собой детей.

Как с этим быть? Налаживать систему оказания помощи женщинам с послеродовой депрессией. Но для начала прекратить думать штампами типа «делать ей в декрете нечего, вот и бесится», внимательно относиться к своим близким и не бояться обращаться к специалисту.

Цифра

13% женщин, по данным Всемирной организации здравоохранения, подвержены послеродовой депрессии.

(Согласно подпункту «В» части 5-й статьи 15.1 Федерального закона от 27.07.2006 №149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и защите информации» запрещается распространение информации о способах совершения самоубийств — прим. Sobesednik.ru.)

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник» №44-2019 под заголовком «"Все будет хорошо. Надо только верить"».

Поделитесь статьей:

Колумнисты





^