Новости дня

14 декабря, суббота














13 декабря, пятница






























Хотели как лучше – кому? В Москве детей с различными патологиями собрали в один интернат

02:06, 17 октября 2019
«Собеседник» №39-2019

Фото: depositphotos
Фото: depositphotos

В Москве родители слабовидящих детей требуют вернуть их детям возможность обучаться в коррекционной школе-интернате.

Под одну гребенку

«В сентябре 2019 года стало известно, что интернат №5 (теперь это Государственное бюджетное образовательное учреждение (ГБОУ) №1499, расположенное по адресу: 2-й Сельскохозяйственный проезд, д. 2, руководитель комплекса Синельникова Ж. А.) перестал существовать с 2015 года», – так начинается петиция на Change.org от встревоженных родителей, которую подписали более тысячи человек.

Цифра

С 2012 по 2016 год в России закрылось порядка 300 коррекционных образовательных учреждений.

Впрочем, на одной петиции родители не остановились: в конце сентября они вышли в центр Москвы и стояли в одиночных пикетах рядом с Министерством просвещения.

По словам родителей, куда бы они ни обращались и ни писали – все бумаги спускаются к директору проблемной школы, да там и оседают. 

– Наш интернат присоединили к целому комплексу школ, – рассказывает «Собеседнику» мама четвероклассницы. – Интернат вошел в состав 14 школ, и вначале никаких особых изменений у нас не происходило. Пока не пришла новый директор, которая, очевидно, не понимает, что такое инклюзивное образование (совместное обучение здоровых детей и детей с ограниченными возможностями. – Ред.).

В итоге получилось, что в 13 школах комплекса учатся здоровые дети, а в одном интернате собрали ребят с разными патологиями.

– Понимаете, к каждому ребенку с конкретным заболеванием, будь то слабовидящий, глухонемой, ребенок-аутист или страдающий детским церебральным параличом (ДЦП), нужен отдельный подход, – рассказывает «Собеседнику» мама одного из учеников ГБОУ №1499. – У наших детей – слабовидящих – информация усваивается в основном устно, а аутисты по-другому всё воспринимают. Когда в одном классе учатся и слепые дети, и аутисты – преподаватели не знают, как вести уроки, потому что к этим категориям нужны разные подходы. 

Недавно был случай, когда слабовидящий ребенок шел в школу, а на остановке высадили ребенка с ДЦП на костылях: они просто не заметили друг друга и столкнулись.

Брайль по показаниям

По словам родителей, до реорганизации интернат №5 был прекрасным заведением, где дети с особенностями могли получить образование, лечение и научиться адаптации в мире здоровых людей. Школьники ходили на развивающие занятия: часы музыки и танцев помогали им отточить органы восприятия, а курсы шрифта Брайля, которые необходимо проходить в раннем детстве, пока высока чувствительность рук, входили в основную программу для всех. 

– У меня дочки-двойняшки учатся уже в четвертом классе: у одной зрение не очень плохое, а у другой совсем неважное, врачи предупреждают, что она может ослепнуть, – рассказывает «Собеседнику» одна из мам. – Если это, не дай бог, случится, то надо будет переводить дочку в коррекционный интернат №1 на «Алексеевской», где учатся слепые дети. Но туда принимают, если ребенок умеет читать по Брайлю, а у нас эти занятия отменили!

Впрочем, этот вопрос решить можно: надо прийти на комиссию и получить справку, в которой было бы указано, что слабовидящим такие занятия необходимы. Тогда школа будет просто обязана проводить уроки чтения по Брайлю по показаниям с каждым ребенком. 

Мама третьеклассника Светлана Коробова говорит, что все необходимые занятия и кружки у ее ребенка есть (за исключением нейропсихолога – такого специалиста в школе нет, и к нему приходится ездить отдельно). Но это все опять же по показаниям специальной комиссии.

– Кружки и продленка стали платными, – рассказывает мама пятиклассницы Ирина Тарасова. – Врач раньше был хотя бы по 2 часа в день, теперь только два раза в неделю.

Некоторые родители уже подумывают о том, чтобы перевести ребенка из некогда хорошего интерната. Похоже, этого руководство школы и добивается: они предлагают несогласным с политикой администрации отдавать детей с проблемами зрения в районные школы. Но этот вариант подходит не каждому ребенку: некоторые дети имеют и другие заболевания, поэтому у них обучение идет по более медленной и подробной 12-летней программе.

– С этого года перестали принимать в первые классы детей с возможностью проживания в учреждении. А ведь родители из других округов не могут возить детей каждый день. Даже здоровым детям было бы тяжело ездить с другого конца города, а что уж говорить про слабовидящих, – жалуются родители. 

– Те, кто учился раньше и им нужно жить в интернате, остались, но из-за того, что новых жильцов не приняли, освободившиеся кровати унесли в подвал, – рассказывает Светлана Коробова.

Денег нет, но вы держитесь

Еще 2 сентября родители попросили директора ГБОУ №1449 провести собрание, на что им сначала, по словам одной из мам, ответили, что это невозможно, а затем все же позвали восемь родителей на встречу с директором и замами.

– Вместо того чтобы обсуждать обучение, перед нами начали отчитываться по финансовым вопросам, хотя нас это интересует меньше всего. Мы сразу предупредили, что будем вести съемку собрания, поэтому у нас есть два часа записи этого финотчета, – рассказывает одна из мам. – Нам почти с порога сказали, что у школы нет средств. Сказали, что школа потратилась на ремонт туалетов. В прошлом учебном году действительно был проведен ремонт в туалетах. Однако все работы заключались в том, что сняли перегородки в кабинках у мальчиков и поставили их в кабинки к девочкам. Говорилось и о затратах на озеленение пришкольного двора... А где это все? 

– Интересная история произошла со специальными книгами для детей, – дополняет историю Светлана Коробова. – Литература стоит очень дорого. Например, учебник по русскому языку для инвалидов по зрению состоит из шести частей, каждая из которых стоит 1,5–2 тысячи, а теперь посчитайте, сколько уйдет на все предметы. Нам удалось выбить льготное финансирование на такие книги. Но когда школа привезла их нам, мы были просто в шоке. Да, все материалы были распечатаны на листах формата А4, но шрифт был самый обыкновенный! Мы возмутились. Наконец-то нам выдали нужные экземпляры, только датировались они 2016 годом. А куда делись деньги на новые учебники? 

Пока чиновники не обращают особого внимания на проблемы родителей и их детей, депутат Госдумы Олег Смолин, который против «механического соединения ребят с разной инвалидностью под одной крышей», пообещал помочь в их беде:

– Несколько лет назад директор интерната для слепых на «Алексеевской» обратился ко мне с просьбой не включать учреждение в комплекс. Мы отправились к Исааку Калине – главе образования столицы, и в результате борьбы интернат переоформили в казенное учреждение. В это же время директор интерната №5 дала согласие включиться в комплекс, – комментирует Смолин. – Ей были даны определенные обещания, но, как известно, «обещать – не значит жениться». Как почти везде, где школы и садики включались в комплексы, началось перераспределение ресурсов, к сожалению, не в пользу детей с инвалидностью. Родителям нужно проявить характер, чтобы у них был шанс. Я готов вместе с ними отправиться к руководителю московского образования представлять их интересы. 

Статистика

Число детей с нарушениями зрения в России растет. Детей – инвалидов по зрению насчитывается порядка 770 тысяч – это больше, чем 6–7 лет назад, такие данные приводили в ОНФ.

Обратная сторона

Департамент образования и науки города Москвы по ситуации в школе №1499 прислал в редакцию свою позицию по данной проблеме. Мы публикуем лишь ту часть, которая имеет отношение к материалу.

«Недавно в соцсетях появилась петиция в адрес Мэра Москвы от некоторых родителей слабовидящих учеников школы №1499. В ней говорится о том, что «выделенных средств из бюджета не хватает на содержание интерната», что не соответствует действительности. Финансирование школы производится в полном объеме, все образовательные программы реализуются, в т. ч. и адаптированные.  Созданы все необходимые условия для обучения детей. Учащиеся обеспечены специальными учебно-методическими материалами.

В петиции также есть претензия, что «дети остались без профильных занятий, таких как «чтение по Брайлю», что не соответствует действительности. Со всеми учениками, которым по показаниям рекомендовано обучение письму и чтению по системе Брайля, занимается отдельный тифлопедагог».

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник» №39-2019 под заголовком «Хотели, как лучше. Вот только кому?».

Рубрика: Общество

Поделитесь статьей:

Колумнисты





^