Новости дня

16 июля, вторник









































15 июля, понедельник




Основатель "Врачей без границ": Мы искали приключений и поменять мир, и у нас получилось

13:03, 16 июня 2019
«Собеседник+» №05-2019

Фото в статье: организация «Врачи без границ»
Фото в статье: организация «Врачи без границ»

Уже 48 лет члены международной независимой гуманитарной медицинской организации «Врачи без границ» помогают жертвам вооруженных конфликтов, природных катастроф и тем, кому отказано в медицинской помощи.

«Собеседник+» поговорил с ее основателем, экс-министром Франции по социальным и гуманитарным вопросам Ксавье Эммануэлли, который недавно приезжал в Москву.

Досье

  • Ксавье Эммануэлли родился в Париже в 1938 году. В годы нацистской оккупации его родители укрывали в доме еврейских детей, после войны награждены званием «Праведники народов мира». 
  • Защитил диплом по специальности «реаниматолог-анестезиолог». Работал врачом в больнице при угольной шахте, лечил шахтеров и их семьи. Два года отслужил военным врачом на морском флоте.
  • В 1971 году стал одним из основателей и президентом «Врачей без границ».
  • С 1995 по 1997 год был министром Франции по вопросам оказания экстренной гуманитарной помощи.
  • В 1998 году Ксавье создал международную службу срочной медицинской помощи samu (Samusocial International), президентом которой он является. 
  • SAMU работает сегодня в Бельгии, во многих африканских странах, в Перу, Гайане, Румынии и России. 
  • С 2009 года Эммануэлли входит в управляющий совет организации l’OFPRA, занимающейся во Франции помощью апатридам и беженцам. 

«Границы – в головах»

Как появилась идея «Врачей без границ»?

– Когда я был еще студентом, моей специализацией была борьба с проказой. Я мечтал стать врачом, который ездил бы по всему миру.

Я был не один: со мной были мои друзья, с кем я учился в Высшей школе медицины. Мы не хотели сидеть в кабинетах, как это делали наши родители. С одной стороны, мы искали приключений, с другой – хотели поменять мир. У нас все получилось.

Почему выбрали именно такое название?

– Я помню нашу первую встречу, на которой мы обсуждали: кому именно мы помогаем, где проходит эта «граница»? По линии женщин и детей? По линии гомосексуалистов или еще по какой-то линии?

Тогда у нас было совершенно неправильное впечатление: мы, бедняги, под «границей» подразумевали границы географии. Но на самом деле «граница» проходит только в головах, через умы и восприятие людей. Мы долго шли к пониманию этого.

«Важно облегчить страдания»

Были в вашей практике истории, которые вы не можете забыть?

– Мне тяжело про это вспоминать... Прошло много лет, но у меня захватывает дух до сих пор. Это произошло на границе между Вьетнамом и Камбоджей, в лагере беженцев, где жили женщины, дети. Однажды он попал под ковровую бомбардировку. Мы с врачом Даниэлем Паваром залезли в грузовик, где лежали люди, и старались успеть оказать помощь... Там была одна девочка, ей было примерно как вам – лет 25–27... Она была тяжело ранена в живот, внутренние органы вывалились наружу.

Марш «За выживание Камбоджи» на границе между Камбоджей и Таиландом,
6 февраля 1980 года. Ксавье Эммануэлли – посередине

Я понял, что ничем не могу ей помочь, и побежал заниматься теми ранеными, кого я еще мог спасти. А Даниэль остался: он положил голову девушки себе на колени и стал гладить ее. Павар говорил с ней по-французски, зная, что она не понимает языка. Я разозлился, начал кричать на него что-то типа: «Какого черта ты сидишь здесь, когда надо спасать людей?!» 

Через две минуты Даниэль спустился из грузовика и сообщил, что девушка умерла. Тогда я не понял его поступка. Я много думал о том, почему врач остался с девушкой, которая умирала, вместо того чтобы помогать другим. Но не успел спросить об этом у Даниэля, потому что он сам погиб.

Со временем я понял, что он делал все правильно: Павар психологически помог девочке, которая умирала и которой было очень страшно. Он облегчил ее страдания, а это очень важно в нашей профессии.

Как сделать выбор – кому помогать, а кому нет?

– Помню, на старших курсах университета, когда я был интерном и наблюдал за работой своих учителей в больнице, перед нами встал трудный этический выбор. В конце 60-х – начале 70-х аппараты искусственной почки только-только появились, и их не хватало на всех. С аппаратом пациент будет жить, без него умрет. Как выбрать? Спасти владельца крупного предприятия – тогда что скажут простые рабочие? Спасти того, кто приносит больше пользы и совершает много добрых дел – но как определишь наверняка? Врачи обращались к профессорам этики, спрашивали священников и в итоге нашли решение. Возьмите список фамилий, напишите каждую на листочке, перемешайте в шляпе и выберите имя, которое попадется первым. Эта логика единственная позволяет быть справедливым, когда все остальные варианты несправедливы.

Этический выбор врача связан со страданием и калечит, дорого дается душе. Как реаниматолог, я попадал в ситуации, когда приходилось выбирать самому и быстро. Один аппарат и два пострадавших: молодой парень, но у него очень мало шансов выжить, и пожилой мужчина, но у него есть шанс. Кому помочь? Я выбрал тогда старого человека...

«Врачи без границ» спасают жизни в 70 странах мира

«Быть министром – одинокая позиция»

Почему в 1995 году вы согласились на предложение президента Франции Жака Ширака стать министром по чрезвычайным ситуациям?

– Я сомневался, уходить ли из «Врачей без границ», но решил все-таки идти во власть, так как хотел принести пользу. Прежде всего я понял, как трудно менять привычный уклад. В целом меня приняли хорошо, хотя должен сказать: в правительстве очень сильная конкуренция. Бюджет тебе выделяют крошечный, и за него приходится бороться, отстаивать перед начальством. Отношения хорошие, все тебе улыбаются, но каждый министр – сам по себе. А твои друзья из гражданского общества, НКО, наоборот, начинают смотреть с подозрением – для них ты теперь «оттуда», из власти. То есть это очень одинокая позиция – быть министром, но она быстро учит.

Что вам удалось сделать на посту министра?

– Главными своими победами  считаю принятие Конвенции о запрете производства и распространения противопехотных мин (Оттавский договор) в большинстве стран, а также то, что мне удалось создать единственную в стране горячую линию помощи бездомным. По номеру 115 можно получить временный ночлег, еду, медицинскую и юридическую помощь от некоммерческих организаций. Мы создали сеть центров скорой психологической помощи для людей с посттравматическим синдромом.

С самого начала я инициировал несколько законопроектов по системной помощи отверженным – доступ к лечению, жилью, работе, социальные права. Маленькие шаги, успехи на этом поприще были, но добиться принятия закона мне за два года на посту министра, к сожалению, не удалось. В правительство пришли новые люди, с другими приоритетами...

 

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник+» №05-2019 под заголовком «Главврач без границ».

Поделитесь статьей:


Колумнисты


Читайте также