Новости дня

21 сентября, суббота












20 сентября, пятница

































Чисто служебное самоубийство. Почему полицейские все чаще накладывают на себя руки

02:01, 21 августа 2019
«Собеседник» №31-2019

Эмиль Колмаков транслировал свою смерть в интернет
Эмиль Колмаков транслировал свою смерть в интернет

В начале августа молодой участковый разогнался на своем авто и на скорости врезался в фуру... Случаи суицида среди полицейских происходят практически ежемесячно. Люди на опасной службе гибнут не от рук преступников и не рискуя собой, а добровольно решив свести счеты с жизнью. Почему? 

«Ваш ублюдочный ад»

По классификации «добрый» и «злой» полицейский Эмиль Колмаков, безусловно, добрый. 

– У него всегда была улыбка на все лицо, – говорят про Эмиля коллеги. Односельчане характеризуют его похоже.

Его инстаграм – образец позитива. Встречи с друзьями, походы, спортзал, любимая девушка. Играл на гитаре, ходил на концерты, брал автографы у рок-звезд – жил обычной жизнью 23-летнего парня. 

После окончания школы в селе Кармаскалы и службы в армии Колмаков отучился в Башкирском экономико-юридическом колледже. В октябре 2018 года устроился в полицию, а уже с февраля этого года работал участковым отдела полиции №2 Управления МВД России по городу Уфе. Ни о каком особом призвании друзьям не говорил – просто в полицию всегда открыт набор, платят вовремя и побольше, чем в среднем по региону: 30–40 тысяч против 20. 

Уже в октябре 2018 года Эмиль опубликовал нехарактерный для себя пост под своим же селфи: «Я не хочу иметь ничего общего с вами или с насквозь больным миром, в котором вы живете. Оставьте себе ваш прокаженный урбанистический бордель и ваш ублюдочный ад на земле».

Тем не менее на службе говорят, что не замечали за Эмилем ничего особенного: «характеризовался положительно, взысканий не имел». 

Но 7 августа участковый Колмаков записал свое последнее видео, и оно было страшным. Телефон на приборной панели личной «Лады»-«двенашки» снимает водителя. За рулем – Эмиль, едет молча, кусает губы, в глазах – слезы. Потом добавляет газу, закрывает лицо руками. Удар. Всё. Свою смерть полицейский транслировал для своих подписчиков онлайн. В комментариях после происшествия никто ничего не написал – просто шок. 

Эмиль Колмаков

Полиция до сих пор перебирает версии жуткого дорожного происшествия. На первом месте – самая странная: что участковый не справился с управлением автомобилем. На втором – проблемы в личной жизни. Мол, полицейский переживал то из-за своего романа, то из-за незапланированной беременности подруги. 

– В органах в таких случаях всегда стараются рассматривать любые версии, кроме служебных, – говорит «Собеседнику» председатель Московского межрегионального профсоюза полиции Михаил Пашкин. – На самом деле суицидальные мысли появляются, когда у человека нет цели в жизни, он попал в яму, из которой не может выбраться, и не получает поддержки со стороны руководства, окружающих, семьи. Давление начальства, работа без выходных. Семью не видят, начальство орет. Людей многие начальники считают своими рабами. На этом фоне и в результате депрессии любая проблема может показаться неразрешимой, и люди решаются на крайние меры.

«Наломал много дров»

Эмиль Колмаков снял только бессловесное видео. Его коллега по службе и по несчастной судьбе Юлай Халилов оставил прощальную записку, но и она мало объясняет, почему 33-летний отец троих детей выбрал такой уход от всех проблем. Юлай только один раз за все время службы не выехал на ранний вызов. В это утро его нашли в петле.

– Записка была непонятного содержания и корявым почерком. Сейчас она у следствия, – рассказал «Собеседнику» брат жены погибшего полицейского Рамиль Расулев. – Написал: мол, наломал много дров, очень люблю свою семью, она самое дорогое для меня. 

Юлай Халилов

Тем не менее официальное расследование пришло к выводу, что причиной стали «семейные обстоятельства». А вдову полицейского Юлию весь день продержали в полиции.

– Возможно, огласки этого случая и не было бы, если бы не незаконные действия в отношении моей сестры, – продолжает Рамиль. – Представьте ситуацию: муж пропал, а жену изолируют, лишают свободы, всячески давят и угрожают, оторвали от маленьких детей, которые одни остались дома. На мой взгляд, местное начальство сначала отрапортовало о семейно-бытовых причинах, как у них написано в методичке или требует статистика, а потом вошло в раж и не смогло остановиться. 

Работа, говорят в семье погибшего, ему нравилась. Но выносить ее прессинг становилось все сложнее. 

– Переработки постоянные. Независимо от того, что человек в выходной день находится с семьей, могут позвонить и вытащить. По словам очевидцев, оры, крики, необоснованные претензии – суть работы с подчиненными. Это вам не советская милиция, времена изменились, как в тюрьме. Истинной причины мы не знаем и навряд ли когда-нибудь узнаем. Но по моим предположениям, это связано с нездоровым психологическим климатом в коллективе, ненормальными условиями работы и пренебрежительным отношением руководства к подчиненным. Но с семьей он этими переживаниями не делился, не говорил, унес с собой, – заключает Рамиль. 

Не только родные не верят в «семейную бытовуху» как мотив. На башкирских сайтах новость комментируют как простые граждане, так и, похоже, сами люди в погонах, которые делают это, конечно, анонимно: «Серьезно? Семейные обстоятельства? Теперь это так называется? В системе МВД дурдом, дальше некуда уже... по вине бестолкового руководства, работа на показатели. Сотрудники семьи свои не видят. Уважаемое руководство МВД, прикрываете свое одно место и свои «косяки» семьей погибшего? За теплые места боитесь?» 

«Мотив не установлен»

Официальной статистики нет, но, по разным данным, в России кончают с собой от 50 до 400 полицейских в год. Это больше, чем гибнет «при исполнении». Обычно в таких случаях пишут, что мотив не установлен, или предлагают искать его в семье и личных отношениях. Предсмертные записки, которые могут бросить тень на правоохранительную систему, как подозревают адвокаты, просто исчезают из дела. Нет записки – нет проблемы. 

Между тем именно система, как считают сами сотрудники, часто и создает невыносимые ситуации, из-за которых люди уходят из жизни. В полной полицейской форме, как 47-летний новосибирский участковый Виталий Задорожный. Или с табельным оружием в руках, как у 35-летнего оперуполномоченного из Алтайского края Максима Кудинова. 27-летний челябинский участковый был найден мертвым в своем кабинете. Расследование пришло к выводу, что виновато неосторожное обращение с оружием. 

Виталий Задорожный

– Полицию сократили, а нагрузка осталась такая же. Бумажная работа выросла. Недавно был дикий случай, когда гаишник три дня писал срочные отчеты, а потом просто уснул за рулем и разбился насмерть, – говорит Михаил Пашкин.

Однако проблема не только в количестве полицейских, но и в качестве личного состава. Лидер полицейского профсоюза считает самоубийство слабодушием. Но как люди с неустойчивой психикой попадают в органы? Как при поступлении на службу проходят обязательные собеседование и тест на полиграфе? Кроме того, в каждом подразделении есть штатный психолог.

– Работа полицейского психолога – выявлять такие случаи еще до того, как случилось непоправимое. Он должен знать все о настроениях и проблемах служащих, помогать с ними справляться, – говорит Пашкин. – Но психолог должен быть независимым, а не как у нас – подчиненным тому же самому руководству. Кто будет открываться в такой ситуации и говорить о том, что его на самом деле волнует? Система себя не выдаст. 

Кстати

«Из материалов служебных расследований следует, что в 49% случаев самоубийства в той или иной мере связаны с семейно-бытовыми конфликтами, в том числе вызванными материальными затруднениями. Больше половины (56%) самоубийств совершены в состоянии алкогольного опьянения». 

Учебное пособие «Профилактика самоубийств среди сотрудников ОВД».

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник» №31-2019 под заголовком «Чисто служебное самоубийство».

Поделитесь статьей:


Колумнисты






^