Новости дня

14 декабря, суббота














13 декабря, пятница






























Как хипповал Петр Авен

08:01, 18 ноября 2019
«Собеседник+» №10-2019

Петр Авен // фото: Андрей Струнин
Петр Авен // фото: Андрей Струнин

Один из богатейших людей страны Петр Авен мог стать кем угодно – музыкальным продюсером, арт-критиком или ученым. Сегодняшний банкир из списка «Форбс» никогда не мечтал о богатстве...

Досье

Петр Авен

  • 1955 – родился в Москве.
  • 1980 – получил ученую степень кандидата наук.
  • 1989–1991 – стал научным сотрудником Международного института прикладного системного анализа (г. Лаксенбург, Австрия).
  • 1991 – работал заместителем министра иностранных дел, затем – министром внешнеэкономических связей в правительстве Ельцина – Гайдара.
  • 1994 – создал Альфа-банк.

Позолоченная молодежь

Петр Авен вспоминает свое детство с удовольствием. И понятно, почему.

– Петя жил в одном из главных элитных интеллигентских домов Москвы – на улице Дмитрия Ульянова, 4, где было много профессоров МГУ, известных советских художников, шахматистов, – рассказал «Собеседнику+» друг детства Петра Авена, музыкальный критик Артемий Троицкий.

По словам Троицкого, они оба были из «позолоченной молодежи», в отличие от «золотых» детей номенклатурных шишек, членов ЦК, министров, военачальников. Отец Петра Авена был профессором, членом-корреспондентом Академии наук. При этом у семьи в прошлом была серьезная трагедия – дед Петра был расстрелян в 30-е годы как латышский стрелок. Бабушка провела много лет в сталинских лагерях. Она дала маленькому внуку совет, который он потом не раз вспоминал: «Никогда никому до конца не доверяй».

«Было ЧП, когда подрался»

Петр Авен учился во 2-й математической школе Москвы. «Было очень тяжело, – вспоминал позже Авен. – Треть класса у нас выгнали в течение года. Были задачи, которые мы решали неделю. К 8–9-му классу мы уже прошли весь школьный курс по алгебре и геометрии. По атмосфере школа была вполне «ботаническая». Никто никогда не дрался. Я подрался один раз, и это было ЧП».

Но Авен не был чистым «ботаником». Времени хватало и на досуг.

– В начале 70-х мы оба были хиппарями, оба увлекались модной тогда музыкой – слушали «Лед Зеппелин», «Пинк Флойд», – делится Троицкий. – Ходили на сейшены, обменивались пластинками. В 1975 году поехали вместе на рок-н-ролльный фестиваль в Таллин, потому что в Москве таких фестивалей в принципе не было.

Авен признавался, что музыкальная стезя в профессиональном плане была для него закрыта, так как у него нет музыкального слуха. Но тогда была важнее тусовка.

– Я еще удивлялся: Петя не просто знал всю московскую модную тусовку, но у него это знание было хорошо систематизировано – кто куда ходит, кто чем увлекается, кто чей родственник. В этом смысле он был кладезь информации. К тому же он невероятный организатор. Целеустремленный, азартный, деловой. Не был романтической размазней, как я и другие наши хиппарские знакомые. С ним всегда можно было чувствовать себя спокойно – в любой поездке, на любом мероприятии, – вспоминает Артемий Троицкий.

Играл в карты

О бизнесе в 70-е, конечно, никто и не помышлял, но уже тогда у Авена проявлялись качества, которые позже помогли и в банковском деле.

– Хиппарство Петино проявлялось во внешнем виде, увлечении музыкой и круге общения. Мы тогда носили длинные волосы, джинсы, замшевые куртки. Но вряд ли Петя в идеологическом плане глубоко погружался в хиппарскую доктрину. У Пети был гибридный круг общения: кроме хипповых, у него имелись и солидные знакомые, в основном из семьи – ученые, преподаватели, – уточняет Троицкий.

Знакомые Авена считают, что он мог бы сделать хорошую научную карьеру. Все к этому и шло: будущий банкир закончил экономический факультет МГУ, защищал диплом и позже учился в аспирантуре под руководством академика Станислава Шаталина.

– Петр Авен учился на 2 года младше меня, – вспоминает бывший министр экономики Андрей Нечаев. – Помню, он был активный человек и талантливый ученый. Жалко, оставил науку. Как все математики, он любил играть в карты – те игры, где надо хорошо считать и анализировать.

Австрийский след

В самом конце 80-х Петр Авен уехал учиться в Австрию. Там же позже стал проводить семинары по экономике, на которых засветились многие будущие реформаторы России. Так, Авен говорил, что подружился с будущим и. о. премьер-министра Егором Гайдаром.

– По интернету ходит фото, где стоят все будущие реформаторы. Меня на снимке нет, но в подписи почему-то упорно указывают, что я там тоже стою, – удивляется Нечаев. – Хотя в Австрию к Пете я, конечно, тоже приезжал. Тогда был самый конец советской системы, по которой молодые специалисты, обучающиеся за рубежом, большую часть своей зарплаты отдавали родине, а страна оплачивала им жилье. Такой советский вариант на западной почве. Но в начале 90-х все переменилось, и Петя, конечно, в то время очень неплохо себя чувствовал в благополучной европейской стране.

Слева направо: Александр Шохин, Петр Авен, Константин Кагаловский, Алексей Улюкаев, Анатолий Чубайс, Владимир Мащиц, Сергей Глазьев.
Лето 1991 г.

Авен, несмотря на вполне состоятельные советские детство и юность, всегда был противником советской системы и зарекомендовал себя как западник и рыночник.

– Из науки он ушел, жизнь стала его наукой, – продолжает Нечаев. – Конечно, при тех переменах, которые происходили в стране, и Петиной активности он просто не мог оставаться академическим червем. Помню, когда он начинал работать в правительстве (министр внешнеэкономических связей. – Ред.), как-то раз приехал ко мне весь взъерошенный, говорит: «Объясни ты Вавилову (тогда – зам. министра финансов. – Ред.), я не могу, боюсь взорвусь». Речь шла про свободно конвертируемый курс рубля, который и был все-таки введен и которым мы пользуемся до сих пор. Это заслуга Авена.

В середине 90-х стали возникать, можно сказать, первые устойчивые банковские, предпринимательские структуры, а их создатели на годы вперед застолбили себе место в списке «Форбс». В 1994 году появился Альфа-банк, президентом которого стал Петр Авен.

– Меня он тоже звал, предлагал возглавить совет директоров, но я не пошел, выбрал другие задачи, – говорит Андрей Нечаев. – Потом Петр мне не один раз говорил: вот пошел бы ко мне в банк работать, был бы сейчас очень богатым человеком. Как сам Петр Авен.

Штрихи к портрету

  • В 2008 году Авен написал статью для журнала «Русский пионер», встав на защиту капитала и назвав бедных революционно настроенных граждан «лузерами», которые не способны «делать дела».
  • Вместе с Романом Абрамовичем, Виктором Вексельбергом и Аркадием Воложем финансирует Еврейский музей и центр толерантности в Москве.
  • Известен как коллекционер картин художников Серебряного века.

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник+» №10-2019 под заголовком «Как хипповал Петр Авен».

Рубрика: Общество

Поделитесь статьей:

Колумнисты





^